+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Вот уже шесть лет эта женщина руководит парой сотен дюжих молодцов, многие из которых не раз бывали в «горячих точках». Хотя образ властной «супервумен» не очень-то вяжется с миловидной внешностью Алины Белоконь

 

Алина Белоконь

Концерты звезд эстрады в нашем городе почти всегда проходят при аншлагах. И почти всегда в зрительном зале можно увидеть женщину, неизменно привлекающую внимание публики. «Смотри, как на Никиту похожа!» — то и дело звучат шепотки. Сами же звезды не скрывают своего восхищения. Артисты наслышаны о том, что в Челябинске работает женщина-охранник. Выступая на сцене, звезды украдкой ищут взглядом в зале белокурую леди в черной форме. В первую очередь, должно быть, потому, что ее присутствие — гарантия безопасности. Вот уже шесть лет заместитель директора частного предприятия «АССОН» руководит парой сотен дюжих молодцов, многие из которых не раз бывали в «горячих точках». Хотя образ властной «супервумен» не очень-то вяжется с миловидной внешностью Алины Белоконь. Между тем, ее деятельность связана не только с организацией охраны концертов. Это еще и общение с клиентами в офисе, их ознакомление с охранными услугами фирмы. Руководитель предприятия Валерий Дмитриевич  ульков научил Алину работать с людьми, научил терпению. Это большой труд, связанный с эмоциями. Неудивительно, что к концу дня она чувствует себя «выжатой». Зато жизнь у нашей героини чрезвычайно насыщенная.
— Многие думают, что моя работа интересна только общением со звездами эстрады. Не разделяю этого мнения. Мне, например, работать в офисе намного интереснее. На концертах все проходит почти монотонно: сопроводить, расставить охрану, вот, пожалуй, и все. А в офис приходят разные люди. И каждый со своими проблемами. Моя задача: выслушать человека и помочь ему.
—  акого рода проблемы приносят люди?
— Разные. Иногда смешные. Например, однажды приходит мужчина и просит: «Хочу охранять дом, чтобы жена ничего не вывезла из коттеджа, пока я в командировке». Через полчаса является женщина с аналогичной просьбой. Узнаем адрес: один и тот же. На двух заказчиков. И два охранника сидят в коттедже друг напротив друга и хохочут. Охраняют. Или, другой пример, тревожные кнопки устанавливаем в домах. В Тракторозаводском районе живет много азербайджанцев и таджиков, «охраняются» у нас. Звонок в два часа ночи, на сотовый: «Я тут нажал трубку, ты пачиму да сых пор не прыехала?» Попробуй, сообрази в два часа ночи, что «ты» — это «АССОН», а не Алина. Поднимаешься, долго думаешь, куда и зачем надо ехать посреди ночи. Много ситуаций возникает.
— Получается, 24 часа в сутки трудитесь?
— Мой рабочий день — круглосуточный.
— И каким ветром вас занесло в охранное агентство?
— Случайным. Приехала в Челябинск из другого города, искала себе работу. Шесть лет назад была «мода» на распространителей разного рода продукции. Ходила по объявлениям, мучилась: что угодно, только бы не ходить, не предлагать помаду или колготки, или еще что. Пользоваться знакомствами не хотела, поскольку убеждена: со знакомыми и родственниками ни денежных, ни рабочих отношений быть не должно. Такая жизненная установка, многократно подтвержденная. В «АССОН» пришла по объявлению, через газету. Меня приняли на должность менеджера, поскольку имею международный диплом менеджера,
к тому же со знанием двух языков. Решила попробовать. Никто не верил, что справлюсь. До меня здесь трое за полгода сменилось. И никакого дохода, никакой отдачи от них не наблюдалось. Думали: пришла на месяц. Заключала договоры. Удачно. Меня заметили и отметили. Через два года стала заместителем директора «АССОН».
— А вам самой приходилось выступать в роли охранника?
— «Звезды» почему-то меня просят охранять их персоны.
Не мудрено, с первого взгляда Алина вызывает у собеседника чувство доверия, ее образ ассоциируется со стабильностью и уверенностью. В себе, своей жизни, своем деле.
— В этой жизни вы всегда сами все определяете?
— В основном, да. Считаю себя самостоятельным человеком. Так получилось, что важные решения приходится принимать мне. Год назад похоронила папу, который был моим «плечом», поддерживал, давал советы. Теперь приходится самой полностью отвечать за все происходящее.
— Вас угнетает эта ситуация?
— Напротив, мне начинает это нравиться. Ты ни от кого не зависишь, планы строишь сама, ответственность тоже целиком на тебе. В целом, ни на кого в жизни нельзя положиться так, как на себя. Даже родственников не всегда видишь такими, какие они есть на самом деле.


