+7 912 7 99999 0 info@missiya.info
Выбрать страницу

Макс, твой хоккейный путь начинался еще в советское время. Ты должен прекрасно помнить то атмосферное время.
Да, я – «Made in USSR». У нас во дворе была отличная хоккейная коробка, и вообще в Серове, откуда я родом, было много хоккейных команд, которые катались на таких вот дворовых коробках. Где-нибудь в подвале или вагончике подобие раздевалки, и вперед. Этого было вполне достаточно для того, чтобы ребята из соседних дворов приходили, тренировались. Поэтому в то время в Серове был хоккейный бум. Было около 5 команд, самая сильная из них – «Металлург», основанная на градообразующем предприятии. Остальные команды тоже были закреплены за местными организациями. Проводились первенство области и первенство города. Мне довелось поучаствовать в первенстве города в довольно молодом возрасте.

_4DS2261

Обычная коробка
Сами площадку заливали?
Конечно. Как могли, помогали старшим чистить, заливать. Уборка снега скребками была как обязательная часть подготовки к игре.

Как обстояли дела с экипировкой? Приходилось изготавливать самому?
Нет, до такого, конечно, не доходило, но дела с формой были не очень… Она периодически приходила в дворовые команды, но распределялась весьма интересным образом. Она хоть и была советского производства, но новая. Ее просто вываливали в центре раздевалки, и ребята по очереди по принципу старшинства подходили и выбирали себе, что понравилось.

Ну, в принципе, и мне доставалась нормальная хорошая форма. Хватало на пару-тройку сезонов. Если что-то ломалось или рвалось, сами же подшивали капроновыми нитками. Играли до полного износа, как говорится. На экипировку не тратились, да и тратить тогда было особо нечего.

Отец сделал много для того, чтобы ты играл в хоккей?
Отец всегда был и есть мой болельщик, переживает за меня, поддерживает. Я никогда не говорил с ним на тему того, видел ли он меня кем-то еще в будущем, но то, что он привил мне любовь к хоккею – это просто здорово. Отец всегда был жесткий, требовательный, порой даже суровый, но в то же время, и это я сейчас понимаю, мягкий, а с годами вообще подобрел. Самым страшным наказанием в детстве было не пойти на тренировку из-за плохой оценки, поэтому старался в школе успевать. Отец за этим жестко следил. Было время, когда мы по мелочи хулиганили где-то, но у меня всегда в голове все мысли были только о хоккее, и другого пути просто не существовало. Я мог себе позволить провести время в компании, но если у меня тренировка, то я бегу на тренировку.

Насколько была велика роль твоего брата Яна в том, что ты стал хоккеистом?
Конечно, брат был всегда для меня примером. Я старался во многом на него походить. Я смотрел, как играет он, и думал о том, что я очень хочу играть как старший брат. Несмотря на разницу в возрасте почти в 9 лет, он старался опекать меня и помогал мне постоянно. И только когда я вырос, эта возрастная грань стерлась, и мы стали очень близко общаться. Я всегда прислушиваюсь к его советам и рекомендациям. Он всегда останется моим старшим братом.

В наши дни частенько можно наблюдать картину, когда мальчишку привезли на тренировку, но ему это явно не интересно, это интересно его родителям…
Нет, у нас такого не было! Я же говорю, самое страшное наказание – остаться без тренировки. Сейчас у детей есть абсолютно все для занятий хоккеем: клюшки, коньки, что хочешь, огромный выбор. Иди и тренируйся…

И это приводит к результатам – например, в Челябинске и «Тракторе» уделяют своей школе огромное внимание, и в прошедшем сезоне она, где в том числе играет мой племянник, стала второй в России.

tr

Когда ты понял, что хочешь стать хоккеистом и зарабатывать этим ремеслом себе на жизнь?
Наверное, когда заканчивал школу. Меня начали подключать к играм за первую команду в Серове, в «Металлурге», что сильно воодушевило. Тогда и решил твердо, что буду профессиональным спортсменом. Когда в тебя верят и дают играть – это придает очень много сил и эмоций. Хочется доказывать, что тебя не зря поставили в основу. Есть мотивация, адреналин бьет. А когда еще начинает получаться…

Когда стало получаться, то наверняка появился агент? И может ли хоккеист обойтись без услуг хоккейного агента?
В 21 год. Потом он поменялся, и с тех пор я сотрудничаю с постоянным агентом. Его роль в жизни хоккеиста в современных реалиях просто огромна. Это, прежде всего, юридическая поддержка, оценка перспектив развития твоей карьеры и так далее.

