+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info
Две Елены, Натальи и… Любви

Две Елены, Натальи и… Любви

В стародавние времена детям было принято давать имена предков, близких или далёких. Так из поколения в поколение переходили разнообразные Александры, Татьяны, Владимиры, создавая ощущение вечности и бессмертия крепкого рода. Впрочем, и по сей день в больших и дружных семьях эта традиция жива. Она как особый знак семьи – символ уверенности, стабильности, постоянства, уважения и преданности младших поколений старшим. Будут меняться эпохи, один общественный строй сменит другой, а в этой семье наверняка по-прежнему как много лет назад будут жить, учиться, работать, печалиться и радоваться новые Любы, Наташи, Леночки, Павлы…

Дорога на рассвет,  или Мысли вслух по поводу и без него

Дорога на рассвет, или Мысли вслух по поводу и без него

Нет, разумеется, Ирина знает географию и прекрасно понимает, что свой прошлый, пусть небольшой и совсем не круглый юбилей, она отмечала по дороге на Запад, то есть, летела на закат – в Штаты. 1 ноября, в день рождения, дома, как всегда, ее поздравляли родные и близкие, коллеги и знакомые. Потом было приземление в Лондоне, ее любимом городе, и было все еще 1 ноября. Прилетала в США – опять 1 ноября. Получается, как у Чингиза Айтматова – «и дольше века длится день… рождения». Тридцать шесть часов именин – это не часто бывает. Ирина Фликер, директор ЗАО Комбинат питания «Метопит», помнит тот самый длинный день рождения в своей жизни до сих пор. И как-то ей подумалось вдруг: «А не повторить ли сейчас, спустя пять лет, ту необыкновенную дорогу на закат. Стоп! Закат…закат. Как-то уж очень грустно и печально звучит. А вот не захочу считать это закатом и не буду! Пусть это будет дорога на рассвет. Ведь не география вовсе, а каждый человек сам определяет свое направление в жизни».

День, длиною в жизнь

День, длиною в жизнь

Принято считать, будто человек в самых решающих, критических ситуациях за одно мгновение проживает всю свою жизнь, когда, словно в быстроменяющемся калейдоскопе, перед ним предстают яркие картины и образы из далёкого и близкого прошлого. Возможно, в тот страшный момент Вере и пришлось бы испытать все эти ощущения в полной мере. Если бы. Если бы она смотрела в тёмную пропасть уходящего осеннего дня, изредка разрываемую фарами встречных машин. Если бы успела почувствовать, как вдруг резко в сторону уходит её новенькая «Мицубиси», как беспомощно и безжалостно переворачивается она, падая в кювет, как молниеносно земля и небо теряют свои привычные места.

Динамика бриллиантов во сне и наяву

Динамика бриллиантов во сне и наяву

Загадочная шкатулка
на первый взгляд была простой и непритязательной. Казалось, что ничего особенного она не явит жадному взору. А, может быть, как раз наоборот – именно такая серая невзрачность вдруг обернётся невиданным чудом, которого мучительно ждёшь, на которое надеешься каждый день и каждый час.

Портрет министра на фоне… фотографий или Подписи под снимками

Портрет министра на фоне… фотографий или Подписи под снимками

2003 год. В малом зале правительства области собралось несметное количество журналистов: газетчиков, теле- и фотокорреспондентов. Повод был знаменательный — приезд тогдашнего министра образования России Владимира Филиппова. Это сейчас успехи нашего региона в сфере образования настолько очевидны и неоспоримы, что никаких лишних подтверждений этого факта не требуется. Но тогда приезд в Челябинск «самого» министра очень много значил.

Жизнь формул и формула жизни

Жизнь формул и формула жизни

Конечно же, я далека от мысли, что эта молодая и стильная женщина вывела некую формулу успешности в жизни, или нашла какой-то логарифм преодоления житейских преград. Разумеется, ничего такого экстраординарного она не изобрела, но, тем не менее, слушая её спокойный, уверенный голос, невольно появляется ощущение, что она знает и понимает чуточку больше, чем многие из её сверстников.

