+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Мы взрослеем не сразу. «Выходя в жизнь» из простодушного детства, мы пытаемся адаптироваться к этому миру, каждый по-своему. И какое же счастье, какая несомненная удача, если рядом оказываются люди, способные помочь нам выбрать верный путь и сделать по нему первые шаги. Учителя. Наставники. Тренеры.

Василию Петровичу Рыбакову, шестикратному чемпиону Всемирных игр мастеров и чемпиону России по гребле на каноэ, по его собственным словам, очень повезло в этой жизни. Потому что он сумел встретить Тренера с большой буквы. И до сих пор во всех своих интервью этот заслуженный спортсмен и преуспевающий бизнесмен не устаёт повторять: в моей жизни был Тренер, на которого я до сих пор хочу быть похожим.

Но начать необходимо с самого детства. Как это ни забавно, но нынешний председатель областной федерации гребли на байдарках и каноэ в детстве… даже не умел плавать. Потому что в болгарском селе Викторовка, расположенном в солнечной Молдавии, где родился наш герой, не было даже речки. Зато вместе с остальными пацанами маленький Вася без устали гонял в футбол и домой, разумеется, являлся грязным, как поросёнок. А папа и мама, разумеется, его за это ругали. Рассказывая о своём детстве, Рыбаков широко улыбается, и, кажется, готов говорить на эту тему бесконечно долго. Ведь хорошее вспоминать всегда приятно и радостно.

— У нас была русско-молдавская школа, где все учились и жили очень дружно. Мутузились в футбол, и так далее… Учась в школе, я первый раз и познакомился с греблей. На уроке анатомии проходили тему «объём лёгких». Тему иллюстрировал рисунок, на котором был изображён великолепный гребец. И подпись, мол, объём лёгких у гребцов больше, чем у обычного человека. Эта спортивная красота врезалась в память. Все знают, что в этом возрасте у девочек есть свои кумиры. Но не все догадываются, что и у парней есть кумиры, на которых им хочется быть похожими…

Дрался Василий в детстве редко. Однако один случай врезался в память. В семье Вася был младшим, и когда среднего брата стал серьёзно обижать чужой пацан, естественно, побежал за помощью к взрослому старшему брату. «А ты на что?» — голосом, не предвещавшим ничего хорошего, спросил старший. Тогда Василий отыскал обидчика и накинулся на него так, что окружающие опешили. Детали той мальчишеской драки даже сейчас не совсем стёрлись из его памяти. Но обидчик, который был и взрослее, и сильнее, даже не пытался после как-то отомстить ни среднему, ни младшему Рыбаковым. Понял, что братья друг за друга — горой.

Василий Рыбаков с одноклассником Володей. Молдавия, 1970 год.

Вначале был тренер…

Когда Василий успешно закончил восемь классов, особенных трудностей в выборе, куда поступать дальше, у него не было. В семье Рыбаковых, где, кроме него, были ещё два брата и сестра, традиционно высоко ставились рекомендации старших. Уважение к советам старшего брата Николая — тоже спорт­смена, чемпиона Молдавии по вольной борьбе, привело младшего в энергетический техникум в Днестровске.

Легко сдав экзамены, Рыбаков обнаружил, что в новом коллективе, где ему с тех пор предстояло жить и учиться, есть гребцы. И не просто начинающие, а уже кандидаты в мастера спорта. Возможно, сыграло свою роль то, что эти 17-летние юноши уже были состоявшимися спортсменами, возможно, мешала навалившаяся учёба, но убедительные просьбы Василия отвести его к тренеру, возымели силу только в конце первого курса. И эту судьбоносную встречу со своим Тренером Василий Петрович не забудет никогда.

— Меня встретил взрослый, серьёзный человек. Тёмные пронзительные, умные глаза. Но очень добрый взгляд. Это и был Леонид Григорьевич Табола. Он что-то мастерил, вышел ко мне, весь в опилках. Я очень волновался, но всё же внятно объяснил, что хочу заниматься греблей…

В первый момент юношу постигло жестокое разочарование. Тренер отказал. Посетовал, что «заниматься уже поздно» и отправил Рыбакова к другому тренеру. Но и второй тренер не захотел взять Василия в секцию. И только после Рыбаков понял, что это был тонкий ход опытного педагога. Табола проверял, насколько сильно и искренне желание юноши заниматься, насколько силён его бойцовский дух… А Рыбаков и не собирался сдаваться сразу. Подошёл к парню, который привёл его в секцию, чемпиону рес­публики, спросил совета, как быть. Тот порекомендовал подойти ещё раз. Табола уже ждал, объявится или нет, настырный новичок. И когда Рыбаков вновь возник перед глазами тренера, Леонид Григорьевич, улыбаясь, пояснил свою первую фразу: «Спортом никогда не поздно заниматься, просто сейчас холодно грести». Был уже не сезон. И Василий начал заниматься штангой, истово работать в спортзале, чтобы по теплу начать тренировки на воде.

