Интервью с писателем Анатолием Шалагиным о его книге про знаменитых разведчиков-нелегалов из Челябинской области.

Вы знаете, что в Челябинске есть Площадь чекистов? Место не зашифровано и не засекречено, и вообще находится в самом центре города – на Алом поле. История ее появления такова. Два года назад, к 70-летию Великой Победы, возле Дворца пионеров и школьников был установлен памятник Исхаку Ахмерову – разведчику, руководителю советской резидентуры в Америке, уроженцу Троицка. И хотя в бронзе воплощен образ конкретного человека, по сути, памятник стал посвящением всем «бойцам невидимого фронта». Депутаты городской думы закрепили статус официально, и место получило название «Площадь разведчиков». Здесь мы и встретились с автором книги «И сим горжусь» Анатолием Шалагиным.
– История отечественных спецслужб начинается не с 1917 года, как считают многие, – рассказывает мой собеседник. – Разведка зарождалась и развивалась вместе с государством. Сотрудничеством с ней гордились Александр Грибоедов, Ян Виткевич, Иван Тургенев, Николай Гумилев… Они не отождествляли разведку с чем-то постыдным и, скажем так, непристойным. Они понимали, что служат родине.

Операция «Синдикат»
Анатолий Владимирович, благодаря памятнику челябинцы узнали об Исхаке Ахмерове. А какие еще имена открываются читателям вашей книги?
Прежде всего, имя Станислава Мартыновича Глинского. Он родился в Варшаве в семье железнодорожника. Его отец, социал-демократ, в 1906 году был сослан с семьей в Сибирь. Сын пошел по революционным стопам, вступил в подпольную организацию РСДРП и в 16 лет уехал от родителей. Так оказался в Челябинске, где встретил Октябрьскую революцию. Когда началась гражданская война, Станислав Глинский добровольцем ушел в Красную армию и служил в Уральском полку во фронтовой разведке. Бывал в тылу у «белых». В 25 лет стал военкомом Троицка. Там он знакомится с комиссаром госбезопасности Терентием Дерибасом, который сыграл важную роль в его судьбе. Именно Дерибас рекомендовал молодого чекиста в разведку, а потом забрал с собой в Москву.
Станислав Глинский принимал участие в спецоперации «Синдикат» – о ней сняты фильмы, написаны книги, но имени Глинского в них не встретишь. Между тем, он обеспечивал переход границы лидеру партии эсеров Борису Савенкову. Итогом операции стал разгром террористического подполья, на счету которого были нападения на советских послов и дипкурьеров.

В 1924 году – новая громкая история – операция «Трест», тоже хорошо известная по знаменитому художественному фильму. Станислав Глинский сыграл роль живой наживки: именно он передавал фотографии нашим врагам, подтверждавшие существование монархического подполья в СССР, в том числе из Челябинска и Троицка. Монархический Союз реально существовал, только был под контролем чекистов. В 30-х годах Глинского переводят на службу в Европу. Тогда уже стало понятно, что война будет и к ней нужно готовиться. Глинскому удалось внедрить в окружение Гитлера, который только пришел к власти, двух агентов. Они довольно долго работали на СССР. В 1937 году участвовал в разгроме русского общевоинского союза – организация насчитывала 20 тысяч бойцов и вела подготовку к походу на Советскую Россию. За это Станислав Глинский получает свой второй орден Красного Знамени (первый – за операцию «Синдикат» – прим. Ред.), становится старшим майором госбезопасности, что приравнивается к нынешнему званию генерал-майора. Казалось, что его ждет большое будущее, но… В том же расстрельном для нашей истории 37-ом году Ежов вызывает Глинского из-за границы, якобы на консультацию в Москву. Его тут же арестовывают, обвиняют в сотрудничестве с польской разведкой и расстреливают. Реабилитирован Станислав Мартынович был только в 1956 году. Трагически оборвалась и жизнь его жены – Анны Глинской. Уроженка поселка Нижнеувельский в 15 лет добровольно вступила в Красную Армию, тоже занималась разведкой. В Челябинске была арестована колчаковцами. Ее пытали, приговорили к расстрелу. От верной гибели спас будущий муж – Станислав Глинский. Когда Станислава Глинского арестовали, ее, как члена семьи изменника родины, сослали на 10 лет в лагеря. Выйдя на свободу, Анна Глинская пыталась восстановить честное имя мужа. За это ее вновь арестовали и отправили в Воркуту. По дороге на зону она умирает, место захоронения Анны Викторовны Глинской до сих пор неизвестно.

