…В начале семидесятых он гордо носил пионерский галстук и обожал атрибутику того времени: марши-речевки под барабанный бой и резкие звуки горна, пионер — всем ребятам пример и «всегда готов!» И металлолом собирал. И в пионерлагере побывал. И в комсомол поступил, когда пришел срок

Валерий Панов

Мы пришли к нему вечером, когда рабочий день у обычных людей уже закончился. Но не здесь: за круглым столом он вел переговоры.  акие-то посетители постоянно пытались проникнуть в его кабинет. Он выглянул, увидел двух журналистов, пришедших на одно интервью, удивился, но мгновенно справился с собой. Его хорошего настроения подобная неожиданность не испортила. Сразу двое, да бога ради!  огда к нашей компании присоединился еще и фотограф, ситуация, по-моему, его только развеселила. Его вид говорил: я готов беседовать хоть со всем миром одновременно…
Мы честно предупредили: вопросы станем задавать оба. Он парировал, почти смеясь: «Меня сложно напугать вопросами». Объяснили: хотим преподнести читателю ваш образ с двух разных точек зрения. Мужской и женской. Ответил: «Что ж, попробуйте». Мы почувствовали себя как на экзамене.
…В начале семидесятых он гордо носил пионерский галстук и обожал атрибутику того времени: марши-речевки под барабанный бой и резкие звуки горна, пионер — всем ребятам пример и «всегда готов!» И металлолом собирал. И в пионерлагере побывал. И в комсомол поступил, когда пришел срок. Его даже выбирали председателем совета дружины, несмотря на то, что в отличники не рвался. Его интересовали лишь точные науки. Стихов не писал. Но прочитал «Тимура и его команду» и запомнил. Его школьный стол всегда был завален останками радиодеталей, паяльными устройствами, гайками-болтами и прочей «чисто мужской» атрибутикой. Ему ставили в пример аккуратиста Сашу, брата-близнеца. Они появились на свет первого марта 1961 года и жили с родителями на ЧМЗ. Отец занимался геодезией и картографией — строитель и руководитель от бога. Сын видел, как целеустремленно и напряженно он трудится, как требователен к себе и подчиненным. Уже будучи пенсионером, на 68-м году жизни, отец Валерия призанял денег, приобрел дорогостоящую навигационную аппаратуру и открыл свое дело. Пановых, похоже, время не берет.
В начале восьмидесятых Валерия, активного комсомольца-общественника, знали практически все студенты ЧПИ и соседних вузов. С тех пор до сегодняшнего дня сохранил самых верных и преданных друзей, «когда не нужен кто-то третий». Тогда им казалось, что вершат великие дела. Известность в студенческом кругу Валерию принес его первый в жизни проект: организация при ЧПИ молодежного клуба « онтакт». Без денег, на голом энтузиазме, в комсомольские субботники построили клуб, который признали лучшим досуговым заведением. Затем студентам понадобились столики и бар. Молодой коммунист Валерий Панов доказывал на заседании парткома, что будущие руководители производств, нынешние студенты, должны учиться культурному питию. И на риторический вопрос секретаря парткома Сергея  убицкого «и ты в это веришь?», он отвечал утвердительно. Хотя в душе понимал, насколько сие проблематично.
После первого курса приборостроительного факультета ЧПИ пришел на радиозавод знакомиться со специальностью. Увидел длинный ряд специалистов в белых халатах с паяльниками в руках, исправляющих дефекты на платах. Понял: его номер примерно 37-й. И тут же решил поменять будущую специальность. Перевелся на инженерно-строительный факультет. Его всегда интересовала архитектура: правильные геометрические формы, возможность создать и оставить после себя то, что увидят потомки. После института пригласили работать на кафедре. Не потому что очень хорошо учился, а из-за общественной деятельности. Получал 130 рублей (ставка старшего инженера) и мечтал о 330-ти, как у доцента. Через год ему предложили определиться: занимается ли он «танцульками», либо все-таки наукой. И Валерий покончил с «танцульками». Хотя в душе остался поклонником ее величества Музыки. Но диссертацию не написал. Друзья тянули на север за романтикой и деньгами. Романтика его привлекала не меньше, чем деньги…
— Предыдущий президент «ПромАсса» Виктор Шеррюбле представлял металлургическую отрасль, и его обвиняли в том, что он лоббирует интересы металлургов. Ваше имя связывают с предприятиями машиностроения — «Строммашиной» и «УралАЗом», — не опасаетесь ли вы, что вас обвинят в лоббировании интересов машиностроительной отрасли?
