«Хочешь проверить человека, дай ему власть», — гласит народная мудрость. А потом забери — и посмотри, что получится. Выплывет ли? Рискнёт ли снова пуститься в плавание? Не побоится ли подводных течений или встречного ветра?

Евгения Елисеева жизнь сызмала проверяла на прочность, словно готовила к чему-то очень большому. А он научился… управлять стихией. Даже степень доктора наук получил за работу в области управления социально-экономическими процессами в России (чем не стихия?). И в течение двух последних лет воплощает в жизнь свои научные разработки и немалый опыт управления на посту члена Совета Федерации Федерального Собрания РФ.

Его карьера, на первый взгляд, гладка и безупречно-поступательна. Первый секретарь горкома комсомола  оркино, зав-отделом горкома партии, первый заместитель председателя  оркинского горисполкома, инструктор Челябинского обкома партии, зам. председателя комитета Челябинского облисполкома, зам. главы администрации Челябинска, первый зам. главы города, член Совета Федерации… А между — присутствовали и «подводные течения», и «встречный ветер», и — шайба в лицо — сюжет из детства. «Главное, не путать два философских понятия: кажимость и видимость», — шутит сенатор, и… меняет тему беседы на любимую — о работе. Он — из той породы, кого называют трудоголиками. О личном — не любит, сора из избы не выносит, в неудачах ищет свою ошибку, а конфликт считает продуктом коллективным. И в любом процессе умеет видеть обе стороны медали. Вот такой трудный собеседник. Итак, «работа сенатора — это, прежде всего, общение». Оно необходимо, считает Елисеев, чтобы «набраться аргументов» в пользу того или иного законопроекта, помогает понять, насколько тот или иной закон будет отвечать интересам жителей Южного Урала и интересам государства. Совет Федерации — Верхняя палата Российского Парламента, членом которой является Евгений Александрович, — законов не принимает, но определяет их соответствие интересам Федерации и субъектов Федерации, следит за тем, чтобы эти интересы были «гармонизированы» в том или ином законе. Гармония интересов в этом смысле — главный критерий качества и дееспособности будущих законов. А поскольку каждый из 178 сенаторов отвечает за интересы своего региона, то… можно ли говорить о командной работе Совета Федерации?

— И да, и нет. Нет — потому что каждый представитель Федерации смотрит на рассматриваемый законопроект со своей «колокольни». И не всякий сенатор может заставить себя «подтянуться» и посмотреть: а где тут федеральный интерес? Бывает, я голосую за федеральный бюджет не потому, что он мне нравится. А потому, что без него нельзя: федеральные интересы сегодня таковы, что надо поступиться меньшим ради большего. Поэтому я говорю «нет, конечно», поскольку «личный», региональный интерес всегда подразумевается. И я говорю «да, конечно», когда большинство сенаторов всё-таки подчиняются общему, федеральному «интересу». Тогда мы — команда. Нередко приходится делать это в ущерб региону. Но иначе не бывает: даже в семье иногда приходится жертвовать чем-то сиюминутным.  омандный стиль работы СФ определяется теми конституционными полномочиями, которыми он наделён как Верхняя палата Парламента. Напомню, что в компетенцию СФ входит объявление войны и мира, вопросы государственных границ, безопасности.

— Следует ли понимать ваши слова таким образом, что сенаторы, представляющие регионы в СФ, лоббируют интересы своих регионов?
— В переводе с английского «лобби» — значит «предбанник», вестибюль. Я работаю не в вестибюле, а в зале заседания парламента. А лоббистами могут выступать представители каких-либо компаний, структур, которые лоббируют свои интересы, в том числе и в депутатском корпусе. Я — объект лоббиста, а не субъект. А когда лоббизмом занимаются парламентарии, то мы вправе говорить о коррупции, ибо парламентарий должен заниматься законами, а не лоббированием чьих-либо интересов. В Совете Федерации я представляю Правительство области и обязан отстаивать его интересы. Грань тонка, и переступить — легко. Правительство даёт мне, например, поручение работать по тем или иным вопросам при разработке, формировании и принятии федерального бюджета. Или поручения, связанные с теми или иными отраслями, представленными в экономике Челябинской области. Одно из последних, к примеру, связано с взаимодействием с Министерством финансов РФ и ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) по вопросу финансирования переданных на баланс области с баланса железной дороги образовательных учреждений. Речь идёт о достаточно больших деньгах — порядка двухсот миллионов рублей, которые необходимы для содержания этих объектов. В бюджете Челябинской области эти деньги не предусмотрены, и мы сейчас работаем с Минфином, чтобы регион в той или иной форме получил компенсацию.