Подвиг разведчика
Кто же не знает о подвигах Героя Советского Союза, разведчика Николая Кузнецова, который ликвидировал дюжину гитлеровских военачальников, сообщил о наступлении вермахта на Курском выступе, передал информацию о подготовке покушения на лидеров «Большой тройки» в Тегеране… В Екатеринбурге он стал почетным гражданином города. Он тоже уралец?
Действительно, свердловчане считают Николая Ивановича Кузнецова своим героем. Но справедливости ради отмечу, что родился он в Талицком районе, который до начала 40-х годов входил в состав Челябинской области. Поэтому Николая Ивановича можно и нужно считать и нашим земляком. Даже в фальшивом паспорте, с которым Кузнецов жил и работал в свою бытность секретного сотрудника НКВД, написано, что он родился в Челябинской области. О нем много написано книг и снято кинофильмов, но в них на первом плане – диверсионная деятельность. Вспомним хотя бы знаменитую картину с Петром Кадочниковым «Подвиг разведчика». Все, конечно, пафосно и увлекательно. Но в тени осталась работа Кузнецова как контрразведчика.

Какие страницы биографии заслуживают отдельного рассказа?
Не секрет, что Урал с его промышленным потенциалом всегда интересовал спецслужбы других стран. В 30-е годы Кузнецова пригласили работать в органы – он становится секретным сотрудником, выявляет агентов иностранных разведок. Кузнецов отлично знает языки, много общается с немцами, которые живут на Урале. Кстати, оперативный его псевдоним в то время – «Колонист».

В 1940 году Николая Кузнецова переводят в Москву, где он начинает заниматься разработкой немецкой агентуры в столице. Буквально за год Кузнецовым и его коллегами рассекречено порядка двадцати агентов абвера и гестапо.
Когда началась Отечественная война, Николая Кузнецова переводят в четвертое управление, которое занималось разведывательно-диверсионной деятельностью на оккупированной территории. Именно здесь он становится тем известным по фильмам обер-лейтенантом Паулем Зибертом. Документы ему сделали на Лубянке такого высочайшего качества, что он много раз проходил проверки патрулей, и никто не заподозрил, что это подделка.

Заслуга Кузнецова состоит в том, что именно он сообщил о сверхсекретном объекте «Вервольф» – ставке Гитлера на оккупированной территории. Именно он первым отправил в центр информацию о готовящемся покушении на лидеров антигитлеровской коалиции. На его счету – приговор десяткам «матерых нацистских преступников», как бы их назвали на Нюрнбергском процессе. Но возмездие, благодаря советскому разведчику, настигло их гораздо раньше. Погиб Николай Кузнецов в ночь на 9 марта 1944 года в бою с украинскими националистами, когда вместе со своей группой пытался перейти линию фронта. Посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза. Он стал первым сотрудником советской внешней разведки, удостоенный Звезды Героя. Николаю Ивановичу установлено два памятника в Челябинске – у школ №188 и №128. Именем Кузнецова названа малая планета и горная вершина. Но самое символичное и необычное – посаженный в 70-е годы под Пермью лесной массив в форме фамилии героя. Там когда-то работал будущий разведчик. И сегодня с борта самолета можно увидеть и прочитать имя «Кузнецов».

