В этом году Кыштымская городская больница отмечает 220 лет со дня основания. Это одно из старейших медицинских учреждений не только на Южном Урале, но и в России. Здание, достроенное к 1846 году как лечебница для горнозаводских рабочих, использовалось собственниками как увеселительное заведение. Здесь размещался игорный дом, бильярдная, проводились балы. И только в 1887 здесь начала работать больница.

Кыштымская больница – такая же достопримечательность города, как демидовский завод, построенный пару столетий назад прямо над рекой Кыштым, или знаменитая демидовская усадьба, известная как «Белый дом», памятник архитектуры федерального значения. История больницы неразрывно связана с историей города и всей страны. С 1996 года клиника носит имя Александра Силаева, который возглавлял учреждение с 1957-го по 1985 года. С его именем связывают период бурного развития и строительства, появление новых отделений и видов врачебной помощи.

Сейчас больница имени главного врача обслуживает весь север Челябинской области, здесь расположены несколько межрайонных центров. И по-прежнему ее девизом остается «Стабильность и милосердие». Главным достоянием остаются и кадры – те люди, чьими усилиями сохраняется и охраняется здоровье людей. Предоставим им слово, чтобы понять, чем живет старинная больница.

«Хотелось рискнуть и проявить себя»
Владислав Логинов, главный врач Кыштымской городской больницы:

– Главным врачом я стал всего полтора года назад. Раньше работал в муниципальном здравоохранении, в федеральной службе исполнения наказаний, а также в частном медицинском центре. Приходить на должность главврача такой уважаемой больницы было страшновато. Но хотелось рискнуть, попробовать, взяться за серьезную работу. Коллеги встретили настороженно, но за полтора года сложились нормальные рабочие отношения.

Чтобы все рассказать о нашей больнице, не хватит одного интервью. Расскажу о последних достижениях. Сейчас больница представляет собой современное медицинское учреждение второго уровня, в котором находится ряд межрайонных медицинских центров: отделение гемодиализа, травмоцентр второго уровня, межрайонный роддом, детская реанимация. В прошлом году мы открыли первичное сосудистое отделение, которое оказывает двухэтапную медицинскую помощь больным с нарушениями мозгового кровообращения. Уникальность в том, что лечение оказывается в самые сокращенные сроки в соответствии со стандартами, а реабилитационные мероприятия начинаются уже в реанимации. В прошлом году по областной программе закупили оборудования на 35 миллионов рублей: функциональные кровати, дыхательную, следящую аппаратуру.

Планируем расширить отделение гемодиализа. Сейчас принимаем 18 пациентов, будем принимать до 36. Также в этом году собираемся открыть отделение паллиативной медицинской помощи, которая будет оказываться как амбулаторно в поликлинике, так и в стационаре. Но сколько бы я ни рассказывал о наших планах, о новом оборудовании, современных методиках – это не будет работать без людей. Кадры – это все. Это наш основной капитал, это врачи и сестры высокой квалификации, профессионалы своего дела.

«Когда ушел Женя, мы в ординаторской все ревели»
Надежда Кушнарева, бывший главный педиатр Кыштыма, медицинский стаж – более 40 лет:

– Мой путь в профессию начался с Омского медицинского института, где я закончила педиатрический факультет. Мой муж в том же году получил диплом инженера, и мы, как молодые специалисты, попали по распределению на Южный Урал, в Карабаш. Через три года переехали в Кыштым, я начала работать участковым, затем заведующей детским инфекционным отделением, в конце концов, стала главным педиатром и проработала на этой должности 14 лет.

Горжусь тем, что мне посчастливилось работать с Ниной Афанасьевной Котельниковой, четверть века я трудилась бок о бок с Александром Силаевым, имя которого носит наша больница. Это уникальные личности, масштаб которых даже не сразу можешь оценить. Они были талантливы и как врачи, и как люди. Меня часто спрашивают, что запомнилось за годы работы врачом? И я всегда вспоминаю один случай. К нам попал мальчик Женя в возрасте одного года с диагнозом пневмония и энцефаломенингит. Даже в отдельности это очень сложные заболевания, а тут сразу в сочетании. Очень тяжелый случай. Мы делали все, что могли, вызывали реаниматологов из области, не отходили день и ночь. Но не спасли ребенка. Этот случай оказался нам не под силу. Когда ребенок ушел, мы в ординаторской все ревели. От горя, от своего бессилия, от неотвратимости некоторых вещей, к которым невозможно привыкнуть. И вы знаете, до сих пор я часто встречаюсь с его мамой и всегда внутренне сжимаюсь. От чувства вины, что мы не справились. А она всегда благодарит меня: «Я видела, что вы не отходили от него до последней минуты. Спасибо, что вы сделали все возможное». Таков путь врача. Были и победы, и трагедии, и радость, и горе. Но никакого другого пути я бы себе не выбрала.