— Сегодня важно без какого-либо лоббирования объединить усилия власти и бизнеса региона для получения максимального эффекта в экономике. Металлургия, одна из базовых в регионе отраслей, уязвима, так как во многом зависит от конъюнктуры внешнего рынка и от цен на продукцию и услуги естественных монополий. В сложном положении оказались сегодня небольшие металлургические предприятия, утрачивающие конкурентоспособность. Поэтому важно уже сегодня искать те ниши, которые позволят обеспечить металлургам эффективное воспроизводство и уровень занятости.
…В машиностроении сегодня наметился спад, связанный с медленной структурной перестройкой. Предприятия отечественного машиностроительного комплекса выпускают продукцию, которая была разработана еще в 70-е и 80-е годы, трудятся на устаревшем и сильно изношенном оборудовании. Это очень сложная отрасль, где одновременно, синхронно и с разной скоростью должны работать сразу несколько технологических переделов. На автомобильном заводе, например, действует 14 различных основных переделов. И все это должно работать как единый организм, чтобы на главный конвейер все комплектующие поступали вовремя и в необходимом количестве. Особо важен маркетинг, так как без точного прогноза, какая продукция будет востребована завтра, предприятия лишаются перспективы. То есть, проблем хватает у всех отраслей, поэтому разговоры о лоббировании чьих-то интересов неактуальны: задачи придется решать всем вместе. Только так можно преодолеть негативные тенденции, которые наметились в экономике. Например, уже сегодня нам следует задуматься над высвобождением рабочей силы с металлургических и машиностроительных предприятий. Необходимо развивать в регионе другие конкурентоспособные отрасли и предприятия, создавать новые рабочие места.  ое-что в этом отношении уже делается. Взять, например, ЗАО «Центр пищевой индустрии «Ариант» — очень успешный опыт подобного направления.
В начале девяностых молодой коммунист и бизнесмен Валерий Панов свой партийный билет не сжег и не порвал, согласно моде того времени, а сохранил. В «дикие перестроечные» конца 80-х платил непристойные суммы партийных взносов. Не такие, как у известного миллионера тех лет Артема Тарасова, но все же. На Север так и не переехал. Но открыл кооператив и начал работать с Севером.
Уже тогда, в 1986-м, Валерий пусть маленький, но руководитель. Собирает команду (помните книжку про Тимура?) из таких же неравнодушных людей, пребывающих в постоянном творческом поиске. Они разрабатывают на ЭВМ (персональных компьютеров еще нет), производят, внедряют и продают научно-технический продукт. Занимаются автоматизацией в нефтяных городах, строительством зданий из легких металлических конструкций, которые проектируют и изготавливают в Челябинске. И это им интересно. Идеи бизнес-проектов рождаются сообща. Валерий берет на себя роль руководителя-организатора.
Первый его объект — нефтегазодобывающее управление «Мамонтовнефть» ПО «Юганскнефтегаз». Валерий привозит в Нефтеюганск Владимира Ленкевича (специалист НИИТа при ПО «Полет») и Тамару Майорову (заместитель главного конструктора С Б «Ротор»). С Б делает «черные ящики» от всех вандалов — медведей и двуногих. НИИТ разрабатывает антенны, передающие устройства. Внедряют систему сбора и обработки телеинформации по работе нефтяных скважин в районе поселка Пыть-Ях.  огда распадается Советский Союз, с подачи нефтяников решает организовать производство запчастей, узлов и агрегатов для нефтепромысловых машин, которые уже тогда невозможно получить из Сумгаита или Грозного. Готовят инвестиционный проект перевода завода «Строммашина» с выпуска строительных механизмов и машин на выпуск нефтепромысловой спецтехники на базе автомобилей «Урал». Выигрывают инвестиционный конкурс, полностью его выполняют. Вкладывают в приватизацию «Строммашины» практически все деньги, которые заработали на Севере. Через три года после приватизации его завод имеет лучшие показатели в машиностроительной отрасли. Ежегодно выпускает до десяти новых видов продукции. Она востребована и имеет высокое качество.