— Табола Леонид Григорьевич, великий тренер. Большим счастьем является то, что я попал именно к нему. Он не просто формировал чемпионов и творил чудеса в области спорта. Он творил из человека личность. По человеческим и профессиональным качествам: глыба, столп гребли.

Гребцы ни разу не слышали, чтобы он ругался или хотя бы повысил голос. Помню, когда я выходил на тренировку, Табола всегда находился на тренерском плотике. И оставался там, пока я не выполню все задания, не оставлял свой пост ни на минуту. Наблюдал молча. И только по завершении тренировки, ни в коем случае не прилюдно, а один на один, объяснял мне мои ошибки, находил доводы, с которыми я соглашусь. Ведь тогда я был в очень ранимом возрасте. Безуспешно подростку объяснять, что он делает не так, взрослеющие парни всё воспринимают в штыки.

Но Леонид Григорьевич умел убеждать, использовал физику, химию в своих объяснениях. Таких профессионалов, такого набора качеств я не встречал больше в своей жизни никогда, хотя где только ни бывал. Он не только готовил нас к соревнованиям. Он готовил нас к жизни. Тренер учил: жизнь продолжается и после спорта. Именно он сформировал всё необходимое, чтобы я занялся бизнесом…

Бизнес фэйр-плэй

На просьбу рассказать о правилах своего бизнеса, Рыбаков отвечает улыбкой. Впрочем, он готов, даже с удовольствием, однако на это понадобится
не менее трёх часов. Но если совсем-совсем кратенько, то правила директора «Автокомплекса Регинас» состоят из трех несложных постулатов. «Сила в движении», «Быть всегда в форме», «Если не я, то кто?»

Для таких правил не нужны долгие комментарии. Чтобы быть в форме, нельзя останавливаться ни на минуту в своём развитии; если пожинать лавры, не глядя, то окажешься обойдённым… Что до принципа «фэйр-плэй», альфы и омеги любого спорта, то и он нашёл своё отражение в бизнес-философии Василия Петровича. Тому порукой почётный диплом от Ассоциации челябинских автомобильных дилеров. Главы 13-ти предприятий-конкурентов выразили своё признание и уважение директору «Автокомплекса Регинас». Такого можно добиться только неустанным трудом и порядочностью, которая, увы, не особенно часто встречается в современном бизнесе.

— Тот, кто достигает больших высот, часто жесток. Я не лишён, наверное, жёсткости. Но я считаю, что никогда не надо никого поучать. Есть несложные правила, которые позволяют правильно и нормально развиваться и в жизни и в бизнесе. Им нужно просто соответствовать. Прежде всего, нужно отвечать за своё слово. Ежели ты, как предприниматель, берёшь на себя обязательства, ты должен их выполнить — это один из немногих принципов, которые надо соблюдать всегда.

В бизнесе надо иметь определённую идеологию и философию, но она не должна быть набором команд.

Я сам не выдумывал идеологию, просто много читал и общался с людьми. Конечно, прибегал и к помощи спорта. Эта идеология опирается на два правила. Первое: много работать. Для того, чтобы успешно грести летом, надо много работать и тренироваться зимой, в бизнесе то же самое. И второе: не быть «понукалом», мол, я директор, босс, а ты такой-сякой. Руководитель должен многое уметь сам. Как мне кажется, у меня неплохо получаются две вещи: я неплохой хозяйственник и управленец, и неплохой спортсмен. И я не белоручка. В своё время, когда работал на ТЭЦ-3 ремонтником в электроцехе, пришлось немало повертеть ключами.

Мужчина, на самом деле, должен уметь всё: варить, стирать, стрелять…

Глубокая убеждённость Рыбакова в особом, лидирующем предназначении мужчины на этой земле, тоже родом из детства и спорта. Тренер, родители и старший брат, не сговариваясь, учили одному и тому же: брать ответственность на себя, служить примером для других. Армия научила ещё и не давать себя в обиду.