«Мне посчастливилось стать и врачом, и педагогом»
Татьяна Маточкина, заведующая педиатрическим отделением Кыштымской детской поликлиники, медицинский стаж – 43 года:

– Выбор профессии у меня проходил сложно. У меня мама – медик, а папа – учитель. И я собиралась стать учителем, но после школы пошла в медицинский вместе с подругой. Поступила сразу на педиатрию, хотела работать только с детьми. Вот так и сложилось, что я объединила две профессии: и врач, и педагог. В Кыштым я приехала в 1974 году после окончания Челябинского мединститута по распределению и начала работать преподавателем в медицинском училище. Но через месяц перешла на работу участковым педиатром. Решила, что прежде чем преподавать, надо чему-то научиться. Так я оказалась в педиатрической службе, в 1978 году стала заведовать педиатрическим отделением нашей детской поликлиники. И, кстати, к преподавательской деятельности тоже вернулась, 40 лет преподавала в кыштымском медицинском училище.

Один из самых важных показателей работы педиатрической службы – младенческая смертность. В этом году у нас не было зарегистрировано ни одного такого случая. В этом огромная заслуга наших неонатологов и детской реанимации. Там трудятся настоящие профессионалы. Если к ним и попадают дети с тяжелыми патологиями, есть все необходимое, чтобы выходить наших малышей, чтобы они попали к нам в педиатрию уже с хорошими жизненными показателями. Дальше у нас разработан алгоритм: с самыми тяжелыми случаями мы обращаемся в областной центр и либо получаем консультацию, либо отправляем детей на лечение в область. В этом году 17 детей из Кыштыма получили высокотехнологичную помощь в областных центрах.

«Я из той эпохи, когда больных спасали милосердие и талант врача»
Римма Ильиных, бывшая заведующая Кыштымским роддомом, медицинский стаж – 50 лет:

– В Кыштым я приехала после окончания Челябинского мединститута, по распределению. Хочу сказать, что времена были сложными. И у нас не было того оборудования, тех препаратов, методик, которые есть сейчас. Я врач той эры, когда талант, милосердие, ответственность и уход помогали спасать больных лучше любых методик. Мне на всю жизнь запомнилась моя первая самостоятельная операция, помню даже фамилию пациентки – Месяц. Операция прошла успешно. Это были 70-е годы, и это стало началом моей хирургической деятельности. Самостоятельная операция – это надо прочувствовать. Ты один на один с болезнью, и на тебе огромная ответственность. Тогда мы еще только осваивали новые технологии, а надо сказать, что мы жили в то время, когда вообще никаких технологий не было: только жалобы больных, наши головы и руки, интуиция и опыт.

И все-таки, несмотря на все сложности, я готова утверждать, что советская система здравоохранения была жизнеспособной и эффективной. За 50 лет ее существования продолжительность жизни в СССР увеличилась на 25 лет. Всемирная организация здравоохранения неоднократно рекомендовала перенимать элементы нашей системы другим странам. Материальная база, ресурсы западной медицины были выше, но по результатам работы мы им не уступали. Нам было чем гордиться. Недостатки не были фатальными. Если разумно реформировать, можно было дать системе второе дыхание. Я считаю, что в 90-е годы успешно действующая система здравоохранения была разрушена и дискредитирована. Сейчас у нас действует новая модель, и я с грустью вижу, что сложилось такое положение дел, которым недовольно ни медицинское сообщество, ни пациенты.

«Для истории нет неинтересных фактов»
Юлия Корабельникова, преподаватель Кыштымского филиала «Миасского медицинского колледжа»:

– Думаю, что не ошибусь, если скажу, что музей, созданный в кыштымском медицинском училище – явление незаурядное не только для нашего города, но и для всей области. Здесь собрано и официально запротоколировано десять тысяч экспонатов. В трех небольших залах можно увидеть историю становления больницы с самых первых коек, которые были размещены еще до строительства основного здания, познакомиться с довоенным, военным и послевоенным периодами, увидеть известных выпускников нашего училища.