Кроме того, Евгений Елисеев вошёл в комитет по бюджету СФ, возглавив в нём подкомитет по таможенно-тарифному регулированию внешне — экономической деятельности.   металлургической отрасли, являющейся приоритетной для Южного Урала, деятельность этого комитета имеет прямое отношение. В рамках этой работы сенатор взаимодействует с Государственным таможенным комитетом, Министерством по налогам и сборам, Министерством финансов, Минэкономразвития, Минпромнауки, с экономическим управлением Администрации Президента РФ, с РЖД. Ещё Евгений Александрович является заместителем председателя  омиссии по информационной политике СФ. Это направление затрагивает не только медийную тему, но и политику в сфере коммуникационных и Hi-tec технологий. Год назад по его инициативе в Челябинске был проведён информационный форум, получивший высокую оценку Совета Федерации. Сейчас Елисеев возглавляет рабочую группу по подготовке Международного информационного форума в  алининграде в апреле этого года, в котором примут участие не только россияне, но и парламентарии из Германии, Польши, Белоруссии, Украины и стран Балтии.

— И как вы оцениваете степень развития медийного рынка в России?
— Медийный рынок у нас пока развит очень слабо. А если говорить о Челябинском медийном рынке, то он серьёзно выделяется на фоне других регионов плотностью СМИ, разнообразием тематики. Однако, как и в других регионах, для него характерна низкая концентрация капитала. Здесь есть ещё над чем поработать, чтобы наш медийный рынок стал по-настоящему конкурентным. Рынок, как монета, имеет две стороны. Применительно к СМИ: с одной стороны — экономическая свобода журналиста; с другой — конкуренция капитала и журналистских кадров. И обе эти стороны в значительной степени зависят друг от друга и влияют друг на друга.
Свобода журналиста и свобода бизнеса в медийном сообществе определяется способностью капитала входить в эту отрасль, перетекать из одной структуры в другую и выходить из этой отрасли.

— И в чём, по-вашему, заключается «свобода журналиста»?
— Если говорить о журналисте как о креативной единице, то это свобода выбора — где работать и что производить. Оборотная сторона этой монеты — та же конкуренция. Ведь рядом находятся такие же креативные люди и, может быть, более способные. Поэтому, если говорить о нашем медийном рынке, то отсутствие конкурентной среды лишний раз подчёркивает, что творческих, талантливых людей, увы, не так уж много.

К  слову сказать, свою работу Евгений Александрович считает вполне творческой. «Творчество — неотъемлемый атрибут любой профессиональной деятельности, особенно когда речь идёт о таких вещах, как законопроектная работа». Сенатор обязан хорошо знать состояние дел в реальной жизни, историю вопроса по данной теме, иметь представление о некоем международном опыте, чтобы не изобретать велосипед. И видеть вектор, по которому следует двигаться вперёд. Не виртуально — «хорошо было бы так», не заниматься маниловщиной. А объективно учитывать сложившуюся обстановку и понимать, как могут развиваться общественные процессы.

— И руководитель исполнительной власти, и бизнесмен, и законодатель должны уметь проводить анализ правоприменительной практики: почему в реальной жизни дают сбои те или иные законы и нормы? Значит, закон некачественный, или кадры подобраны не те, или ресурсы используются отвратительно.  ак говорят великие экономисты, чтобы достичь хорошего результата, требуется всего три вещи: материальные ресурсы, финансы и кадры. И комбинация этих компонентов в одних руках даёт колоссальный результат: человек становится миллионером, его фирма процветает. А в других получается иное — «а вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь»…