Как «Снег» на голову
В чем значимость подвига Исхака Ахмерова?
Для разведки Ахмеров – личность легендарная. Его работа долгое время оставалась засекреченной, хотя представление о том, чем занимался Исхак Ахмеров, советский зритель мог получить по фильму «Семнадцать мгновений весны». Речь о сепаратных переговорах между фашистами и американцами в Берне. Считается, что именно Исхак Абдулович стал прототипом одного из героев и именно его группа сорвала подготовленный немцами план.

Подвели под «Монастырь»
Вы рассказываете о разведчиках – уроженцах Южного Урала. Может быть, и сам наш регион участвовал в годы войны в какой-то операции?
Одно из направлений работы любой разведки мира помимо сбора необходимой информации – дезинформация потенциального противника. История знает примеры, когда введение в заблуждение врага в конечном итоге приносило победу. На счету советской внешней разведки таких успешных операций было немало. В годы Великой Отечественной войны разведка блестяще провела операцию «Монастырь», целью которой была стратегическая дезинформация Абвера. Итогом операции стали провалы гитлеровцев под Сталинградом и Курском. Операция была грандиозной и по своей результативности и по своим масштабам. И одним из важнейших звеньев этой многоуровневой операции был Челябинск…

Но ведь Челябинск находился далеко от передовой?
Если коротко, то суть операции «Монастырь», которая началась с первых дней войны, такова: якобы в глубоком тылу у Советского Союза существует законспирированная организация. Ее название «Престол», активисты подполья жаждут восстановления монархии с помощью наступающих фашистов. Явочные квартиры «престольцев» располагались не только в Москве, но и в Челябинске. И это неслучайно: Южный Урал всегда привлекал внимание иностранных разведок. А с началом войны Абвер был крайне заинтересован в получении достоверной информации о том, что происходило в наших краях, куда эвакуировалось более 200 крупнейших предприятий. И о заводе, который выпускал самые грозные танки, в Третьем рейхе хорошо знали.

Авторы операции «Монастырь» и «поселили» в Челябинске подпольщиков-монархистов. И Абвер поверил. Не буду углубляться в подробное описание многоходовых мероприятий, проведенных советскими разведчиками. Скажу лишь, что все без исключения «визитеры», присылаемые из Германии в СССР, верили, что «престольцы» проводят тут громадную диверсионную и разведывательную работу. Наши разведчики сожгли, например, старый заводской сарай, а в Абвере были уверены, что сгорел целый цех вместе с танками и людьми. Случались, конечно, и настоящие аварии на производстве, но наши разведчики преподносили это, как успешно проведенные диверсии. Мало кто знает, что нередко через станцию Челябинск прогонялись на большой скорости «липовые» эшелоны с танками и артиллерией, прикрытыми брезентом. Под брезентом были бревна.

Непосредственным руководителем операции «Монастырь» был знаменитый разведчик Павел Анатольевич Судоплатов – заместитель руководителя советской разведки в годы войны. А возглавлял разведку тогда Павел Фитин. Кстати, Павел Михайлович Фитин – тоже наш земляк, родившийся в селе Ожогино, некогда входившим в состав Челябинской области (ныне Курганская область).

