День, длиною в жизнь

День, длиною в жизнь

Принято считать, будто человек в самых решающих, критических ситуациях за одно мгновение проживает всю свою жизнь, когда, словно в быстроменяющемся калейдоскопе, перед ним предстают яркие картины и образы из далёкого и близкого прошлого. Возможно, в тот страшный момент Вере и пришлось бы испытать все эти ощущения в полной мере. Если бы. Если бы она смотрела в тёмную пропасть уходящего осеннего дня, изредка разрываемую фарами встречных машин. Если бы успела почувствовать, как вдруг резко в сторону уходит её новенькая «Мицубиси», как беспомощно и безжалостно переворачивается она, падая в кювет, как молниеносно земля и небо теряют свои привычные места.

Наши танцы

Наши танцы

Шёл восемьдесят девятый год. Полный тупик. То, что Борис Соколкин умел, что составляло смысл его жизни, никому не было нужно. Жить не на что. И вдруг – сюрприз судьбы. Дама из знаменитого московского купеческого рода предложила поработать в её фирме, занимавшейся реставрацией предметов старины. Объяснения, что он резчик-любитель,
во внимание приняты не были, поскольку заказ был срочный.
Реставрация деревянного иконостаса в Казанском соборе Петра и Павла.

Книжкина мама

Книжкина мама

Родители Надежды Анатольевны Капитоновой были убеждёнными коммунистами, и свою дочь назвали в честь Надежды Крупской (вторая дочь Клара получила своё имя благодаря немецкой революционерке Кларе Цеткин). Но вера в идеалы коммунизма не уберегла родителей от беды: в 1933 году отца посадили из-за неправильной трактовки революции в отдельно взятой стране. Мать арестовали через полтора года прямо в библиотеке, где она работала. Надя смутно помнит, как они навещали её в тюрьме: решётки, полумрак, лязг засовов… Отца и маму вскоре освободили, выпустили, но лишили партбилетов, дипломов, прав. Дома у них тоже никогда не было, – в лучшем случае комната, а то и угол в бараке.