На темы управления сенатор Елисеев может рассуждать часами и с видимым неиссякаемым удовольствием. «Управление — мой единственный фетиш», — признаётся он. Управлять нужно любым процессом, считает доктор экономических наук Евгений Елисеев. Абсолютно любым. Даже чувствами. «Надо только отличать управление от манипуляции. Манипуляция — это не управление, а «мочиловка», нейтрализация». Управление — по Елисееву — процесс, в результате которого происходит качественное изменение в субъекте управления:

— В сущности, это процесс разрешения противоречий. И управление любовью, если хотите, — это тоже процесс разрешения противоречий, в результате чего она приобретает черты неуправляемости, так, во всяком случае, это выглядит. И эта кажущаяся неуправляемость — и есть высшая степень управления. Существует масса рецептов эффективного управления. Главный, на мой взгляд, — умение увидеть достоинства и недостатки человека и эффективно использовать это знание. Так, чтобы недостатки нивелировались, а достоинства стали реальными преимуществами. Увы, большой проблемой для нас является то, что огромное количество сил талантливых управленцев тратится на нейтрализацию друг друга. При этом на продуктивную деятельность не остаётся ни времени, ни энергии. Если бы мы хотели и могли использовать лучшие качества друг друга… Но чувство меры порой отсутствует. Если обладает человек этим качеством — чувством меры — его можно допускать до управления. Хочешь управлять — умей подчиняться. Как две стороны одной медали.…

— Но разве эта «нейтрализация» не есть элемент конкурентной борьбы?
— Можно, конечно, и так посмотреть на проблему. Но если конкуренцию возводить в абсолют, то движения вообще может не быть. Цель конкурентной борьбы заключается, в первую очередь, в том, чтобы делать что-то лучше, чем конкурент.  огда занимаются «мочиловкой», производить продукт просто некогда. В этом принципиальное отличие «нейтрализации» от рыночной конкуренции.
Во взаимоотношениях власти и бизнеса главное, считает сенатор, опять же — соблюсти чувство меры. Иногда в дела бизнеса, в его противоречия лучше не вмешиваться — и всё потихоньку «разрулится» само собой. В других случаях резкий, краткосрочный нажим даёт искомый результат. Вопрос в том, обладает ли конкретный управленец, политик, инструментарием, который позволяет ему сделать правильный выбор. Опыт развитых государств, с социально ориентированной рыночной экономикой, свидетельствует о том, что ряд отраслей без участия институтов государства просто не может эффективно работать. Это, прежде всего, отрасли жизнеобеспечения: жилищное строительство, жилищно-коммунальное хозяйство, транспортная инфраструктура. Там, в этих сферах, везде рынок, но государство его контролирует, действуя рыночными же способами.

— Ставят ли перед вами областные власти глобальные задачи? Например, ускорить строительство Южно-Уральской АЭС? Или — превратить Челябинск в крупный транспортный узел?
— Естественным конкурентным преимуществом Челябинской области является её географическое положение на границе Европы и Азии, где когда-то проходил Великий Шёлковый путь. Неслучайно через область сегодня идёт огромный грузопоток: ЮУЖД — самая большая по объёму перевозок из 17-ти железных дорог России. На Урале должен действовать мощнейший транспортный узел или много узлов, где обрабатываются грузы. В Свердловской области сейчас такой узел строится. Это вовсе не означает, что все идущие через Урал грузы будут перерабатываться в Свердловской области. В районе станции Челябинск-Главный сегодня также создаются фрагменты узла, решается часть общей большой задачи по созданию на Урале логистического центра переработки грузов.
Другое направление, которое является для области приоритетным, — это информационные технологии. Недостаточное их развитие — слабое место нашей экономики. Но позитивные изменения уже происходят. На ряде предприятий сегодня меняется управление производственными процессами, внедряются современные информационные технологии. Например, на ММ , что сказывается на производственных и финансовых успехах комбината.

