+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Среди специалистов в гуманитарной сфере давно сложилось общепризнанное мнение о том, что начало нового века и цикла развития общества не всегда синхронно совпадает с хронологическим началом нового столетия. Никто не будет оспаривать тот факт, что по-настоящему ХХ век начался не в 1900 и даже в 1901 году, а лишь в августе 1914 с первыми залпами Первой Мировой Войны, которая перемолола до не узнаваемости не только судьбы многих миллионов людей, но и вместе с ними разрушила большинство сложившихся до нее форм общественных отношений, породив при этом множество новых, которые, собственно, и определили облик XX столетия.

Сейчас можно смело утверждать, что уходящий 2016 год является началом большого временного водораздела, и вместе с ним в скором времени уйдет и ХХ век. В уходящем году не малое количество самых разнообразных событий в различных частях света явились доказательством того, что мир стоит на пороге невероятных перемен.

Европа: Brexit или Выход Великобритании из Европейского союза

Первый день 2017 года Туманный Альбион встретит не только с правительством во главе с Терезой Мэй – женщина премьер-министр уже имела место в английской истории – а вот наличие и активная работа в составе английского правительства министерства по выходу из ЕС – явление уникальное. Итоги британского референдума 23 июня 2016 всколыхнули информационное пространство Европы в несколько раз сильней, чем все вместе взятые террористические атаки исламских радикалов. Для Брюсселя это стало настоящей трагедией, ведь более чем полувековой вектор развития европейского мира был перечеркнут в одночасье. Европа без границ, с единым гражданством, законами и валютой так и остались мечтой идеалистов. Простой английский обыватель в большинстве своем четко сказал, что ему гораздо ближе и актуальней вопросы развития образования, здравоохранения, трудоустройства и борьбы с преступностью на родном острове, чем решение проблемы ранних браков и повальной наркомании среди румынских цыган. Англичане справедливо рассудили о том, что гораздо лучше тратить собственные ресурсы на развитие своей страны, а не на какие-то чужие страны ради эфемерной общеевропейской солидарности.

Поэтому ЕС со всей своей навязчивой идеологией и бюрократией, устанавливающей, к примеру, одинаковую для всех стран-членов длину огурцов, допустимых для продажи, был отправлен в далекое пешее путешествие. Ведущие деятели искусства и местные воротилы бизнеса как один ратовали за сохранение членства в европейском союзе, однако большинство простых жителей обозначили вполне четкую позицию. Суть ее в том, что если корпорация выросла в Англии и здесь стала всемерно известным брендом, то преступно с ее стороны будет заработанные на Родине деньги инвестировать в иные страны, лишая соотечественников достатка и рабочих мест. Не лучше ли перетерпеть временные трудности развода с Европой, чем навсегда стать ее захолустьем, о чем в период подготовки к референдуму красноречиво заявил Тони Парсонс, журналист и писатель, привлекший в 70-е годы внимание солидной общественности к новому тогда жанру панк-рока: «Не позволяйте им говорить, что британцы – это не гордая и не независимая нация. Не ведитесь на их вонючую культуру страха. Обнимите большой прекрасный мир. Не будьте маленькими европейцами. Просто скажите „нет“.