В 1998 году он приходит на УралАЗ. Задачка, по сравнению со «Строммашиной», на порядок выше, хотя прежний опыт, конечно, пригодился. Панов не может и предположить, с каким количеством и качеством проблем придется столкнуться. Готового плана реструктуризации градообразующего предприятия не существовало, поэтому процесс ее напоминает хождение по минному полю. Неверный шаг, и — социальный взрыв. Предлагают сократить число рабочих автозавода на пять тысяч. Панов понимает — это пять тысяч новых безработных. Ему советуют избавиться от предприятий социальной сферы. Он знает: этого делать нельзя. Панов выбирает ответственность. Пусть даже в ущерб бизнесу. И не ошибается. Люди ему верят: вся его команда, заводчане, коллеги, партнеры. Он просит: потерпите, все у нас будет — и супер-продукция, и работа, и зарплата, и праздники.
Валерий Панов считает, что сделал все возможное, чтобы вывести УралАЗ из кризиса, главное — нашел стратегического инвестора. Хотя предпочитает, чтобы его работу оценивали другие. Дело налажено, что дальше? Еще в 2001-м году, когда готовился договор между «СибАлом» и администрацией области, просил Петра Сумина и Олега Дерипаску «кадровых предложений не делать». И не только из-за юридических сложностей. Скорее, Валерий Викторович настолько вжился в образ антикризисного управляющего, когда необходимо искать выходы из сложных ситуаций, работать «на стыке проблем», что просто «крутить педали» ему не интересно. Ему хочется идти вперед, развиваться. «ПромАсс» для Панова — новая, более высокая, ступень…
— Валерий Викторович, Ассоциация промышленных предприятий и банков Челябинской области («ПромАсс») избрала вас своим президентом.  акие задачи стоят сегодня перед «ПромАссом»? Насколько справедливо утверждение, что до последнего времени вклад «ПромАсса», как общественной организации, в развитие областной экономики был недостаточным?
— Для начала нужно четко определиться с функциями: кто и за что отвечает. У директоров предприятий — свои функции, у власти — свои. Но между представителями власти и руководителями бизнеса складываются определенные отношения. Точно так же сотрудничают профсоюзы, власть и трудовые коллективы предприятий. В этом взаимодействии возникают типичные ситуации. Например, при взаимоотношении предприятий с налоговыми органами. Эффективность взаимодействия сторон проявляется как раз во время разрешения такого рода типичных ситуаций. Считаю, что сегодня изменилась экономическая ситуация. Пять лет прошло, поэтому и задачи перед «ПромАссом» теперь стоят другие.
При этом, роль объединений работодателей, действующих на постоянной основе, таких, как «ПромАсс», сегодня возрастает. Однако оценивать эффективность деятельности этих объединений всегда сложно, так как стоящие перед ними задачи постоянно множатся и усложняются. А пределов совершенству, как известно, нет. Сегодняшние задачи можно решить, лишь объединив усилия власти и объединений работодателей…
— Одним из инструментов или путей решения такого рода проблем традиционно считается выработка и реализация соответствующей промышленной политики…
— Состояние бизнеса отдельных компаний находится в прямой зависимости от эффективности региональной промышленной политики. Поэтому промышленная политика — один из главных наших приоритетов. Представляет собой набор конкретных мероприятий, реализующихся в определенной последовательности. Что в конечном итоге обеспечит более динамичное развитие экономики региона.
Вопрос выработки и реализации такой политики особенно актуален в преддверии вступления страны в ВТО…
— Мы много говорим о ВТО, но плохо представляем себе, какие возникнут последствия. А они могут быть самыми неожиданными. Достаточно вспомнить, что произошло с нашей легкой промышленностью в первой половине 90-х годов, которая вынуждена была работать в условиях, близких к условиям работы при ВТО. Тогда челноки завалили рынки дешевым ширпотребом из  итая и Турции, и предприятия легкой промышленности оказались не в состоянии с ними конкурировать. Спад достигал 90 процентов. А ведь вопрос существования легкой промышленности для области — далеко не праздный, он имеет еще и социальный аспект: занятость женщин, например…
— Помимо «ПромАсса» в области есть еще одна авторитетная организация, объединяющая руководителей бизнеса — «Союз промышленников и предпринимателей» (СПП). Долгое время «СПП» и «ПромАсс» воспринимали как конкурентов…
— Я, как и многие другие руководители, вхожу и в ту, и в другую организацию. Они не являются альтернативными и не конкурируют между собой. «СПП» и «ПромАсс» возникли в разное время (в 1993 году и 1997 году соответственно) и решали не совсем одни и те же задачи. Сегодня необходимо объединить их усилия, чтобы они эффективно сотрудничали, помогая областной экономике.