Ещё одно перспективное для региона направление — разработка проектов, связанных с выпуском изделий из камня. У этой отрасли — колоссальный потенциал. В своё время Италия освоила аналогичное направление, и сегодня эта страна является законодателем мод по изделиям из керамики. В Челябинской области имеются огромные запасы сырья для производства изделий из камня, есть очень редкие полудрагоценные камни, которые могут украсить всю гамму строительных изделий. И здесь у нас хорошие перспективы не только на российском, но и на европейском рынке.
Но чтобы все эти планы реализовались, капитал должен свободно перетекать из одной отрасли в другую, а этого пока нет. Сегодня капитал из сырьевых отраслей не перетекает в обрабатывающие. Чтобы этот механизм заработал, нужна прозрачность инвестиционных проектов, реальные достижения в сфере борьбы с коррупцией, развитый рынок.
Однако, самым важным для области, на мой взгляд, должны стать подготовка кадров и научные разработки. Челябинская область всегда славилась высоким уровнем развития науки. В нашем регионе работали величайшие научные деятели, звёзды первой величины. Достаточно назвать только одного из «последних могикан» — академика В.П.Макеева. У нас — одна из мощнейших баз высшего образования, научные школы. Очень серьёзной проблемой и для Челябинской области, и для России в целом является отсутствие менеджеров, которые могут доводить научные разработки до практического применения в реальном секторе экономики. Управление вообще является для России проблемой с большой буквы, и человеческий фактор здесь по-прежнему определяющий.

…«Когда-нибудь к этому парню будут стучаться в кабинет, — пророчила когда-то коркинская бабуля 13-летнему школьнику Женьке Елисееву. Он смеялся. Взрослая жизнь казалась такой далёкой. Учился «взахлёб», гордился подаренной отцом настоящей вратарской клюшкой, привезённой из Москвы. Прочую амуницию мастерили вместе из подручных средств: проклеили цигейкой сварочный щиток — получилась вратарская каска, слепили наколенники. Очень хотелось Евгению походить на ровесника Третьяка. Может, и получился бы из Елисеева второй Третьяк… «Но случайные обстоятельства влияют на конфигурацию жизненной линии, — размышляет Евгений Александрович, и уточняет, — на первый взгляд — случайные…» С хоккеем не расстался, хотя давно стал болельщиком, и ещё в 60-е годы занялся… горными лыжами. И технику катания, как водится, довёл до совершенства. Лет через -дцать, когда горные лыжи стали модным видом спорта, Евгений Александрович удивил мастерством инструктора в Абзаково. Спорт, наука или законотворчество — ко всему в жизни Евгений Елисеев подходит основательно, всерьёз, непрерывно поднимая для себя планку: «Человек сам определяет свой потолок». Он идёт вверх и всегда собой неудовлетворен: «Вы знаете, что такое счастье? Счастье — это поиск счастья.  огда ты его нашёл, ты уже несчастлив»…

Теперь, когда приезжает в Коркино навестить мать и «хлебнуть реальной жизни», «набраться аргументов», ловит на себе оценивающие взгляды земляков, школьных ещё друзей: «не зазнался ли? А дровишек наколоть и печку растопить, мол, господин сенатор, не брезгуете?» Отнюдь, поскольку сенатор Елисеев знает, как зарабатывается кусок хлеба и… как сохранить в доме тепло.

Дом для него — уютная гавань, куда чужих не пускает. «Должно быть у человека место, где он приводит себя в нормальное состояние». Его дом — жена Татьяна, трое детей. Особо беспокоится о сыне. «У моего Евгения непростая жизнь, — делится Евгений Александрович. — В 18 лет потерял мать, а это — сложный возраст, особенно для мальчишек. Ломаются и от меньших бед. А тут — такое»… Но сын при поддержке старшей сестры Ольги преодолел себя, своё горе. Иначе не был бы Елисеевым. «Я старался быть рядом, — говорит Елисеев-старший. Иногда этого достаточно — просто быть рядом, когда другому трудно, — и это уже помогает жить. Елисеев-старший никогда не указывал детям, как жить. «Не делай, как я сказал, а делай, как я», — чувствуете разницу? Елисеев-старший не учит жить, а живёт по одному стандарту — по совести. В семье Елисеевых не принято любовь показывать, говорить о ней. Единственный раз Евгений Елисеев, сын Евгения Александровича, признался отцу в день его пятидесятилетия: «Ты — настоящий Человек, состоявшийся Отец, высокий Профессионал. Ты сам формируешь свою жизнь, а, значит, событий впереди ещё много. И я люблю тебя».