— Ваш характер — от отца?
— Однажды мне продемонстрировали, насколько я на него похожа. Мы с отцом ехали в трамвае, но стояли не рядом, он беседовал со знакомым, я не хотела мешать. И вдруг приятель говорит, глядя на меня: «Смотри-ка, девушка напротив, просто твоя копия!» Отец отвечает: « онечно, ведь это моя дочь». Мне это лестно, когда говорят, что я на отца похожа. Он был очень хороший человек. Работал секретарем партийной организации строительного управления, но никогда не пользовался своим положением, даже когда возникала нужда. Людям помогал, о себе не думая.  ак-то они с мамой три года не могли летом уехать в отпуск, потому что путевки были кому-то нужнее. И в то же время он был требовательным и к себе, и к другим. Особенно, к себе.
— Вы можете манкировать своими обязанностями?
— Зачем тогда браться за дело? Если тебе настолько не по душе то, чем ты занимаешься, сиди дома или ищи другую сферу деятельности.
— В вашем подчинении более двухсот мужчин. У вас есть собственная тактика управления сильным полом?
— В первую очередь, это внутренняя уверенность. Если ее нет, то тебя вряд ли кто-то будет слушать. И потом, к каждому охраннику (впрочем, как и к любому другому человеку) необходим индивидуальный подход. Выслушать его проблемы, по возможности помочь… Вот и все, пожалуй.
— А лаской кого-нибудь берете, или это не подобает начальнице?
— Ласка бывает разная. Доброе слово, сочувствие — тоже ласка. Но никому не вытираю слезы, платки не подаю. У нас мужчины работают. Не детский сад.
— Самое рисковое предприятие вашей жизни?
— Наверное, все-таки выездные концерты. Мне часто вспоминается случай, произошедший в самом начале моей карьеры. Магнитогорск, концерт группы «Дискотека Авария». Чужой город, где своя милиция, свои нравы.   тому же, открытый стадион и День города. Пятьдесят охранников выстроились передо мной, и я должна ими руководить.
— Это так опасно?
— Не в том дело. Город чужой. Ответственность повышается в несколько раз. Возник конфликт: милиция не подчинилась охране, когда охрана пыталась выполнять свою задачу. Было тяжело, когда полковники, майоры подходили ко мне и начинали выяснять отношения на уровне: «Да кто ты такая? Да мы тебя…» А за час до этого у нашего автобуса отказали тормоза, с горки катились юзом. Я сидела с водителем впереди, и никто из ребят не знал, какому риску подвергались их жизни. Но я-то знала… И на концерте пришлось побегать, народ с забора снимать и дубинками орудовать. Совершенно неуправляемая толпа людей стремилась попасть на стадион без билетов. Этот день стал для меня серьезным испытанием.
— Алина, когда вы стоите перед строем здоровых молодцов и командуете ими, вам не мешает ваша женственность?
— С одной стороны, это плюс: пока они «глазеют» на меня, я объясняю, что нужно, а они записывают на подкорку. С другой стороны, стараюсь с первой секунды общения установить субординацию: я — начальник, ты — подчиненный. И о том, что они мужчины, в тот момент не думаю.
— Не обижаются?
— Люди разные, может, кто и обижается, но это меня не интересует. Охрана — это почти армия, и приказы должны исполняться беспрекословно.
— Страх сопутствует профессии охранника?
— Боятся те, кто думать не умеет. С такими расстаемся. Наша работа требует здравого рассудка, быстрой реакции, умения владеть ситуацией, просчитывать ее на несколько ходов вперед, умения наблюдать.  огда ты все держишь под контролем, просто некогда бояться.
— А вы боялись? Ведь ваша задача — закрыть собой, если возникает опасность нападения.
— Говорю же, о страхе не думаешь. Может быть, потом, когда уже все заканчивается.   примеру, на концертах всякое случается. Бывает, домой приходишь исцарапанная, в порванной форме, без ногтей. Особенно отличаются юные фанатки, от них можно ожидать чего угодно. Им хочется любой ценой оторвать на память «кусочек» от их любимого артиста. Приходится применять силу. С другой стороны, понимаешь, что перед тобой глупенькие девчонки, дети. Они, кстати, меня знают, и многие относятся ко мне как к маме.
— Скажите, сильные женщины равнодушны к комплиментам?
— Стараюсь на них не обращать внимания.  омплименты сбивают с рабочего ритма. И потом, не всегда комплимент идет от чистого сердца. Иногда говорят: «Ой, как ты сегодня хорошо выглядишь!» Но ты ведь видела себя сегодня в зеркало и прекрасно понимаешь, что это не так. Видимо, человек просто хочет таким образом обратить на себя внимание.
