+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Говоря об октябрьской революции 1917 года, чаще всего вспоминаются исключительно политические события, изменившие ход истории страны. Гражданская война, большевики и их союзники левые эсеры, поддержанные некоторыми национальными организациями, новая власть. Масштаб переворота, произошедшего в то время в стране, действительно глобален, но сегодня мы решили взглянуть на него с другой точки зрения. С точки зрения моды, которая получила новую жизнь в послереволюционные годы.

2-kozhanka-zhenskaya

Октябрьская революция уничтожила классовое неравенство в России, что не могло обойти стороной моду. Формирование нового общества незамедлительно отразилось на внешности людей. Так простая на первый взгляд одежда порой давала самые неординарные сочетания. К примеру, в 1917 году очень модными были высокие женские ботинки из серой замши или прюнеля с черными лаковыми носками и каблуками. Они в свою очередь побудили мастеров швейного дела к изобретению высоких гетр для женщин. В период октябрьской революции в моду вошли длинные трикотажные жакеты с поясом и большими карманами, которые повсеместно носила интеллигенция.

Однако одним из самых ярких периодов новой советской моды стали 20–е годы. Именно в это время жителям советских городов представилась уникальная возможность пополнить свой гардероб. В разоренной революцией и войной стране после голода и разрухи внезапно воцарилось изобилие благодаря введению новой экономической политики. Уставшие от военного коммунизма граждане создали в новой России модные фетиши красивой жизни: костюм цвета маренго, фетровые боты, коверкотовые и шевиотовые пальто, котиковые манто, каракулевые саке, беличьи шубки, чулки со стрелкой и прочие роскоши. Частные предприниматели начали завозить в Россию одежду из Европы. В дорогие модные импортные вещи одевались прежде всего «нэпманы» и семьи высокопоставленных функционеров, а также известные люди, любимчики советской власти.

В эпоху НЭПа советские модницы подражали кинозвездам немого кино, считая их воплощением красоты и вкуса. Эталоном стиля 20-х годов стали Ольга Жизнева, Вероника Бужинская, Вера Малиновская и Анель Судакевич. В своем имидже актрисы нередко копировали западных кинозвезд. У российских модниц 20-х годов были те же идеалы, что у женщин во всем мире – худая фигура, позволяющая носить платья с заниженной талией длиной до колен. Модным трендом тех времен стали нити жемчуга, обернутые вокруг шеи, высокие ботинки на шнуровке, меховые горжетки из лисы или песца и каракулевые жакеты.

Европейское веяние моды не обошло стороной и мужчин. В 20-е годы в мужском наряде шиком считались ботинки «джимми» и брюки «оксфорд» – короткие и узкие. Популярны трендом стали замшевые гамаши, надевавшиеся на мужские ботинки, френчи, брюки-галифе и сапоги-краги. Впервые в мужском гардеробе появились куртки из бобрика, верхняя одежда из тяжелых и плотных тканей – габардина, чесучи, коверкота. Особой роскошью считались мужские кожаные ботинки с тупыми носками или, как их называли, «бульдоги». Очень распространенной одеждой 20-х и начала 30-х годов были мужские полотняные брюки и белые парусиновые туфли.

Несмотря на внешнее изобилие выбора одежды большая часть страны в то время находилась за чертой бедности, а потому позволить себе модные и качественные вещи могли далеко не все. Но советские модницы не унывали – наряды изобретались из подручных средств – в ход шли портьеры и занавески, постельное и столовое белье, даже скатерти и покрывала. Среди дешевых мехов того времени самым распространенным был крашеный кролик. Однако в 20-е годы в России индивидуальность не приветствовалась, поэтому и кролик совсем скоро был объявлен признаком буржуазности. Простую труженицу чаще всего можно было увидеть в холодное время года в стеганом пальто на вате.

Швейная промышленность, практически полностью разрушенная в период Октябрьской революции, в 1920-е годы начала выстраиваться заново.

gloriaswanson51-775x1024

В 1923 году был создан «Центр по становлению нового советского костюма», позже переименованный в «Ателье мод». Новому центру моды были переданы конфискованные материалы, владельцы которых бежали за границу во время революции. Так в распоряжение ателье попали парча, бархат и шелк.

Если говорить о советском дизайне 20-х годов, наиболее популярной в то время стала тема «производственного костюма» для пилотов, пожарных, строителей и продавцов. Художник Густав Клуцис разработал костюм шахтера с лампой на шлеме и сигнальным поясом, на котором расположилась клавиатура из кнопок. Одежда становилась своего рода микросредой человека, а сырьем служили холст, полотно, бязь, ситец, сукно, байка, бумазея и грубая шерсть. Собственную теорию костюма пытались разработать мастера и идеологи московского Института художественной культуры, существовавшего с 1920 по 1924 годы: Варвара Степанова, Борис Арватов, Александр Родченко, Алексей Ган. Разработкой производственной одежды занимались и первые советские модельеры, в числе которых была Надежда Ламанова и художники-авангардисты, работающие в таких направлениях как конструктивизм и супрематизм – Александра Экстер, Виктор Татлин, Каземир Малевич. Главную задачу советские авангардисты видели в создании простых и «социально-технически целесообразных» форм, построенных вне традиций моды.

Однако новые художественные идеи неожиданно для всех начали проникать в мир моды. Так супрематические орнаменты на свитерах и шарфах, которые вывязывала мать художника Каземира Малевича, находили спрос, равно как и эскизы рисунков Ламановой в стиле кубизма или супрематизма. Основным методом проектирования функциональной одежды становилось определение структуры костюма, а его профессиональная принадлежность выявлялась через его конструкцию и специфические технические устройства. Профессиональный костюм должен быть не просто элементом одежды, а в большей степени – инструментом в работе. Художники-новаторы намеренно отказывались от применения декоративных украшений, считая, что сама технология массового производства одежды обладает безграничными художественными возможностями.

moda20

Однако техническая направленность и простота не стали помехой в создании художественных узоров. С сохранением традиционных цветочных рисунков художники-текстильщики одну за другой создают и новые идеи. Так дизайнер-конструктивист Варвара Степанова активно занималась разработками рисунков для тканей и моделированием нового типа одежды для граждан социалистического государства.

Степанова мечтала о создании тканей, основанных на узоре переплетения нитей и совмещенных с графическим орнаментом, и активно воплощала свои идеи, работая на Первой Московской ситцевой фабрике.

В 1920-е годы впервые в истории СССР были устранены социальные различия в костюме. В конце десятилетия велось множество дискуссий о переустройстве быта советского человека, в частности, активно затрагивался и вопрос о том, каким должен быть костюм комсомольца и коммуниста. Проблема формирования стиля советской моды к началу 1930-х годов стала одной из центральных тем, активно обсуждаемых на страницах печатных изданий и театральных сценах, где нередко можно было увидеть экспериментальные проекты повседневной и рабочей одежды советского человека.