…Валерий Панов считает, что самое большое достижение в жизни у него впереди. Ему известно, что такое предательство. И он определяет его как самый низкий и постыдный поступок, который может совершить человек. От стресса спасается по-разному. Метод приема алкоголя считает неэффективным и вредным. Предпочитает занятие спортом, например, лыжами, все равно какими — беговыми или горными. Впрочем, подойдет любая физкультура. Хорошо пройтись по лесу, посидеть у костра или у воды. Правда, временем для классического антистрессового расслабления Валерий Панов не располагает. Поэтому рекомендует заняться работой: «Дел, как правило, столько, что суток не хватает». Утверждает, что ужинает дома, с семьей. Правда, не уточняет, во сколько. Его коллеги говорят, что рабочий день Валерия Викторовича длится от 12 до 14 часов в сутки. Уставшим его не видят, «ему некогда уставать». Не выполнить поручение Панова опасаются, поскольку «себе дороже». Нет, кричать, увольнять, преследовать не в правилах Валерия Викторовича, «тихим голосом и с убийственной логикой он так разложит тебя по полочкам, что другой раз лучше сделаю десять дел». И во время его отъездов команда Панова продолжает работать в ритме, заданном шефом. От Панова не уходят, поскольку «с ним интересно, он настроен на победу, его энергия заряжает». В его команде, как в пионерии, — «один за всех и все за одного».

Валерий Панов

В людях он ценит порядочность, целеустремленность и профессионализм. Привык доверять, хотя и обжигался, поэтому решил для себя: «степень доверия может быть разной». Считает, что ему нечего стыдиться в жизни. Гордится своими сыновьями. Старший, Евгений, учится в Москве и живет в общежитии. Проявляет самостоятельность, что отцу, похоже, импонирует. Младший, четырнадцатилетний Антон, советуется с ним по любому поводу, любит поговорить о технике. Вообще, дома Валерий Викторович другой. Не домостроевец, как можно подумать. Не диктует, но прислушивается к мнению членов семьи. «Дома диктат невозможен, дома должно быть уютно и комфортно всем». И воспитание детей (что считает наиболее важным в жизни делом) не может выглядеть как жертва, не должно обременять.
Валерий Панов, как оказалось, умеет не только «поднимать из руин» заводы. Он печет блины без комьев, на «масленицу» уралазовцы лакомились его кулинарными изысками. Может и гвоздь забить, и гайку закрутить, когда что-то ломается дома. Ему нравится управлять «Уралом»: «нет таких преград, которые не преодолеет эта машина, даже отвесные стены». Голова при этом не кружится, «но каска и ремни безопасности не помешают». Ошибок в бизнесе не избежал. Например, открытие представительств «Строммашины» в ряде стран пока не дали ожидаемого эффекта, хотя обходятся дорого: от 30 до 70 тысяч долларов в год. Вообще полагает, что «всякий бизнес, как любой живой организм, имеет продолжительность жизни — начало и конец». Это не сдача позиций, не отступление перед трудностями, а просчитанное решение: «какой смысл тратить силы и средства на то, что не даст прибыли». Страхи и сомнения Валерию известны, как всем: «не боятся только дураки». Но жизнь научила быстро принимать решения, «иначе вопрос может потерять актуальность». Участие в законотворческой деятельности ему необходимо и интересно: «сегодня бизнес не может существовать без политики. Это два равноправных партнера, разумное сочетание которых движет общество вперед, а не к деградации». И если возможности политики помогут динамичному развитию промышленности области, что является главной задачей руководителя «ПромАсса», их надо использовать в полной мере, полагает Валерий Викторович…
— После того, как вы возглавили «ПромАсс», ваш общественный статус изменился, стал более весомым. Не означает ли это, что вы сделали свой выбор в пользу большой политики?
—  онечно, когда речь идет о работе в общественной организации, каковой является «ПромАсс», это ближе к политике. Но для меня речь все же идет скорее об экономике, а не о большой политике. Я по-прежнему в душе больше предприниматель, экономист, чем политический деятель… Извините, меня уже полчаса ждут другие люди. Договорим завтра? Жду всех вас ровно в девять.
…Мы вышли из кабинета около девяти вечера. За круглым столом уже сидели новые посетители. Рабочий день Валерия Панова продолжался…

Валерий Панов