Согласен с мнением, что спортивные агенты и букмекеры рулят современным спортом?
Не хочется в это верить (улыбается).

На что потратил первую зарплату?
На кроссовки «Найки», и очень обрадовался покупке, и особенно зарплате (смеется). Было это в году 98-ом или 99-ом… Мне тогда было 17.

У тебя была когда-нибудь возможность съездить на просмотр за океан или в Европу?
Нет, не было. Даже не могу однозначно сказать, почему этого не случилось. Я до 20 лет жил в городе Серове, который на карте-то не всегда найдешь. Для меня по молодости был предел мечтаний попасть хотя бы в нашу лигу. Но каждый игрок в душе мечтает, конечно, попасть в НХЛ. Это самая крутая лига в мире, и с нее все началось, по сути. Я не исключение – тоже мечтал попасть в НХЛ.

А попал в Москву – в ЦСКА, причем, в довольно молодом возрасте. С какими соблазнами столкнулся в столице парень из провинции?
Соблазнов там действительно огромное количество, на любой вкус, но я всегда дружил с головой и с дисциплиной, и у меня всегда была цель, на которой я был максимально сфокусирован. Все, о чем я тогда мечтал – это пробиться в основной состав и проявить себя там. Расти как игрок – была главная задача на тот момент.

Очень удобно было в игровом плане перемещаться по западной конференции: расстояния короткие – больше времени на восстановление. А если играем на Востоке, то, к примеру, прилетаем на Дальний Восток, сыграли, вернулись домой, а в Москве еще вечер только. Не надо было ложиться в 4 или в 5 утра после аэропорта. Мне это очень нравилось!
Москва, конечно, оставила в моем сердце неизгладимое впечатление. Порой с ностальгией вспоминаю те времена. Даже не хотелось уезжать из этого города. Там же как – вышел из дома и растворился как капля в море. Но даже там, бывало, на улице или где-то всегда можно встретить знакомого. А еще Москва – это, конечно, постоянное движение, хоть днем, хоть ночью она не спит, и это всегда привлекало. Это такой город, который влюбляет в себя. Я много гулял по центру, по Тверской улице, в парках. Очень много интересных мест, но самые любимые – это, пожалуй, Тверская и ее окрестности, и Парк Горького.

ABC_2470

Поговорим о тренерах, с которыми ты работал и эмоциях, необходимых в том или ином размере во время игры. Кто из троицы Назаров-Кинэн-Николишин самый импульсивный?
Назаров.

Из тех же, с самым лучшим чувством юмора?
Назаров.

Он уже зарекомендовал себя как состоявшийся специалист, обладающий собственным стилем и не скрывающий эмоций. А ты на его месте старался бы держать многое в себе, как, например, Валерий Белоусов, или мог бы выплеснуть эмоции прилюдно, не стесняясь в выражениях?
Конечно, надо держать эмоции при себе, и я именно так бы и старался делать, просто, наверное, не всегда получалось бы. Точнее, получалось бы редко (смеется). А чтобы как Валерий Константинович держать все в себе – для этого нужно иметь крепкое самообладание.

На льду ты зачастую даже и не стараешься сдерживаться, особенно если партнер ошибается при развитии атаки, ты реагируешь. Одни скажут, надо быть сдержанней, а другие, напротив, одобрят, мол, ему не безразлично. Где та грань, за которую не желательно заходить?
Да, я частенько не сдерживаю эмоции. Стараюсь, но не всегда получается. Просто я переживаю за команду, за результат. Но иногда надо себя контролировать. Вот сейчас у нас команда собирается, где много молодых игроков. Буду для них лидером, своим примером буду показывать свое отношение к хоккею, и от них того же будем ожидать. Конечно, эмоции будут, куда без них, особенно в игре. И иногда повысить голос очень даже не повредит. Но больше, конечно, будет конструктива в подсказках, нежели негатива.

Ты также сможешь помочь адаптироваться новым легионерам «Трактора». Где ты выучил английский?
В школе. Если б знал, что он мне так пригодится, то больше внимания уделил бы этому предмету. У меня хорошее восприятие на слух и память неплохая. В общении слово услышал или в фильме – сразу запоминаю. Я не стесняюсь говорить с ошибками, главное – чтобы меня поняли. Лучше сказать неправильно, чем вообще промолчать. И ребята меня понимают.