— Добавился ли ваш послужной список эпизодами общения cо звездами?
— Отношения с артистами, как правило, складываются душевные. Макаревич, к примеру, после концерта вручил мне все букеты, которые ему преподнесли поклонницы. Таня Буланова оказалась очень человечной и порядочной. «Звездная болезнь» ее абсолютно не коснулась. Ведет себя спокойно, как самая обыкновенная женщина. Пенкин очень эмоционален. На протяжении всего концерта оказывал мне знаки внимания, восхищался работой. И Аллегрова восхищалась. После концерта призналась даже: « ак же тебе везет! Я всю жизнь мечтала руководить мужчинами». В процессе работы со звездами все больше набираешься опыта. Они по-прежнему продолжают удивлять, ведь каждая «звезда» — яркая индивидуальность.
—  то удивил в последний раз?
— Группа «Scorpions». Мое удивление не проходит до сих пор. Впечатления, думаю, останутся на всю жизнь. Звезды, приезжая в Челябинск, считают, что попали в глухую провинцию, где на них почти молятся. В результате, некоторые отрываются по полной программе, не замечая никого вокруг. Что же касается «Scorpions», это было что-то неуправляемое. Во-первых, поражает их энергия. Три дня подряд артисты ложились спать очень поздно, вставали очень рано, пили очень много.
— Странно, что это не использовала желтая пресса. Между тем, ваше имя нередко всплывает на страницах бульварных газет в двусмысленных контекстах.
— Некоторые статьи, неожиданно появляющиеся в желтой прессе, меня порой просто поражают. Журналисты используют такие вульгарные выражения как «богатенький буратино», «доступ к телам». Сразу можно судить об уровне издания. Зачастую невозможно понять, что вообще хотел сказать журналист. Фигурируют такие факты, о которых даже речи не шло при встрече. Откуда берут такое, не понимаю.  огда читаешь подобные издания, безусловно, испытываешь минутный шок. А потом просто понимаешь, что непорядочные люди есть в любой профессии, и бороться с ними бесполезно. А еще успокаивает одна простая истина: желтую прессу читают люди уровня желтой прессы. И этим все сказано.
— Ваши дети вами гордятся?
— У них поинтересуйтесь. Но, в принципе, достаточно уже того, что они меня просто любят. Сыну — 11, дочке 12 лет. Они все время вместе.  онечно, было тяжело, когда родила их одного за другим. Но сейчас очень довольна, что дети погодки. Во-первых, они помогают мне, во-вторых, — друг другу. Между собой отлично ладят, что очень важно. Иногда даже мне не рассказывают того, чем делятся друг с дружкой. Их солидарность порой меня поражает.  огда дочь приглашают на день рождения, она заявляет: «Если Руслана не будет, я тоже не пойду». Если бы я была домохозяйкой (о чем мечтаю), то все свое время посвящала бы семье и детям. Но я постоянно на работе. И дети, безусловно, страдают от недостатка внимания.
— Сын, случайно, не мечтает стать охранником?
— Он по своей натуре — защитник. Защищает девчонок в классе и малышню во дворе, может легко утихомирить расшалившихся мальчишек, чем частенько помогает учителям. Порядок наведет, всех по местам рассадит. Причем, без шума и лишней суеты.
—  опирует маму?
— Может быть (смеется).
В личной жизни Алины в последнее время произошли изменения. В связи с разводом на ней теперь больше ответственности за детей, больше домашних хлопот. Словом, нагрузка еще увеличилась.
— А почему вы вдруг решили расстаться?
— Cлишком много времени уделяла работе, для семьи его оставалось меньше. Видимо, муж почувствовал недостаток внимания к себе. У человека стало появляться свободное время. Домашними делами занимается нянечка, детьми в хоре — руководитель, в бассейн их возит водитель.  онечно, он мог помогать мне. Но не стал этого делать. У меня же несколько иное мировосприятие. Если со мной рядом мужчина, то он, в первую очередь, должен быть опорой. Но в последнее время я не могла на него опираться. Поэтому мы и расстались. Впрочем, это не мешает нам сейчас поддерживать дружеские отношения. Периодически созваниваемся. Он в городе один, я чувствую за него ответственность. Чисто по-человечески помогаю, поддерживаю.
— Но сердце красивой молодой женщины не может быть слишком долго свободным.
— Оно и не свободно. Однако, это закрытая тема. Сама еще не разобралась в своих чувствах, отношениях. Сейчас мне хочется просто заниматься детьми, а все остальное, думаю, придет.  огда приму окончательное решение, тогда все и узнают, кто мой избранник.
