+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Андрей Шимко

Закон для мужчин

СЕМЬЯ: поступок

Текст: Лана Литвер
Фото: Игорь Ляпустин, из архива Андрея Шимко

Артёму Гусеву из Челябинска было чуть больше года, и ему требовалась срочная операция на почке. Молодой предприниматель Андрей Шимко не знал тогда ни малыша, ни его семью, но решение помочь было естественным порывом, не требующим объяснений. С этого момента Андрей стал ангелом-хранителем и для других детей, жизнь которых напрямую зависела от количества денег в семье. В 2016 году журнал «Миссия» впервые рассказал об Андрее и ребятах, которым он помогает. Спустя три года мы решили узнать, как сложились истории этих мальчиков.

-Андрей, расскажите, пожалуйста, как всё началось?
-Я помогал детдомам. Ездил туда с подарками к праздникам. Это было нашим правилом: загружали багажник игрушек и поздравляли детей. Однажды, в одну из таких встреч, я заметил, как смотрит на меня маленькая девочка. Малышка не отводила глаз, словно боялась меня отпустить. Она не обращала внимания на представление, на подарки — только на меня. Я не знал, что мне делать, был готов её удочерить. Пришёл домой сам не свой. Мне было 22 года, у меня у самого только родился сын. И брать ещё одного ребёнка… Словом, после этого мне стало очень тяжело бывать в детдомах. Я прекратил эти поездки. И однажды наша родственница рассказала об одной семье.

-Это был маленький Артём Гусев?
-Да, из Челябинска. Мой первый опыт помощи больным детям, и я очень рад что результат положительный. О Диме Попрядухине из Москвы, как и об Артёме, я узнал случайно, прочитал пост его мамы и долго не мог прийти в себя. «Возможно, нам жить остался месяц», — писала она. Я подумал: как же так, у меня же есть возможность помочь. У меня есть друзья и партнёры, которые тоже могут помочь. Если вопрос всего лишь в деньгах — мы его решим! Всегда сложно запустить этот маховик. Нужен первый толчок. Я вышел на контакт с мамой и сказал: я хочу помочь. Мы собрали сто тысяч евро на операцию по трансплантации спинного мозга в турецкой клинике. Смысл именно в том, что неважно, кто сколько дал: кто тысячу, кто сто тысяч. Не имеет значения. Иногда и сто рублей могут спасти жизнь.

-Помогают ли вам в сборе денег коллеги, бизнесмены?
-Когда меня хотят отблагодарить бизнес-партнёры, я прошу: лучше перечислите вот на этот счёт, помогите ребёнку. И да, перечисляют, присылают мне подтверждения.

-Как вы сами отвечаете себе на вопрос: зачем это вам?
-Чем больше добрых дел мы сделаем, тем лучше. Это, по-моему, внутренняя потребность каждого человека. Я считаю: если есть возможность, надо помогать. Можно купить более дорогую машину или что-то ещё, а можно сделать доброе дело. Это и правда очень непросто и требует душевных сил. Многие об этом не задумываются. Или не хотят задумываться, боятся прикоснуться к горю, боятся заразиться… Как-то в Москве люди стали пересаживаться от нашего стола, где сидели лысые мальчики в масках! Но чем больше об этом говорить, тем лучше будет результат. Мы спасём больше детей. Их жизнь зависит от этих пожертвований. А жизнь — бесценна.

-Вы предпочитаете помогать адресно?
-Да. Признаться, были промахи: думал, что отправляю в благотворительный фонд, а там мошенники. Я предпочитаю помогать конкретному ребёнку. Общаюсь с мамой, узнаю, что нужно. Иногда ведь помощь нужна не денежная, организационная: отели снять, такси заказать, билеты забронировать. Помню, Дима лежал в больнице, ему было очень тяжело, и у него сломался планшет. Я купил ему самый лучший айпад. Это тоже важно! Положительные эмоции у ребёнка значат не меньше, чем медикаменты.

-Мамы не злоупотребляют вашим вниманием и ресурсами?
-Ни разу такого не было. Наоборот, они всякий раз говорят: нет-нет, нам ничего не нужно, вы и так много сделали для нас. Они очень скромные и стесняются принимать подарки. Меня искренне удивляет, почему наше государство при всём его богатстве системно и целенаправленно не помогает детям. Родителям приходится обращаться в благотворительные фонды, стучаться во все двери.

-Но многие, действительно, думают, что есть благотворительные фонды, которые для того и созданы…
-Пока вы не сталкиваетесь с конкретными детьми, да, вы так и думаете, что есть фонды, есть депутаты или кто-то там ещё. Но не всем помогают. Это первое. А второе — нужны не только деньги, но и дружеская, личная поддержка этих людей.

-Ваша семья, думаю, вас понимает безраздельно и поддерживает?
-Конечно. Жена меня ни разу не спрашивала, сколько я перевожу на благотворительность, и я очень ценю её доверие и понимание. Мои дети тоже знают, что я делаю. Эту традицию хочу передать своим сыновьям. Считаю, это должно быть законом для мужчины: есть возможность помочь — помоги. Я не олигарх, есть люди много богаче. Просто для себя решил, что когда могу — помогаю. Самое главное — чтобы за себя не было стыдно. И общение важно, необязательно деньги. Иногда можно хоть водителя дать, чтобы помогли, встретили, довезли… Поддержка и участие так же важны. Если бы сплочённо жили и помогали друг другу, то жизнь была бы намного лучше.