США: Результаты президентских выборов – победа Дональда Трампа

За выборами в Америке традиционно следят не только сами американцы, но и весь остальной мир. Политическая обстановка в самой богатой и влиятельной стране мира вольно или невольно отражается во всех прочих его уголках. Результаты этих выборов, в итог которых до последнего не верил даже сам их триумфатор, весьма показательны, поскольку они тоже сломали устаявшуюся тенденцию как в американской, так и в общемировой политике. Это тенденция о том, что в результате будничных демократических процедур к власти приходят не люди, отображающие чаяния широких слоев общества, не люди с невероятной харизмой, а серые функционеры, определяемые узким кругом истеблишмента, это те, кто взвешивает каждое свое слово и жест, те, чьи семьи десятилетиями стояли рядом со штурвалом государственной машины. Глядя на чету Бушей, американцы, казалось бы, давно уже свыклись с тем, что если ваш отец был президентом, то и вы с легкостью окажитесь в его кресле, несмотря на отсутствие способностей и банальной эрудиции. Муж Хилари Клинтон уже был президентом, и ничего не должно было помешать его жене занять этот пост, если она вдруг пожелает этого. А если где-то на горизонте и появится конкурент, то с ним с легкостью расправится медийный аппарат. Сотни газет и журналов, десятки теле-каналов в режиме 24 на 7 будут лить в уши избирателю чернуху о противнике и мазать его самыми черными красками. Собственно так и мочили Трампа: всем журналистским скопом, один в один как когда-то в 1996 году у нас давили противников Ельцина «голосуй или проиграешь». Трампа давили информационным катком так, что от него отвернулось руководство собственной партии. Но не тут то было.

Оказалось, что в эпоху высокоскоростного мобильного интернета контролировать информационное пространство невозможно в принципе. Фотожабы в социальных сетях оказались в десятки раз эффективнее, чем красочные агитационные ролики или ток-шоу в прямом эфире по телевизору. Пластмассовыми улыбками больше невозможно компенсировать отсутствие природной харизмы, как и невозможно объяснить, зачем ради выгоды транс-национальных корпораций простому парню из Аризоны или Алабамы возвращаться домой без ноги из Ирака, Афганистана или Украины? Собственно к таким простым парням и обратился Дональд Трамп в своей стране. Зачем Америке вкладывать миллиарды в оружие для стран Прибалтики или Польши, не лучше ли эти средства пустить на улучшение среды у себя дома? Изменилась сама природа избрания лидеров Запада. Элита теряет рычаги влияния на ход избирательного процесса, о чем после оглашения итогов президентских выборов предельно ясно заявил  режиссер Сет Макфарлейн: «Некоторые не любят Буша. Некоторые не любят Обаму, – Но сейчас все по-другому. Забудьте о неприязни. Многие по-настоящему боятся. Такого еще не было».

Азия: Неудавшийся военный переворот в Турции

То, что произошло в этой азиатской стране в ночь на 15-16 июля, стало еще одним наглядным примером надлома устоявшихся схем управления обществом. С самого начала создания Турецкой республики на обломках Османской империи в 1923 году под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка ведущую роль в управлении страной взяли на себя военные – единственная социальная группа в турецком обществе, на тот момент получившая европейское образование и рациональное научное мировоззрение. Эти люди, будучи патриотами, понимали, что главной причиной отсталости их страны, приведшей некогда могучих турецких султанов к бесконечной череде позорных поражений, является засилье религиозной архаики в турецком обществе. Уж слишком сильно нормы шариата шли в разночтении с реалиями общества индустриального модерна. Получив власть, они железной рукой принялись бороться с религиозным мракобесием. Самый первый шаг на этом пути сделал Ататюрк, сняв традиционный хиджаб со своей жены, а также законодательно запретивший ношение паранджи в общественных местах для всех женщин, кроме проституток, чье ремесло в рамках той же политики было легализовано в Турции, ставшей первой страной в Азии, которая вывела из тени данный вид бизнеса. Ислам был отлучен от государства, турецкие законы копировали слово в слово лучшие нормативные акты западных государств. Последовательно военными проводилась политика европеизации страны, которая была продолжена и после смерти Ататюрка в 1938 году. Постепенно в рамках все той же политики вестернизации, армия в Турции отходила от непосредственного управления страной, передавая власть в руки планомерно создаваемых демократических институтов. Однако армия оставляла за собой право вмешиваться в политические процессы страны, если становилось очевидным, что их развитие проходит не в заданном Ататюрком направлении. Неоднократно в 1960, 1971, 1980, 1997 годы армейские части выходили за пределы своего расположения, занимали важнейшие правительственные центры и отстраняли от власти гражданских лидеров, вздумавших повернуть назад к шариату. Попутно солдаты палками сбивали с голов прохожих чалмы, тюрбаны, фески и прочую восточную и религиозную атрибутику. Общество запоминало полученный урок, и страна продолжала намеченное основателем республики движение по столбовой дороге цивилизации западного мира. Казалось бы, данная политика имела успех: крупные турецкие города стали напоминать современные мегаполисы, турецкие курорты начали принимать туристов со всей Европы, и рано или поздно Европарламент все же одобрил бы поданную Турцией заявку на членство в ЕС.

