Михаил Смирнов, директор группы компаний «Элефант» – о взрослых поступках, любви за деньги, страхах и старости

На что приятно тратить деньги?
На впечатления, на расширение возможностей. На то, что отодвигает горизонты.

Можно ли купить любовь?
Нет, конечно. Плоскости разные, деньги и чувства никогда не пересекаются. Вот пример. У меня в компании работает замечательный водитель. Он живет с семьей в полуторке, где-то в Ленинском районе. У него взрослые дети. Я смотрю на их отношения – люди в состоянии абсолютного счастья. Потому что находят положительные эмоции в простых вещах.

Что заставляет вас злиться?
Любая негармоничная ситуация. Бесит все, что выглядит неуместно. Вот сегодня, например, поведение какого–то чудака на дороге. У меня масса раздражителей. Но я спокойно на это реагирую. Вот если меня перестанет что-то заводить, тогда случится беда.

Хотели вы бы что-то изменить в своей жизни?
Мне все время хочется отмотать жизнь. Не изменить, а именно пересмотреть события. Понять, почему люди поступили именно так, а не иначе. Однажды один умный человек сказал, что ничего не бывает завтра. Я по этому принципу живу, хоть и бессознательно.

Социолог Ричард Флорида в своем бестселлере «Креативный класс» утверждал, что капитал и технологии перемещаются туда, где много талантливых людей. Будет ли когда-нибудь Челябинск центром притяжения?
Нет, никогда! Челябинск изменил себе. Причем в очень некрасивой манере. Он потерял харизму и энергетику. Когда-то даже выпускнику столичного вуза распределиться в Челябинск считалось большой удачей. Но город, как человек, здесь все органы связаны. Сейчас можно привозить любых спецов. Они будут лечить разные болезни. Но все настолько поздно и бесполезно! У Попова (директор 31-го физико-математического лицея – прим. Ред.) из последнего выпуска остались в Челябинске два человека! Ну, это все. Занавес.

Говорят, что в застой люди занимаются осмыслением?
А еще говорят, что кризис – это новые возможности. Короче, всякую ерунду. Я считаю, что кризис – это как осень. Она есть, ее можно анализировать. Но глубокомысленных выводов не получится.

Когда вы приняли самое первое взрослое решение?
Я в очень комфортной обстановке жил, даже уехал в другой город учиться без особой «ломки», это было даже не мое решение. Пожалуй, взрослость произошла намного позже, в армии…

Вам нравится наблюдать за тем, как взрослеют ваши дети?
Мне не удается это сделать. Это какие-то рывки – бах, бах! Я очень непоследовательный отец. Мне нравится выхватывать из процесса только приятное. В этом смысле я – эгоист.

Когда наступает старость?
Абсолютно индивидуальная история. Случается, люди «перегорели» еще в молодости и угасли. Но есть те, которым за 60, а у них глаза горят. Великий авиаконструкор Туполев до 73 лет работал, ходить уже не мог, а все творил в своем КБ. Показатель старости – пропавший интерес к жизни. Разве как-то иначе?