Птицефабрика «Равис» огромна. С высоты птичьего полета она напоминает город: тут есть многоквартирные дома-птичники, дороги, газоны и железнодорожная ветка. Здесь ошиваются мелкие расхитители хозяйского добра: воробьи, голуби, вороны и чайки, и время от времени город вступает с ними в боевые действия. В общем, кипит бурная жизнь, скрытая от широкой общественности по санитарно-гигиеническим причинам. Тем интереснее совершить по предприятию контрольную прогулку и узнать, откуда же приходит к нам курочка на бутылочке.

Итак, мы намерены повсюду засунуть свой любопытный нос, а в роли комментатора согласился выступить генеральный директор агрохолдинга «Равис» Андрей Косилов, бывший первый вице-губернатор. Кстати, в директорский кабинет Андрей Косилов забрал с Цвиллинга, 27, все, что было особенно дорого: изображение патриарха Алексия II, иконы, фотографии с полей. Из новинок мы заметили картину, на которой воин, похожий на Георгия Победоносца, верхом на курице побеждает западные санкции в виде змея. «Это мне друзья подарили, – поясняет Андрей Косилов. – Три года назад мы начали с санкциями бороться, и свердловский художник Лисухин нарисовал меня в таком виде». Нам показалось, что Андрею Николаевичу очень нравится эта работа. Курица изображена натурально.

Кормоцех
С него-то все и начинается. Сюда ведут железнодорожные пути. Андрей Косилов: «Я всегда привожу в качестве примера: мы в месяц скармливаем птице 600 тонн подсолнечного и рапсового масла. Это 10 вагонов, представляете. Я не беру в расчет кукурузу, собственное качественное зерно, соевый шрот и так далее». Один рависовский цыпленок, чтобы набрать килограмм веса, съедает 1 650 граммов корма.
Как раз закончилась уборка, и рядом с кормоцехом насыпаны горы зерна. Оно подсохнет и пойдет дальше по этапу: в огромные емкости, где его будут смешивать с другими компонентами. А пока два сосредоточенных работника сметают рассыпавшиеся колоски в кучу и гоняют стаю воробьев. «Птиц, переносчиков заразы, называют синатропными, – рассказывает Вячеслав Сухоруков, начальник кормоцеха. – Звуковые отпугиватели не помогают, приходится приглашать охотников с пневматическими винтовками. А эти, похоже, совсем бесстрашные».

Вячеслав Сухоруков поднимает нас на крышу цеха. Именно с этой смотровой площадки можно оценить масштабы предприятия и увидеть поселок Рощино, который был построен 30 лет назад специально для гигантской птицефабрики.

Коллектив
Вы удивитесь, но на «Рависе» до сих пор существует профком! И он работает в самых лучших советских традициях: выдает путевки, направляет детей в летние лагеря, автобусом возит работников в бассейн. Где бы мы ни были: в лаборатории, птичнике, в кормоцехе – повсюду люди встречали нас с улыбками, охотно позировали. Было видно, что они любят и ценят свою работу. «Да, мы тут все патриоты, – подтвердил Вячеслав Сухоруков. – У нас же зарплата честная, соцпакет, стабильность». Оказалось, что всем работникам «Рависа» доверена еще одна важная миссия: они первыми дегустируют новинки. «Сначала мы собираемся с помощниками, пробуем, — рассказывает Андрей Косилов. — А затем в столовой просим людей оценить: вкусно-невкусно, сочно-несочно… Мой любимый фильм — о том, как один мужик упал на бусинки и стал слышать, о чем думают женщины. Вот и у меня постоянное желание понять, что нужно людям».

Инкубатор
Каждый день в огромных инкубаторах «Рависа» вылупляются до ста тысяч цыплят. Малыши приходят в мир без иммунитета, поэтому птичники практически стерильные.

«Мы так научились мыть помещения, что они в десять раз чище, чем были несколько лет назад. Мы купили самые современные установки для распыления формалина и так далее. Ну и, конечно, есть программа вакцинопрофилактики. Если ты потом не хочешь заливать пожар антибиотиками, нужно правильно привить цыплят в первые дни жизни. Есть разные способы: у бройлеров прямо в инкубаторе мы опрыскиваем цыплят спреем. Если надо вакцину выпоить, подмешиваем немного красителя, чтобы понять, что все попили. Цыплята потом пару дней бегают с синими клювами».

В отличие от многих российских птицефабрик, «Равис» не закупает яйца за рубежом, а производит своими силами. Отработав 350-400 дней, курочка-несушка идет на забой, и из нее получается настоящий деревенский бульон.

Птичник
Посетитель в птичнике — событие экстраординарное. Встречать нас выходит вся бригада с бахилами и халатами наперевес. Оставляем в машине сумки, чтобы не занести в птичник лишний микроб. Громко разговаривать и махать руками нельзя: птица может испугаться и «попадать». Мы были послушны, ни одна курочка после нашего визита не пострадала.

«Так заведено, что бригада получает суточных цыплят и ухаживает за ними до самого забоя, – рассказала птичница Раиля Ишмухатова. – Птица привыкает к одним и тем же лицам, чувствует себя спокойно. В общем-то, здесь все на автоматике: вода и корм подаются по часам, компьютер отключает в нужное время свет. Птичница следит, чтобы все цыплята могли подобраться к кормушке, чтобы их не оттесняли более сильные».
Без резких движений мы идем по проходу, по обе стороны – трехэтажные клетки. Самые любопытные куры просовывают головы сквозь прутики и следят за нами: какое-никакое, а развлечение. Им сейчас по сорок дней, у петушков уже появились гребешки.