— В личной жизни вы часто рискуете?
— Вот здесь стараюсь не рисковать. Обычно все продумываю, просчитываю. Ничего спонтанного, никаких потрясений.
— Расскажите, как вы отдыхаете?
— Непременно вместе с детьми. Подальше от города, но в окрестностях Челябинска. Люблю свежий воздух, баню, подвижные спортивные игры: в волейбол поиграть, с детьми наперегонки побегать, велосипедные гонки устроить. Целыми днями валяться на диване — это не по мне. В детстве мне нравилось ловить рыбу. Но сейчас снастей нет. Обожаю лес, грибы, ягоды. В последнее время все чаще стала ловить себя на мысли, что лучше всего отдыхаю в тишине, вдали, так сказать, от шума городского.
— Водите автомобиль?
— Да, это последнее мое увлечение. Недавно купила машину. Мне нравится ездить по выходным за город к маме. Иногда бывает, что руль просто выводит меня из состояния стресса. Полностью оказываешься во власти дороги, перестаешь думать о работе, о проблемах. Порой, чтобы войти в форму, бывает достаточно проехать 15-20 минут.
— Уже дали ласковое прозвище автомобилю?
— Свою «Ладу» 12-й модели называю Лапочка. (Смеется) Очень долго ее искала. Именно такого цвета — «млечный путь». Моя Лапочка черного цвета с искринками, мерцающими на солнце.
— Я знаю, что вы любите вязать.  акой вещицей можете похвастать?
— Последнее мое «творение» — зимний шарф для сына. Попросил — связала. Выкраивала час-два после работы вечером, когда дети уже ложились спать. Понравилось, вязание успокаивает, да и радость ребенка — лучшее вознаграждение. Сын был счастлив, сказал: «Мама, честное слово, я его никогда не потеряю».
— А когда вам было 12, какой вы были?
—  огда встречаемся с одноклассниками, они говорят моим детям: вот, дескать, у вас мама какая была боевая, даже старшеклассники ее побаивались. Разумеется, без повода не дралась. Но постоять умела не только за себя, но и за того, кого обижают. Если знала, что человек прав, и ему требуется помощь, заступалась, не задумываясь. Вообще, родители всегда меня учили быть порядочной и честной. Учили в любое дело вкладывать частичку себя.
— Полагаю, что и сейчас вас сложно обидеть? Или находятся желающие?
— В плане работы, думаю, обидеть меня вряд ли возможно. А как женщину… Любую из нас можно ранить. Причем, очень больно. До слез.
— Вот и опровергается устойчивое мнение о том, что вы никогда не плачете…
— В сущности, это правда. На такой работе, как у меня, волю чувствам давать нельзя. Я ведь все время на виду. Вот и приходится все проблемы переживать в себе. На самом деле, сентиментальность мне не чужда.  ак-то в ЦДС выступал Розенбаум. Одну из своих песен он посвятил погибшим на подлодке « урск». Весь зал встал. В этот момент я не сдержалась. Вышла в коридор…
— Считаете ли себя «суперженщиной»? Только без скромности.
— Нет. Даже понять не могу, что означает это слово. Считаю, что таких женщин вообще не бывает.
— Разве вы не можете ВСЕ?
— Я неплохо стреляю, гвоздь, конечно, забить могу и огород вскопать. А вот в космос полететь — нет. Уже не «супер», правда? На самом деле, «супервумен» только в кино бывают.
— А сверхспособности у уральской Никиты проявлялись когда-нибудь?
— Знаете, очень часто летаю во сне. И это так естественно получается! Мне кажется, люди пока много о своих способностях не знают. Не исключаю, что когда-нибудь и самостоятельные полеты станут явью. Что же касается реалий сегодняшнего дня… Чем дольше живу, тем больше убеждаюсь: первое интуитивное решение человека — самое правильное. Во всяком случае, у меня именно так происходит. Если нужно очень быстро принять ответственное решение, полагаюсь на интуицию. А если решение касается моей работы, конечно, еще на опыт и профессионализм. Это уже потом мозг начинает рассуждать, терзаться сомнениями. Но все это уже не имеет значения.
— Алина, если бы вам в юности сказали, что вы будете управлять охранным агентством, поверили бы?
— Да никогда. Вообще-то я хотела стать учительницей математики или физики.   точным наукам способности имела. Но получила образование инженера-технолога. А работаю в «АССОНе».
— И чему вы еще не научились, работая в охранном агентстве?
— Пока не умею отстраняться от чужой беды. Понимаю: это мешает в работе. Нельзя чужую боль пропускать через себя. У меня задача другая, миссия, если хотите: защитить человека, обратившегося к нам за помощью, обезопасить его жизнь.

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»