Говорят, у тебя с чувством юмора все в порядке.
Да, не жалуюсь (смеется). Вообще, юморить важно в команде. Да и не только в команде. Чувство юмора мне лично помогает жить. Конечно, надо во всем меру знать, но если есть повод пошутить, он будет использован. А вообще был такой игрок Олег Белов, вот кто любил «поморить». У Кузи с чувством юмора все в порядке. Но главное в шутке – это момент. Нужно выбрать правильный момент или ситуацию. Совсем не обязательно шутить постоянно, главное – качественно.

С чем у тебя лично ассоциируется Челябинск?
Скажу, что мне не нравится, когда речь заходит о Челябинске в определенном контексте. Неправильно, что городу создан образ серого и сурового. Челябинск – отличный позитивный город. Мне неприятно, когда над ним подшучивают, или как-то негативно отзываются. Мне здесь абсолютно комфортно живется. Единственное, на что хотелось бы обратить внимание – это разнообразие архитектурных решений. Уж очень много одинаковых зданий в городе.

Существует мнение, что все атлеты в той или иной степени к определенному возрасту набираются знаний, умений и опыта в одинаковом количестве и между собой примерно равны, но истинный талант раскрывается лишь тогда, когда у атлета все в порядке с психикой, чтобы преодолеть этот пресловутый психологический барьер. Согласен?
Конечно. Необходимо иметь стержень, который бы не давал тебе останавливаться и заставлял двигаться вперед. Ведь иногда бывает такое, что бежишь кросс на последнем издыхании, и всякие мысли приходят в голову. Кто-то сдается, а кто-то бежит до конца, потому что надо. Один раз пересилить себя, и потом это будет как обычное дело. Так же и в жизни. Кто-то сворачивает с пути при трудностях, а кто-то идет до упора, не зная, какой будет результат, положительный или не очень. Ты даже не представляешь себе, сколько талантливейших людей осталось вне хоккея. Все есть: катание, руки на месте, поляну видит. А потом одну тренировку пропустил, на вторую опоздал, там девочки, здесь вечеринки, и пропал талант…

Кстати, о женщинах. Какой сейчас у тебя официальный статус?
Свободен (смеется).

_4DS2269

Говорят, ты самый завидный холостяк города.
Не знаю, не знаю, как-то особого внимания со стороны женщин ко мне и нет. Или я не замечаю.

А как относишься к женскому хоккею?
Никак. Это все-таки не то. Я уважаю, что они занимаются этим видом спорта, бегают, голы забивают, но все-таки это не женское дело.

Обратил внимание на большое количество «одинаково сделанных» женщин с неестественными «вставками»?
Да, но мне такие не нравятся. Мне нравится, когда женщина по-своему привлекательна, со своей изюминкой, с подчеркнутой индивидуальностью. А все эти нарощенные части тела меня не привлекают, это неестественно. Я за стиль «натюрэль». Но самое главное, что у нее внутри. Идеальная женщина – это добрая, отзывчивая, уважающая, и чтобы искорка внутри горела, энергичная чтобы была. Очень важно наличие чувства юмора.

Твой идеал красоты и таланта?
Моника Белуччи, без вариантов. Привлекательна и как женщина, и как актриса. И дай бог каждой женщине выглядеть так, как она в своем возрасте. Просто поразительная красота!

Ты много путешествуешь. Почему этим летом решил отправиться в Америку? Ведь долго собирался…
Сначала просто не хотелось, а потом как щелчок – раз, и взял билет. У меня бывает такое. Но путешествие в Америку я планировал заранее, там виза нужна.

А почему в Азии до сих пор не был?
Не представляю пока себя в этой части света. Еда там острая. Хотя, смотришь, как люди знакомые фото с отдыха выкладывают, им вроде нравится. Но я пока не готов так много лететь для того, чтобы отдохнуть. За сезон так налетаешься. Но в то же время долгий перелет в Америку не показался таким утомительным, так как самолет был просторный и с отличным обслуживанием. В Азию лететь примерно столько же, но пока душа не лежит, хотя это может поменяться в раз. Соберусь, допустим, в Индонезию, очень интересная страна.