Но все это великолепие прошло мимо азиатской турецкой глубинки. Течение и уклад жизни в турецкой провинции мало чем отличался от того, что был до прихода к власти Ататюрка. Там образ жизни крупных городов причудлив и непонятен. Получив поддержку жителей этой местности, то есть большей части населения страны, начал строить свою политику Реджеп Тайип Эрдоган. Занявший в 2003 году пост главы правительства, он последовательно осуществлял курс на реисламизацию Турции, в частности надел на свою жену хиджаб и вновь разрешил носить его всем женщинам. Последовательно он проводил политику наступления на демократические институты, ограничивал свободу СМИ, расширял границы личных полномочий, и все это под авации турецкой деревни. В 2014 году Эрдоган переписал конституцию и занял пост президента, получив тем самым неограниченные диктаторские полномочия, имея рейтинг поддержки под 70%.

Михаил Фрибен,
технический директор Уральского информационно-аналитического центра:
«В Турции исторически играли значительную роль военные – они выполняли функцию защиты от радикальной исламизации общества. Но в Турции Эрдоган после прихода к власти начал ограничения, а иногда и прямые репрессии против высших офицеров, показав, что планирует вести страну курсом, отличным от светского – кстати, отходя от заветов и основателя нынешней Республики – Ататюрка. Поэтому очевидно, что когда он провел первые закручивания гаек против армейской верхушки, одновременно начался и обратный отчет до военного переворота. После этого все действия Реджепа Тейипа либо приближали этот „час икс“, либо отдаляли его. Но всегда на любые его поступки военные смотрели следующим образом: будем ли мы его смещать скоро – или очень скоро».
Эти действия стали последней каплей для высших армейских чинов. Войска вновь заняли крупнейшие города, готовясь отстранить от власти руководство страны. Но тут случилось неожиданное: с каждого минарета, каждой мечети верующих муэдзины начали призывать не к молитве, а приказывали преградить движение армейским колоннам. Четкий сценарий захвата власти армией начал давать сбой. Потеряв время, воспитанное по-европейски армейское командование не решилось отдать приказ частям открыть огонь по собственному народу, в ответ же, видя нерешительность военных, фанатичные гражданские устроили настоящую азиатскую резню.
Турки прилюдно избивают пленных, своих же солдат, и даже не понимают, а что здесь такого? Когда во время совместных действий против французов на Корфу Ушаков запретил туркам мучить пленных, их недоумению не было предела: «А зачем тогда все?» Прошло двести лет, но ничего не изменилось. И не могло измениться. Это культура, генетика.
Выступления провалились. Эрдоган получил поистине монаршие полномочия, возвратил смертную казнь и начал массовые чистки несогласных. Если кому интересно узнать, как вживую выглядел 1937 год, то можно взглянуть на нынешнею Турцию. Тысячи чиновников, судей, учителей, журналистов отстраняются от работы и получают различные сроки, даже не за прямое участие в неудавшемся перевороте или за публичную его поддержку, – нет, они осуждены за отсутствие с их стороны публичных высказываний в поддержку действующего режима. Долгие попытки планомерной европеизации Турции на наших глаза потерпели полный провал. Вместе с ними фиаско терпит и тезис о возможности меньшинства управлять волей большинства.