Разведчик-нелегал родился 7 апреля 1901 года в Троицке. Местный краевед Рауф Гизатуллин узнал немало примечательных фактов о жизни легендарного разведчика. Например, о том, что по одной из линий Исхак приходился родственников знаменитой династии богатейших купцов Яушевых. Маленький Исхак долгое время батрачил, был скорняком, подрабатывал, где придется, но смог выучиться и сделать карьеру. В 1920–1921 годах он даже занимал пост начальника губернского управления снабжения РККА. В 1932 году Ахмеров поступает на службу во внешнюю разведку. Последовала командировка в Турцию, где он занял должность секретаря Генконсульства СССР в Стамбуле, а позднее стал уже консулом – взлёт от секретаря до консула занял всего три года. Затем наступает пора совсем не кабинетной работы – Ахмерова отправляют на борьбу с басмачами в тогдашней Бухарской республике. По национальности Ахмеров был татарином, а значит, мог понимать тюркские языки многих народов Средней Азии. Разведчик свободно владел не только русским и татарскими языками, но и турецким, английским и французским. Он дважды побывал за океаном. Первая командировка в США – в 1935 году. Кодовых имен у Ахмерова было немало – Юнг, Билл Грейнке, Альберт, Майкл Грин, Мэр, и это еще не полный список. Вместе с Исхаком на разведку работала и его жена Хелен, известная в Москве под кодовым именем «Таня». Жена Исхака была настоящей американкой – племянницей генерального секретаря коммунистической парии США. Сначала Исхака и Хелен связывали рабочие отношения, но постепенно возникли чувства, и последовала свадьба. Вторая командировка в Америку – во время второй мировой войны. Ахмеров принимает участие в разработке и реализации операции «Снег». Задача стояла суперсложная – вовлечь в войну США на стороне Советского Союза. Америка тогда отгородилась от всего мира не только двумя океанами, но и так называемым законом о нейтралитете. То, что написал Ахмеров, потом почти слово в слово легло в основу так называемой «ноты Хала» – госсекретаря США. Когда японцы прочитали документ, то приняли окончательное решение не нападать на нашу страну. Потом случился Перл Харбор. И США уже ничего не оставалось, как вступить во Вторую мировую войну. А СССР получил возможность перебросить значительные воинские силы с Дальнего Востока на западное направление. Наш земляк смог наладить целую сеть – в СССР поступала ценная информация, которая помогла советским властям более точно оценить действия союзников во время войны. Известно, что удалось передать более 2 тысяч пленок с информацией, которая заняла свыше 75 тысяч машинописных листов. Особенно пригодились сведения, полученные незадолго до Тегеранской конференции великих держав. Самым ценным источником был агент под именем «Норд», который работал в министерстве обороны США. Другой ценный агент, «Корд», работал в госдепартаменте. Этот человек был идейным сторонником СССР – он считал, что только Советский Союз может остановить Гитлера, и потому поставлял всю необходимую информацию. Один из информаторов поставлял также сведения о проекте «Манхэттен» – речь идёт о создании первой атомной бомбы.

Операция «Архив Б»
Челябинская область – просто какая-то кузница чекистских кадров…
Не то слово! Что ни герой – наш земляк. Например, советский разведчик Борис Никадимович Батраев  сумел обыграть американцев и вернуть в Москву архивы великого русского писателя Ивана Бунина.

Батраев был уроженцем села Требия Нагайбакского района. В 1943 году с отличием закончил среднюю школу в Магнитогорске, затем поступил МВТУ имени Баумана, а в органы НКГБ попал благодаря комсомольской путёвке. По-настоящему в разведке Батраев начал работать после 1946 году. Первая командировка его была в Италию, а в 1951 году отправился в Париж, где и происходила секретная операция.
Еще одно имя – уроженец Аши полковник Вадим Сопряков. Он работал в резидентурах нашей разведки в странах Юго-Восточной Азии, Японии, был одним из руководителей легендарного отряда специального назначения КГБ СССР «Каскад», который особо отличился в Афганистане.
Не могу не назвать имя другого нашего земляка – генерал-полковника внешней разведки Владимира Ивановича Завершинского. Он родился и вырос в Чесменском районе, в селе Тарутино. Как о разведчике, о нем пока ничего нельзя говорить – все операции засекречены. Даже список его наград – тоже тайна. Владимир Иванович сегодня больше знаком как краевед. Он автор книг по истории Южного Урала, среди которых «Очерки истории Тарутино», «О создании первого Красноказачьего имени Степана Разина полка в Троицке» и других. Кстати, он лауреат знаменитой южноуральской премии «Светлое прошлое».

Писатель Александр Бондаренко как-то сказал: «Если разведчик начинает стрелять, значит, он близок к провалу». В их профессии важны не мышцы, а интеллект, языковое чутье и умение вжиться в шкуру гражданина чужой страны. Проколоться ведь можно на чем угодно, а дальше контрразведка тебя в разработку берет и все — ты попал!