VG--246

Какими показались тебе США? Оправдались ли твои ожидания от увиденного?
Да, я именно такими себе их и представлял: высокотехнологичная страна, и люди очень общительные. Недалеко от Лас-Вегаса мы посетили место под названием Красная Скала, где к нам подошла женщина лет шестидесяти и так непринужденно начала разговор. Я его с удовольствием поддержал и очень хорошо понимал, что говорила та женщина. Мы долго общались, и мне показалось, что она тоже с интересом общалась с людьми из России. Мне очень понравилось, что люди там более открытые, улыбчивые, извиняются по поводу и без. В общем, я остался доволен от общения с простыми американцами. Когда мы были на Таймс Скуэр в Нью-Йорке, то видели не только полицейских, но и других очень хорошо вооруженных ребят. Там много туристов и уровень безопасности очень высок.

К кому-нибудь из знакомых удалось в гости наведаться?
Нет, по времени не пересеклись, а так можно было и к Жене Дадонову, с которым мы играли вместе в Донецке, съездить, или к Вове Денисову во Флориду, но не получилось.

Зато получилось посетить Канкун, этакий мини-городок для туристов. Удалось увидеть нищету Мексики?
Да, удалось. Мы брали машину и объехали почти весь Канкун, который разделен на зоны побогаче и победнее. Есть территория, где расположены дорогие виллы, и есть зона отелей. Недалеко живут люди, кто обслуживает все эти отели и виллы, а еще дальше, кто не понятно, на что живет, но даже там почти везде идеальные дороги. Мы проехали почти 200 км, и машину ни разу не качнуло.

Есть ли такие места на Земле, куда бы ты не поехал ни при каких обстоятельствах?
Наверное, на Ближний Восток, кроме Эмиратов, разумеется.

Что для тебя путешествия?
Прежде всего – эмоции. На сезон, на всю жизнь. Мне надо везде поездить, посмотреть, слазить. В общем, набраться как можно больше эмоций. Ну и на пляже поваляться, конечно же.

Насколько эмоции важны в твоей жизни?
Очень важны. Я вообще эмоциональный парень. Конечно, эмоции всякие бывают, и я стараюсь быть больше на позитиве. Они влияют на игру. Если ты заряжен позитивными эмоциями, то ты и играешь, как ты на самом деле играешь. Ни о чем не думаешь, кроме игры, все получается. А когда все получается, и эмоций и приятных ощущений становится в разы больше, за которые реально стоит проливать пот и кровь.

Вообще, между прочим, можно сравнить путешествия и хоккей. Хоккей – это своего рода бесконечное путешествие, где каждая игра – отдельное приключение.

КХЛ должна развиваться за пределами России, на твой взгляд?
Да, это интересно. Интересно играть в других странах – там по-другому болеют. Атмосфера на европейских аренах отличается от российской.

IMG_7563

Часто ли ты проводишь время с сыном?
Не так часто, как хотелось бы. Он дарит мне много радости и положительных эмоций, после того, как увижусь с ним. Я вижу, как он растет, чем интересуется. Стараюсь вникать в его интересы. Я не навязываю ему хоккей, он сам выбирает себе занятие. И вообще, я считаю, что ребенок сам должен выбирать, чем ему заниматься и как развиваться, а родители лишь должны помогать. Мой сын не станет хоккеистом, о чем я нисколько не жалею. У ребенка глаза гореть должны в ожидании тренировки, и если этого нет, то ничего не получится. Единственное, что получится, это физические данные и характер, а в остальном нужно огромное желание.

Твои ожидания от предстоящего сезона? Не секрет, что на тебя будет возложена очень важная миссия – в «Тракторе» рассчитывают на тебя как на лидера.
Меня здесь все устраивает, мне нравится, как руководство области, президент клуба Борис Александрович Дубровский интересуется делами «Трактора», нравится, что клуб ни в чем не нуждается. В мае мы договорились с клубом о продлении контракта до 2018 года. Сергей Гомоляко пошел навстречу мне и агенту, теперь мне будет играть в «Тракторе» еще более комфортно.

От предстоящего сезона я жду лишь одного — попадания в плэй-офф. А там нужно максимально проявить себя. Это самое лучшее время в хоккее, как для болельщиков, так и для игроков. Дай бог, чтобы у нас и Анвара Рафаиловича все получилось в новом сезоне. Тем более, что он будет важным для клуба и болельщиков — 70-м в истории.

Самому известному легионеру «Трактора» и твоем приятелю Дерону Куинту – сорок, а он еще играет. Какие у тебя планы в этом смысле?
Играть, пока есть желание, пока есть эмоциональный заряд и силы, а там как бог даст.