Наши танцы

Наши танцы

Шёл восемьдесят девятый год. Полный тупик. То, что Борис Соколкин умел, что составляло смысл его жизни, никому не было нужно. Жить не на что. И вдруг – сюрприз судьбы. Дама из знаменитого московского купеческого рода предложила поработать в её фирме, занимавшейся реставрацией предметов старины. Объяснения, что он резчик-любитель,
во внимание приняты не были, поскольку заказ был срочный.
Реставрация деревянного иконостаса в Казанском соборе Петра и Павла.