Рассказывая о музее, нужно начинать с уникальной женщины – Эмилии Ивановны Колосовской. Это ей принадлежит идея создания музея. Филолог по образованию, она более 30 лет проработала здесь, еще в 1972 году она начала собирать первые экспонаты. Она провела колоссальную по тем временам работу! Писала письма, запросы, обращения, связывалась по почте с выпускниками, бывшими врачами. Это были сотни, тысячи писем! И люди откликались и делились воспоминаниями, передавали вещи, книги, фотографии. Так рождался музей. И потом, когда он разрастался, расширялся, наполнялся экспонатами, получилось, что, по сути, он стал музеем здравоохранения Кыштыма. В этом году в мае исполнится 30 лет со дня его основания.

Наши экспонаты – это по крупицам собранные свидетельства о жизни, труде и достижениях врачей, педагогов, выпускников. Среди них личные вещи главных врачей больницы, педагогов училища, книги, шкатулки, старинные медицинские инструменты, письма наших выпускниц, которые ушли на Великую Отечественную войну из училища и не вернулись.
Много это или мало – взять в руки старинную книгу, которую более 150 лет назад читала одна из врачей больницы? А если из нее выпадет засушенный тогда же цветок? Тогда можно вживую прикоснуться к тому, что случилось полтора века назад, прикоснуться к истории. И уже кажется, что нет расстояний, нет пространства, а есть только один поток времени. И ты движешься в нем вместе с теми, кто жил, кто живет и кто будет жить.

«В чудеса не верю, но в реанимации они постоянно случаются»
Рим Валиуллин, заведующий отделением реанимации, интенсивной терапии и анестезиологии, медицинский стаж – 32 года:

– Я родился и вырос в Кыштыме, здесь окончил школу № 1, здесь неожиданно для самого себя и для всех близких решил стать врачом, хотя все школьные годы увлекался физикой и математикой и собирался поступать в МФТИ. Учился я в Челябинском медицинском институте. Сразу же пошел работать санитаром в кардиореанимацию, занимался в кружке оперативной хирургии, где мы отрабатывали аортокоронарное шунтирование. А когда приезжал в Кыштым на каникулы, видел, как строится новый хирургический корпус. Когда я заканчивал институт, это уже была такая мини-версия областной больницы. Но не было отделения реанимации, существовала только служба анестезиологов. И уже тогда у меня возникла мысль: а почему бы не посвятить себя тому, чтобы в моем родном городе появилась такая необходимая людям служба – реанимация? И, начиная с 1985 года, когда я приехал сюда работать, я занялся созданием этого отделения. В этом году ему исполнилось 30 лет.

Что такое реанимация? Это не помещение, не оборудование, хотя это тоже важно, реанимация – это люди, это коллектив, который заточен на одну задачу – поставить человека на ноги. И такой коллектив у нас сложился. И все наши достижения – заслуга всего коллектива.

Я не верю в чудеса. Я практик и материалист. И вообще, в медицине нужно больше точных расчетов и наук. И в то же время, чудеса случаются. Уж я-то, реаниматолог, знаю об этом. Своими глазами видел, как человек, который по всем законам не должен выжить, выкарабкивается. И это чудо. Объяснить иначе это исцеление, возвращение к жизни невозможно. Однажды к нам поступил пятилетний мальчик, которого ударило током. У него была остановка кровообращения. И всем было понятно, что даже если его довезли очень быстро, то это все равно заняло как минимум 15 минут. Мы запустили сердце, но насколько пострадал мозг – трудно было понять. А он через сутки открыл глаза, и у него стали восстанавливаться все реакции. Его перевели в другое отделение. А через год бабушка привела его ко мне абсолютно здорового и нормального. Как будто не было в его жизни ни удара, ни реанимации. Настоящее чудо.
Мне хочется верить, что у меня все получилось, реанимация сейчас – современное, хорошо оборудованное отделение. Недаром все это было сделано, и предстоит сделать еще больше. О чем я сейчас мечтаю? Это скорее не мечты, а планы, которые обязательно воплотятся в жизнь: нам нужен комплекс искусственной почки. Гемодиализ у нас есть, если добавить искусственную почку, мы получим полный цикл реанимационных процедур. Как врач знаю, это поможет спасти не одну человеческую жизнь.

«Нам бы побольше врачей, молодых и энергичных!»
Лидия Чайкина, детский кардиолог, главный педиатр Кыштымской городской больницы, медицинский стаж – более 40 лет:

– В должности главного педиатра я работаю без малого 25 лет. А начинала свой путь в медицину, наверное, не совсем осознанно. После школы поехала с подружками поступать в Челябинский медицинский институт, что называется, за компанию. А оказалось, что на всю жизнь. Из всех подружек одна я и поступила. После института по распределению приехала в свой родной город Кыштым и начала работать участковым педиатром. Но уже через год занялась своей специализацией – детский кардиолог.

