Его называют человеком, создающим идеологию современного телевидения. Он три года возглавлял департамент по маркетингу телеканала «Пятница», с недавних пор – генеральный директор СТС Love и директор по маркетингу канала СТС. Кира Ласкари приехал поздравить челябинский СТС с 20-летием.

Кира, вы смотрите телевизор?
Я смотрю телевизор, как ошпаренный. Все время. Я очень люблю смотреть телевизор.

Потому что такая работа?
Нет. Потому что я советский человек и люблю смотреть телевизор.

Вы и новости смотрите?
Новости нет, уже лет десять. Новости я читаю.

Если бы не занимались телевидением, то тогда чем?
Даже не знаю. Возможно, ничем. Естественно-научными дисциплинами. Историей английского театра. Я всю жизнь читаю про английский театр, английских драматургов, Бена Джонсон, Джона Флетчера, Фрэнсиса Бомонта. И не устаю. Чем старше я становлюсь, тем дальше я уезжаю туда – в барокко, в Ренессанс. Безумно люблю ту эпоху.

Любите такую серьезную классику, а занимаетесь таким несерьезным ремеслом.
Как, несерьезным? Телевидение только кажется простым.

Дело не в простоте, скорее, в легковесности.
Это только так кажется.

Ну как бы вы сформулировали картинку, которую закладывает в мозг молодому человеку ваш канал СТС.
Одним словом – «оптимизм».

«Дождь» тоже говорит, что он Optimistic Chanеll.
Мне сложно судить о «Дожде», но СТС, мы надеемся, все же заряжает каким-то… витамином радости. Мы говорим, что все может быть хорошо, все зависит от тебя.

Благодаря чему?
Благодаря работе над собой, поддержке близких, благодаря твоему занятию. И знаете, чтобы создать такое ощущение, надо очень сильно постараться. Это сложное упражнение. Когда мы «переодевали» канал СТС, мы придумали новый слоган – «Больше солнца!» Это и обозначение масштаба, не лишенное самоиронии, и призыв впустить в себя больше позитива и тепла.

«Все будет хорошо, чувак, несмотря ни на что»?
Все будет хорошо, чувак, если ты будешь работать, будешь хорошим человеком и найдешь поддержку своих близких.

Такие хрестоматийные истины?
Да, если обобщать. А если раскладывать на элементы, то они очень изысканные и даже для нас свежие. Потому что мы привыкли залипать на какой-то кошмар, на какой-то ад. Нам интересна ругань, ненормативная лексика, зубы, которые летят в разные стороны. Нам интересно то, что противно.

Ну это не только нам, человеческая психика так устроена – притягивает страшное.
Вероятно. И СТС в нашей ментальной ситуации очень кстати. Он свежий, там нет ничего грязного. Есть драмы, конфликты, секс, но это не омерзительно. Это не посещение бойни, это посещение театра.

Как вы описали свою аудиторию?
Я бы описал свою аудиторию как «все».

Так не может быть.
Так может быть. Мы ведь не нишевое телевидение, не канал о науке и технике.

А я думала, вы молодежный канал.
Нет. Вот мой новый канал СТС-Love с очень сложной аудиторией из девочек – он молодежный.

Что вы хотите сообщить о жизни этим юным созданиям?
Мы не берем на себя никаких дидактических функций, не выдаем никаких нравоучений. Мы просто говорим: посмотри, какие красивые люди, какое красивое платье, посмотри, как смешно.

И вот ваши зрительницы, Кира, вырастают с убеждением, что надо красиво жить, они подсажены на красивые штуки, любят развлекаться, но не представляют себе, что для этого надо тяжело и потно работать. Разделяете ли вы это убеждение?
Это такой стереотип возраста челябинского метеорита: «А вот, новое поколение.. оно такое-сякое…». Старая классическая чепуха. Любому молодому человеку до определенного возраста свойственна безалаберность. И тот факт, что люди не хотят ни черта делать, это во-первых, нормально, а во-вторых, хорошо. Это означает, что климат хороший. Что человек с пяти лет не стоял у прядильной машины, не доил козу в пять утра и не тащил на себе, как на картине Перова «Тройка», по морозу бочку с жидкостью. Это – хорошо. Далее. Все зависит от воспитания в семье. И мы были такими же абсолютно! На сто процентов! Ну что значит, он не хочет ничего делать? Наступит момент и он поймет, что невозможно ничего не делая, чего-то добиться. Реальность приведет его к тому, что нужно пахать. Работать на трех работах, проявлять смекалку, изобретательность, что нужно постоянно учиться. И это необязательно приходит в том возрасте, когда тебе говорят: «Учись!».

А когда?
А вплоть до 75 лет. Поэтому ничего страшного. Пусть человек взрослеет максимально поздно…

…и подольше смотрит наш канал.
(Улыбается.) Да. Слушайте, дети намного умнее, чем были мы. Они эрудированней. Все дети (для меня это люди лет до 23), с которыми я общаюсь, они более свободны, трезвее, чем мы. Мы были просто циниками, нигилистами и панками. А они больше знают про мир.

Кира, об Андрее Миронове могу спросить у вас?
Нет, на вопросы о дяде я не отвечаю. Если можно, я не буду отвечать.

Хорошо. Что вы читаете перед сном?
Я серфлю перед сном. Просто вхожу в сеть, с любого места.

Что это вам дает?
Прочищает голову хорошо.

Что вы любите делать в момент, пока вас никто не трогает?
Спать. Правда. Я могу спать бесконечно. Анабиоз – мое здоровое состояние.

С вашей занятостью и 11-часовым рабочим днем?
Я страшный соня, я люблю, когда все дома, идет дождь, и спать.

А вы лентяй?
Я страшный лентяй.

Почему вы работаете несмотря ни на что?
Мне стыдно. Я не могу, когда стыдно. И так сложилось в моей биографии, что мне пришлось очень много работать. Когда мне было 20, мои родители разумно решили, что не нужно поддерживать это чудовище.

И куда вы пошли?
В Москву. Из Петербурга. Зарабатывал я… Чем только не зарабатывал. Писал сценарии для роликов, для свадеб, для похорон, для бар-мицв. Я озвучивал программу «Горячая десятка», ставил шоу, занимался переводами. Я делал все что мог, и как впоследствии выяснилось, и что не мог. Это как раз прекрасная иллюстрация того, что наступает момент в жизни каждого человека, когда все – вот у тебя жена, вот у тебя ничего, никаких связей, никаких денег, ни черта. И тут ты должен выбирать: либо ты сдаешь бутылки, либо ты молодец.

Кира, а есть любимый телепроект, который вы хотите сделать? Мечта?
Я бы очень хотел сделать большой телевизионный проект про английский театр, красивый и очень развлекательный. Но не знаю, кто его будет смотреть. Так что пусть останется мечтой.