Константин Рубинский,
поэт, драматург, публицист – о чтении у моря, стрессоустойчивости и одиночестве

Опишите себя тремя словами.
Сам Не Свой.

Что вы в себе не любите?
Гораздо короче был бы список того, что я в себе люблю. Но если снова кратко, то: ленив, быстро перегораем, растворим без остатка в других людях.

Какую книгу вы бы взяли в отпуск: для чтения у моря и, например, для автобусного тура по Европе?
У моря какой-нибудь ленивый детектив типа новейших приключений Шерлока Холмса. Но дело в том, что я пляжный отдых не очень жалую. Для автобусного тура по Европе что-то посерьезнее: в один из последних туров читал, например, «Банальность зла» Ханны Арендт, и уверен – без этой книги Берлин не произвел бы на меня такого поразительного впечатления.

Какой литературный герой вызывает ваше восхищение?
Трудно ответить на этот вопрос, ибо таковых немало. В детстве любил Робинзона Крузо и Дон-Кихота; из последних… Ну что же, назову второстепенного персонажа Джеймса Эрроуби из романа А. Мердок «Море, море» и мальчика Оскара Шелла из романа Д. Фоера «Жутко громко и запредельно близко».

Исторический персонаж, которого вы презираете?
Кто я такой, чтобы презирать исторических персонажей? Отношусь без восхищения к таким личностям, как Иван Грозный или Николай Первый, и то, думаю, не к ним самим, а к мифам о них или к собственным проекциям о них.

Способность, которой вам хотелось обладать?
Из фантастических – левитация. Из вполне реальных – бОльшая стрессоустойчивость.

Хотели ли вы когда-нибудь уехать из Челябинска? А из России?
Я человек легкий на подъем, вообще не люблю сидеть на одном месте. И из Челябинска, и из России уезжаю достаточно часто.

Есть ли что-то в жизни о чем вы жалеете?
Конечно. Кто-то сформулировал, что ад – это вывешенный перед тобой список моментов, когда ты мог сделать какой-то важный шаг и не осмелился, а теперь уже поздно. У каждого этот список есть, и у меня в том числе.

Ваше состояние духа в настоящий момент?
Предвкушающее.

Как вы переносите одиночество?
У меня много прекрасных поводов его любить не меньше, чем присутствие других людей.