Хорошо, хорошо, когда в город приходит весна!

Хорошо, хорошо, когда в город приходит весна!

Татьяна Ишукова — особый челябинский феномен. Любому иногороднему человеку невероятно трудно понять, «что» такое Ишукова для нас. Известный политик? Крупный предприниматель? Лауреат? Ни то, ни другое, ни третье. Синоптик? «Ну и что? Везде есть синоптики». Как объяснить, что она не простой синоптик. Она как добрый гений нашего города. Кажется, всё может рухнуть, один общественный строй заменяет другой, меняются ценности, уклад жизни; но пока мы видим это лицо, слышим узнаваемый уже многими поколениями голос, есть какая-то уверенность, что всё будет хорошо, и жизнь ещё наладится.

Под крышей дома своего

Под крышей дома своего

Откуда-то с Запада пришла к нам теория, будто человеку для поддержания нормального психологического состояния необходимо любить перемены и чаще привносить их в свою жизнь: один раз в три-пять лет менять место работы, столь же часто переезжать с одной квартиры на другую, а лучше вообще кардинально изменять среду своего обитания.Возможно, в этой теории есть рациональное зерно. Но оно, это зерно, не всегда прорастает на инородной почве. Нашу родную российскую «почву» нельзя назвать очень уж благоприятной для подобных теорий.

Нужно сметь своё суждение иметь

Нужно сметь своё суждение иметь

В тот памятный день дорога в аэропорт показалась ему особенно долгой, даже, несмотря на то, что водитель гнал служебную «Волгу» на предельной скорости. Человек в салоне машины сосредоточенно молчал, особенно не «дёргал» шофёра, но тот по одному выражению лица своего босса понял, что ситуация чрезвычайная, и надо выжимать полный газ.

Вектор моей жизни был определён с детства

Вектор моей жизни был определён с детства

Леонид Полляк, кандидат медицинских наук, заведующий ортопедо-травматологическим отделением Челябинской областной клинической больницы, главный нештатный травматолог области, очень не любит громких слов, общих фраз, излишнего пафоса. Он категоричен и прагматичен, предпочитает чёткость, ясность формулировок. Хотелось бы написать: «Сильная личность, настоящий врач, хирург от бога». Но предвижу, как возмутится он, прочитав эти строки: «Ну, зачем так?!». Могла бы добавить ещё о многих сотнях пациентов, которым доктор Полляк вернул здоровье, радость жизни, а порой и саму жизнь. Но об этом он тоже не любит говорить, по крайней мере, в таком вот патетическом ракурсе. Есть больной, есть травма, и надо искать пути её лечения.

Пятьдесят лет одиночества

Пятьдесят лет одиночества

Удивительная вещь наша жизнь. Проходят дни, месяцы, годы. И всё вроде бы нормально: ты работаешь, смотришь телевизор, весной в саду высаживаешь помидорную рассаду, ходишь на родительские собрания в школу, пытаешься решить множество проблем… «Как дела?» — спрашивают знакомые при встрече. «Жизнь кипит», — бодро отвечаешь ты. И только вдруг, однажды, словно громом небесным ударит пронзительно-страшная мысль: «Жизнь? Неужели вот это и есть моя жизнь, единственная, драгоценная и неповторимая?!» Но твои толстовские сомнения тут же прервёт едкий звук мобильного телефона: «Ты где? Опять опаздываешь?» И ты уже куда-то летишь, сломя голову, и тебе вновь кажется, что ты живешь. Хотя на самом деле, оказывается, что всего-навсего «ты почти полжизни ждешь, когда оно придет, твоё мгновение». Многим бывает не суждено его дождаться.
Михаил Гавриленко и Полина Ситникова ровно пятьдесят лет ждали «своё мгновение».

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»