Андрей Косилов: «В России сейчас три куриных породы (или кросса) используются в производстве: КОББ, РОСС и ИЗА. У нас кросс ИЗА Ф-15. Чем он отличается? Эта курица имеет меньшие габариты, меньше расходует корма, при этом по яйценоскости, живучести не уступает курице больших габаритов. Этот кросс более жизнеспособный. Если КОББ и РОСС вырастают за 35 дней, то мы свою курицу бьем в 42. Мясо получается более зрелым, вкусным, насыщенным аминокислотами, белками и так далее».
Отличить курочку «Рависа» от других очень просто: она чуть более жирная, грудка у нее меньше, а окорочка – больше. По нашей просьбе птичница Раиса достает из клетки петушка. Да, ноги у него знатные, с блестящими желтыми пальцами и загнутыми когтями. Чисто орел!

Лаборатория
Лаборанты «Рависа» химичат без отдыха, проверяют всё: сырую пшеницу, готовый комбикорм, яйца (на предмет витаминов, жиров и аминокислот), мясо цыплят, мясо взрослых кур, готовые колбасы…

Андрей Косилов: ««Человек все глубже познает механизм пищеварения, обмена веществ. У нас у первых получилось решить проблему: до 20% в рацион птицы мы вводим нормального цельного зерна. Раньше корма измельчали для быстрого усвоения. А цельное зерно возвращает птицу к биологически заложенному принципу, когда корм все-таки не со скоростью пули пролетает через желудочно-кишечный тракт, а перерабатывается, ферментируется. Мы получили улучшение показателей здоровья, ведь в природе птица не перетертый корм получает, она собирает зерно, камушки».

Зачем нам, простым потребителям, знать, что у курочки на обед? Да хотя бы потому, что у правильной курицы будет правильное мясо, такое, как было задумано природой.

Откуда прилетела курочка на бутылочке?
Мы снова в кабинете директора. Сам Андрей Косилов, телефон и компьютер – вот и весь центр управления. И сбить его настройки невозможно, ибо все самое важное директор хранит в голове. Все самое интересное на «Рависе» обычно начинается с фразы: «Однажды я сидел и думал…»

Однажды директор задумался: а что, собственно, мы кладем в фарш? «В августе 2013 года фарш для колбасы стоил 58 рублей 87 копеек. Чего мы туда только не клали: и грудку, и крылья. Когда мы начали разбираться, что там делает крыло, оказалось, что оно сломанное. Стали крыло пилить на части, попытались продавать на подложке, но никто не брал. Тогда я говорю: давайте попробуем запеченное сделать, и родился продукт, который мы продаем почти тонну в день, называется «Крыло ‚Сюрприз‘. А раз мы дорогое сырье убрали из фарша, он стал стоить 32 рубля». Вот вам ответ на вопрос, почему «Равис» все это время держит низкие цены на продукцию.

Директор показывает закладки на компьютере, с которых он начинает рабочий день: отчеты о возвратах и жалобы покупателей. Ни один батон колбасы не будет испорчен безнаказанно, на места отправляются менеджеры. Бывали случаи, когда им приходилось летать на разбор жалоб в Санкт-Петербург и Москву.
«Здесь мой политический опыт, наверное, сказывается, но мы первыми сформулировали идею: даже за небольшие деньги люди хотят питаться с достоинством, – говорит Андрей Косилов. – Вообще, все, что мы придумываем, – родом из моей прежней политической биографии. Только раньше надо было продавать губернатора и действия власти, а сегодня надо продавать товар. Это, к сожалению, значительно сложнее. Деньги там собирали за нас налогоплательщики, а мы их тратили. А здесь надо весь процесс от начала до конца выстроить так, чтобы люди заплатили предприятию деньги, и ты дальше развивал бизнес».

А что же курочка на бутылочке? О ней директор рассказывает с нежностью, потому что рецепт принес из детства. И попал в точку: каждый день «Равис» продает по пять тонн курочек в маринаде. Бутылочки – в подарок.

Магазин
Если зайти в магазин «Равис» на Кирова, 7, можно увидеть весь агрохолдинг в миниатюре. Потому что год назад к птицефабрике присоединилась знаменитая фирма «Дубровка», крупнейший когда-то производитель говядины. «Мне было очень жалко «Дубровку»: при губернаторе Сумине мы ее восстановили, а в последние годы она была на грани банкротства, – комментирует Андрей Косилов. – Основные продажи «Дубровки» – это супермаркеты, гипермаркеты. Что они делают? Во-первых, 10% бонуса берут, во-вторых, наценивают на 50%. Если мы положим «Дубровку» в своих магазинах, наценки не будет. Пришлось выкупить все долги, вложить почти 100 миллионов».

Сегодня «Равис» – единственный в регионе производитель, который половину своих объемов реализует через фирменную сеть магазинов и успешно конкурирует с сетями. К Новому году число магазинов достигнет четырехсот. «Мы уже везде: в Челябинске, в области, Свердловске под 60 магазинов, в Тюмени, в Кургане, в Башкирию зашли, в ближайшее время зайдем еще в ряд соседних регионов», – Андрей Косилов ставит оптимистичную точку в своем комментарии.

Вот так, вроде бы мы говорили о курице, а получилось – о людях. Одни честно трудятся, другие это чувствуют и голосуют своим рублем. По форме – капитализм. Но с очень человеческим лицом…