Можно сказать, что помню и знаю всех детей, у которых была сердечная патология не только в нашем городе, но и еще в нескольких городах области. Иногда ко мне прямо на улице подходят незнакомые, на первый взгляд, люди, здороваются, благодарят. Был такой случай совсем недавно, подошел взрослый уже мужчина и говорит: я вас помню, вы меня лечили, Лидия Васильевна, а можно я приду к вам с моим сыном? И начинаешь понимать, что многое получилось, раз человек, который в детстве был у меня на учете как у кардиолога, живет как все обычные здоровые люди. Это прекрасное чувство!

В детской кардиологии главное – это ранняя диагностика. Я давно в профессии и могу сказать, что сейчас мы обладаем инструментами, о которых лет двадцать-тридцать назад могли только мечтать. Когда я начинала работать, кардиограмма была едва ли не единственным диагностическим методом. Сейчас мы можем сделать для ребенка с патологией сердца намного больше. И конечно же мы стараемся использовать всю диагностическую базу, все новейшие достижения фармакологии. Времена меняются, но у нас в больнице всегда был и остается очень хороший коллектив педиатров. Все специалисты высокого класса с большим стажем и опытом работы. Не каждая больница в области может похвастаться такой детской реанимацией, которая создана у нас.

Конечно, нельзя сказать, что у нас в больнице все гладко. Как, наверное, в любой больнице. Буквально мечтаю, чтобы у нас появился дополнительный аппарат УЗИ для исследования сердца. Сейчас мы направляем детей к взрослому УЗИ-специалисту, и нет возможности проверить каждого ребенка, только тех, у кого наиболее сложная ситуация. Так что аппарат для УЗИ сердца нам просто жизненно необходим.

Конечно, нужны новые кадры. Нам бы побольше врачей! Не хватает узких специалистов, ждем, когда к нам придет новое поколение педиатров – молодых, энергичных, получивших образование уже в новых условиях.

«Все решает человеческий фактор»
Елена Классен, заведующая первичным сосудистым отделением, врач-невролог, медицинский стаж – 20 лет:

– Кыштым – мой родной город. Поэтому сюда я и вернулась после окончания Челябинского медицинского института. Начинала работать в медсанчасти электролитного завода, затем в неврологическом отделении больницы, была начальником медицинской части, с 2012-го до 2016 года – главврачом. Но когда было создано первичное сосудистое отделение, я окончательно определилась, чем хочу заниматься, перешла на лечебную работу, а административно-хозяйственные дела передала в другие надежные руки. Теперь возглавляю сосудистое отделение.
Создавалось наше отделение постепенно и, я считаю, очень грамотно. Денег выделяли немного, но все они тратились с умом. Теперь у нас есть абсолютно все необходимое оборудование для реанимации и последующей реабилитации людей с инсультами и инфарктами. У нас есть компьютерный томограф, дыхательная, следящая аппаратура, функциональные кровати, дефибрилятор, временный кардиостимулятор. В рамках модернизации установили кислородную станцию, теперь централизованная подача кислорода есть в реанимации и сосудистом отделении. С пациентами работают высококвалифицированные специалисты: логопед, врач-инструктор ЛФК, высококлассный медперсонал.

Я считаю, что очень многое сделано. Выздоровление после сосудистых поражений – процесс очень тонкий. И очень многое зависит от настроя пациентов. Мы постарались создать в отделении теплую и уютную атмосферу. Поставили цветы, повесили шторы. Ребята из школы искусств подарили нам свои работы. В колонии нам абсолютно бесплатно сделали деревянные рамки. Теперь детские картины украшают наше отделение. От них исходит положительная энергетика. Ведь наших пациентов мы выхаживаем, как детей. Только больших и больных детей. И иногда только от настроения больного зависит успех лечения.

Я уверена, что даже самое современное сложное оборудование – это вспомогательные вещи. Если нет людей, ни одна из этих умных красивых штучек не подействует. Главное – это люди. У нас сложился коллектив, команда, которая работает на результат. Был такой пациент – 63 года, поступил очень тяжелый, совершенно парализованный. Речи не было вообще: ни понимания, ни воспроизведения, никаких звуков не произносил. Несколько дней никакой надежды не было, что поможем. И однажды он сказал вслух: «Вова». Это его имя. Вот как человек говорит первый раз «мама». Это такое радостное чувство, что ты одержал победу… Конечно, потом была еще долгая реабилитация, много работы предстояло, но первый шаг был сделан, человек заговорил. Он ушел от нас на 2-е сутки своими ногами. Смогли посадить, поставить, заставить ходить. Радовались всем коллективом. У нас таких жизнеутверждающих примеров, слава богу, много, и ради этого хочется работать.