Ричард Бах говорил: каждая мечта тебе дается вместе с силами, необходимыми для ее осуществления. Но если мечта маленького человека – это просто жизнь, сколько усилий нужно? Недавно я беседовала с Андреем Шимко, который рассказал удивительную историю о маленьких героях, жизнь которых зависит
от каждого из нас.

img_4679

Андрей, когда я увидела ваши фото с ребятами, мне показалось, что вы старые добрые друзья, встретившиеся после долгой разлуки.
(Улыбается). Наверное, так оно и есть. Я захотел рассказать эти истории, чтобы мы немного задумались об истинных ценностях. Мы живем в век высоких технологий, и многие стараются выставить свою жизнь напоказ. Это все печально, но благодаря социальным сетям у меня появились новые маленькие друзья. Хотя если учесть то, что они пережили, это по-настоящему «взрослые» друзья. Диму я случайно увидел в Instagram: они с мамой были в это время в больнице на лечении и ходили на концерт «Уральских пельменей». Дима никого не просил о помощи. Такой настоящий мужичок, слез не показывает. Я начал с ним общаться, попросил телефон мамы и связался с ней. Деньги в тот момент в больших количествах им были не нужны, а моральная поддержка оказалась своевременна.

Как давно Дима заболел?
В ноябре 2014 года. Никак не могли вылечить простуду, врачи посоветовали обратиться к гематологу, и тут диагноз грянул как гром средь ясного неба. Острый лимфобластный лейкоз – рак крови. Вместе с мамой Ольгой Дима пробыл в московской больнице восемь месяцев. Когда мы с Димкой впервые встретились в Москве, мне хотелось сделать первую встречу памятной для него. В тот момент открылся после реконструкции Детский мир – идеальное место. Странно было видеть, что люди негативно и даже с некоторой брезгливостью реагируют на лысых детей в маске, хотя всем известно, что воздушно-капельным путем эта болезнь не передается. Когда я ловил эти негативные взгляды, становилось грустно за наше общество. Таким детям нужна поддержка, а не осуждение.

Насколько я знаю, вы помогли родителям Димы перед трансплантацией?
15 июля 2015 года им сообщили, что нужна срочная пересадка костного мозга. Ольга, мама Димы, была против операции в России. Я понимаю ее, ведь здесь только один шанс, и нет права на ошибку. Мы начали поиск больницы в Германии, а мои бывшие одноклассницы Аня Мальцева и Мария Ладушина сделали перевод документов на немецкий язык. Ответ пришел, но сумма была неподъемная – 450 000 евро. Сбор средств начали буквально всем миром –на просьбу помочь Диме откликнулись люди из самых разных регионов, в том числе родной город Димы Орел. Но несмотря на все старания сумма собиралась тяжело. Тогда им предложили пройти обследование в турецкой клинике Аджибадем, в Стамбуле. Там было намного дешевле – 100 тысяч долларов. Ольга решила воспользоваться этим шансом, и все получилось. Операция прошла успешно, донором стал старший брат Димы – Владислав. Сейчас парень живет как обычный тринадцатилетний ребенок: ходит в школу, гуляет с друзьями. Правда, есть некоторые запреты, но по сравнению с тем, через что он прошел – это мелочи.

_4ds6669

Дети испытывают страх в таких ситуациях?
Дети в этом плане намного сильнее взрослых. Через Диму я познакомился с трехлетним Русланчиком. Диагноз – нейробластома 4 стадии с множественными метастазами. Прогноз был неутешительный, но в Москве, в Российсикой десткой клиничсекой больнице, ему провели уникальную операцию – удалили 85% опухоли. Пару месяцев назад мы виделись, и я очень порадовался за Русланчика – мальчик активный, как и все обычные дети — бегает, прыгает, играет.

Главное не сдаваться?
Не сдаваться и верить в лучшее. Знаете, чем я был удивлен больше всего? Что в больнице детям в открытую говорят, какие у них шансы на жизнь. На самом деле шансов всегда больше. Каждый новый день – это новый шанс.

А какие у детей самые заветные мечты?
Дети хотят увидеть мир другим, побывать там, где ни разу не были. Я помогаю еще одному ребенку – с Рафом, мы знакомы уже несколько лет, к сожалению, заочно, надеюсь, скоро увидимся. У него редкая генетическая болезнь – мышечная дистрофия Дюшенна (МДД). Средняя продолжительность жизни этих больных в России – 22 года, но это лишь статистика. В Европе пациенты с таким диагнозом часто доживают и до 40. Главной мечтой Рафа была самая высокая башня в мире – Бурдж-Халифа в Дубае, и эта мечта сбылась. Если интресно, посмотрите на YouTobe фильм «Раф на вершине мира».

Государство оказывает поддержку детям с мышечной дистрофией?
К сожалению, нет. Сегодня в России существует Фонд «МойМио», одной из его основателей является Елена Шепард – мама Рафаэля. Это единственная организация, которая оказывает помощь детям с МДД. И вот тут самое время собраться с мужеством, чтобы изменить то, что мы в силах изменить. Потому что только своим вниманием и любовью мы можем сделать счастливой жизнь человека. Так давайте не будем проходить мимо людей, которые нуждаются в помощи! Я благодарен своей семье — супруге Ольге и детям — за то, что они поддерживают меня в благотворительных делах. Хочу, чтобы мои дети выросли с четким пониманием жизненных приоритетов. Как говорил Стив Джобс: «Для меня не важно стать самым богатым человеком на кладбище. Ложиться спать и думать, что сегодня ты совершил настоящее чудо, – вот что для меня важно».

rafael