Он и сейчас не жалеет, что из института ушёл служить на два года, и вспоминает армию даже с удовольствием. Как ни странно, но Рыбаков, тогда уже мастер спорта по гребле, как и семеро таких же, как он, спортсменов, попали в самые «не боевые» войска — стройбат. Да и тот в Калмыцких степях. И, конечно, пришлось сложно: студенты-второкурсники оказались среди ровесников «из аула», которые интеллектуальную немощь с лихвой восполняли агрессией и лютым землячеством.

— Школа мужества и школа жизни. Если бы у меня был сын, я бы, скорее, отпустил его в армию, чем стал от неё как-то спасать. В армии я постиг, что такое ситуация, когда нужно принимать решение быстро, когда на кону твоё честное имя, имидж твоих друзей. Тем, кто хочет делать нормальный бизнес, такая серьёзная школа, как армия, не помешает…

Но перед армией и после неё был ещё институт, и самая большая любовь в его жизни — жена Елена, которую он нашёл… «на воде»…

Василий Рыбаков с женой Еленой и дочерью Ириной. 1988 год.

«Привезла меня, как чемодан»

Наверное, это символично, что страсть к гребле, которая, в конце концов, сделала Рыбакова олимпийским чемпионом, принесла ему и «счастье в личной жизни». Первая встреча на тренировке с будущей супругой грозила Василию хорошим купанием. Елена тогда уже была известной в Молдавии спортсменкой, кандидатом в мастера спорта, и ради шутки перевернуть каноэ новичка было для неё делом наилегчайшим. Она так и собиралась сделать, но Рыбаков проникновенно попросил: «Пожалуйста, не надо, я первый раз на воде». Женское сердце не камень, и супруги до сих пор смеются, вспоминая, как убедительно Вася попросил его не опрокидывать. Потом вместе занимались, Рыбаков очень быстро «догнал и перегнал» любимую в спортивных достижениях. А позже, после окончания техникума, ребята вместе уехали из Днестровска в Иваново, поступать в энергоинститут. Родители Елены протестовали, зачем ехать так далеко, однако, преподаватели техникума, ценившие Рыбакова как способного ученика, порекомендовали ему поступать именно в этот вуз. А Елена поехала за любимым.

Оба успешно поступили. Когда Василий вернулся из армии, Елена уже заканчивала пятый курс. И по распределению в Челябинск уже муж поехал вслед за женой.

Рыбаков и сейчас шутливо упрекает супругу, что она его привезла «как чемодан, в край, куда раньше людей ссылали»

И в самом деле, кто же по доброй воле поедет из солнечной, ласковой Молдавии на суровый Урал, где и погода плохая, и люди не такие открытые. Тем более, что на дворе стоял конец восьмидесятых.

 — Приехали. 1987 год. Окраина, талоны, нищета. Холодно, люди не так улыбаются — вспоминает сейчас Рыбаков. — Все родные остались в Молдавии. Но родился ребёнок, надо было жить, кормить дочку и жену…

До сих пор Рыбаков тренируется каждый день, выбирая для этого время среди бизнес-обязанностей… 10 лет подряд, по десять-пятнадцать километров бега или гребли в день, ежедневно.

36 500 километров

Но именно этот переезд фантастически определил спортивную судьбу Василия Петровича. Молодые специалисты устроились работать на ТЭЦ-3, предприятие выделило новым работникам квартиру окнами на Первое озеро. До этого Рыбаков долго и безуспешно пытался разыскать в Челябинске секцию гребли.

Проезжая как-то в трамвае по мосту, увидел нескольких ребят в байдарках и каноэ. С того момента он неоднократно искал базу гребцов, ходил вдоль реки, прогуливался с женой и без жены, от ЧЭГРЭСа до моста по Свердловскому проспекту. Хотел вернуться в греблю, жаждал. Но база будто сквозь землю провалилась.

Этот день он запомнит навсегда. Придя со смены, принимал душ, Елена на балконе развешивала бельё. И вдруг воскликнула: «Беги, беги, смотри, каноэ на Первом озере!». Рыбаков одевался уже находу и бежал опрометью — чтобы опять гребцы не исчезли. Познакомился, попросил погрести в каноэ (не получилось с первого раза). В принципе, «навёл мосты», но…

— Для того, чтобы грести, надо время, желание и финансы. А у меня тогда было только желание. Жена в декрете, ребёнок, я получал 140 рублей…

Но спортивная судьба уже не оставляла его. Через несколько лет на ТЭЦ‑3 Рыбаков познакомился с человеком, занимавшимся на той самой, «никак не находившейся» базе «Спартак» на Миассе. Наконец-то узнал, где она расположена — там, где сейчас торговый центр «Молния» и зоопарк. Три недели ходил туда, искал тренера-каноиста, а его всё не было. Зато каждый день на «Спартаке» Рыбакова встречал тренер байдарочников Валерий Михайлович Лукаш. И, в конце концов, каноист Василий согласился тренироваться под руководством тренера байдарочников. Почти 11 лет прошло между двумя попытками вернуться в родное каноэ. Челябинский тренер Лукаш буквально «выходил» Рыбакова. Через три года челябинский спортсмен стал шестикратным чемпионом Олимпийских игр ветеранов в Мельбурне, победителем чемпионата Европы в Стоктоне. Ошеломляющий успех… До сих пор Рыбаков тренируется каждый день, выбирая для этого время среди бизнес-обязанностей… 10 лет подряд, по десять-пятнадцать километров бега или гребли в день, ежедневно. Тяжёлая работа.

Дочери Рыбакова Ирине — 17 лет, она тоже занимается греблей.
В окрестностях Тольятти, 2002 год.

Немного пафоса в холодной воде

Успешный бизнесмен, талантливый спортсмен, счастливый муж и отец. Казалось бы, что ещё нужно? Но ко всем своим титулам и званиям Рыбаков добавил ещё одно, далеко не такое броское: председатель областной федерации гребли на байдарках и каноэ. Любой, кто хотя бы понаслышке знает о нынешнем положении отечественного детского и юношеского спорта, просто пожмёт плечами. Головная боль семь дней в неделю — вот что несёт с собой пост председателя такой федерации. Зачем ему это?

— Я всегда был за принцип передачи опыта от поколения к поколению, только на примере старших. Старшие, совсем взрослые спортсмены, понимают, как строить жёсткую дисциплину, не изменяя принципам лояльности демократии. Разве плохо, когда ребёнок боготворит своего спортивного кумира, когда взрослый человек подходит к тренирующемуся малышу, погладит по голове, укажет на ошибки? А малыш уже ждёт этого внимания, старается стать лучшим. И ребёнку не нужны никакие наркотики, никакой алкоголь, потому что есть спорт! Сейчас у нас в федерации занимается около 300 детей.

Это нормально, когда спортсмен, в финансовом плане достигший независимости, ставший состоятельным человеком, помогает детям. Денег на детский и юношеский спорт сейчас дают мало, в день на питание всего сто рублей, у многих детей родители живут сложно. Я горжусь тем, что сейчас могу в пример привести моего коллегу и друга, прекрасного спортсмена Андрея Захарова, гребца. Приехали на соревнования в Саратов, а у него пустой кошелёк: все деньги юным спортсменам отдал. Это очень важно, это пример для детей. Они такими же станут, такими же состоятся. Необходимо уважать традиции, тогда дети не научатся дурному…

Дочери Рыбакова Ирине — 17 лет. Конечно, она тоже занимается греблей. В её «загашнике» уже есть серебро на чемпионате Европы на лодках класса «Дракон». Но, несмотря на все безусловные данные девушки, как полученные по наследству, так и заработанные упорным трудом, Рыбаков не хотел бы, чтобы она стала профессиональной спортсменкой. Гораздо важнее для него, чтобы дочь стала личностью, сформировалась как личность. Впрочем, вряд ли Василия Петровича гложут сомнения в достижимости данного факта…

Тренерская, невидимая «эстафетная палочка» перешла по наследству. Но хотя из чемпионов не всегда получаются такие же «звёздные» тренеры, есть мнение, что Рыбаков и не грезит победами своих учеников на всех соревнованиях мира, сколько бы их ни состоялось в будущем. Как бы это пафосно ни звучало, но гораздо важнее другое: чтобы «дети состоялись». А детей — аж триста один человек. Дочь и три сотни ребят в федерации.

Рыбаков — Водолей. Водолеи одержимы желанием менять жизнь к лучшему, и при этом не только свою. Может быть, не всегда врут гороскопы?

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»