-Как, по-вашему, общество становится добрее?
-Нет, не думаю. Хотя… Когда выложил в инстаграм нашу последнюю встречу с Димой — многие из моих молодых знакомых, московской молодёжи, которые не знали вообще эту историю, не знали меня с такой стороны, очень удивились и захотели помочь. Возможно, мой опыт станет примером для них. Я в это верю.

Руслан Ростопша, 6 лет

Рассказывает мама Алёна Береснева

— У Руслана была нейробластома четвёртой стадии. Они с Димой Попрядухиным лежали вместе в Республиканской детской клинической больнице № 1. Андрей увидел фото мальчиков в соцсетях — мы были на концерте «Уральских пельменей», оба мальчика сидели в масках. «Я хочу порадовать детей», — сказал Андрей, когда понял, почему ребята так странно выглядят. Радостей в тот момент у наших мальчиков было очень мало. От них, если честно, шарахались люди: лысые, в масках… Поэтому когда Андрей пригласил нас на прогулку на теплоходе по Москве-реке, вы даже не представляете себе, что это значило! Наших мальчиков не выпускали почти никуда, контакты нужно было ограничить до минимума. И когда врачи нам разрешили эту поездку, это был настоящий праздник. И потом Андрей всегда старался чем-то нас порадовать, не раз вытаскивал нас с Русланом в торговый центр, в отдел игрушек. А однажды купил ему огромного Мишку из мультика «Маша и Медведь», Русланчик мечтал о нём и потом везде с собой носил, хотя он по размеру был почти с него. Андрей не раз оплачивал нам поездки в Москву, иной раз просто переводил деньги Руслану на подарок. Мы купили на эти деньги маленький столик, развивающие книжки, большой джип с пультом управления и отправили Андрею фотографию. Сейчас мы редко видимся, потому что почти не бываем в Москве, опухоль, к счастью, замерла. Но Андрей нас не оставляет вниманием, всегда интересуется, как у нас дела, не нужно ли помочь.

Рафаэль Шеперд, 15 лет

Рассказывает мама Елена Шеперд, соучредитель фонда «Моймио»

— Андрей узнал историю Рафа из фильма «Раф на вершине мира» (его можно легко найти в Youtube). И у нас оказалась общая знакомая, которая рассказала Андрею и про нас, и про наш редкий диагноз — мышечная дистрофия Дюшенна, она неизлечима. Впервые в жизни далёкий неизвестный человек захотел помочь Рафу. Андрей написал мне в фейсбук, сделал Рафу шикарный подарок к дню рождения — а ведь мы даже не были знакомы. А в 2018 году Андрей, зная, как Раф любит путешествовать, подарил нам поездку на Тенерифе — одно из любимейших наших мест. И только потом мы познакомились лично, Андрей приехал к нам в Серпухов и привёз грандиозную сборную Эйфелеву башню. Она такая огромная, что в Новый год стояла у нас вместо ёлки. Недавно Андрей позвонил просто поинтересоваться, как дела, узнал, что нам нужна уличная коляска. Раф уже не может ходить, а старая по нашим грунтовым дорогам не проезжает ни в слякоть, ни в снег. И вот сегодня нам привезли новую коляску! Для Рафа это настоящий собственный электромобиль: управляется джойстиком, включаются фары, отличные шины, которые могут проехать по нашему бездорожью. Раф очень быстро разобрался и уже гоняет со скоростью 12 километров в час. Для него это единственная возможность выйти из дома осенью, зимой и весной. Мы благодарны Андрею всем сердцем. Он наш большой сильный друг. Пожалуй, таких верных друзей, ангелов‑хранителей у нас больше нет.

Артём Гусев, 8 лет

Рассказывает мама Екатерина Гусева, волонтёр фонда «Прикосновение к жизни»

— Артём родился с единственной почкой и почечной недостаточностью третьей степени. Он ещё маленьким пережил несколько операций, и в два года стало понятно, что последнее вмешательство оказалось неудачным. Врачи не решались ничего делать, был велик риск осложнений. Время шло. Врачи не могли прийти к единому мнению, что с Артёмом делать. И я поняла, что надо действовать самой, и стала искать информацию. Узнала, что в израильской клинике можно сделать такую сложную операцию, и не в три этапа, как у нас, а за один раз, и стоит она 30 тысяч долларов. Сумма для нас нереальная. Дали объявление в одну из соцсетей: «Кто может, откликнитесь!». Увидела наше объявление Света Чернышова, вызывалась помочь, создать группу, и она оказалась сестрой Ольги Шимко, жены Андрея. Андрей первым откликнулся — на наш пустой счёт пришли деньги. Только в этот момент мы поверили, что есть надежда. Для нас его поступок был шоком, поверьте. Он подключил всех своих друзей к этому делу. Так началось наше знакомство. Страшно было не успеть на операцию, не успеть собрать деньги. Слава богу, у нас получилось. Андрей нас не отпускал во время всего лечения. Операция прошла удачно на сто процентов. Сейчас, спустя шесть лет, мы наблюдаемся у уролога раз в два года. Когда Артёмка пошёл в садик, я стала волонтёром фонда «Прикосновение к жизни.»

Дмитрий Попрядухин, 15 лет

Рассказывает мама Ольга Попрядухина

— Дима лежал в Республиканской детской клинической больнице. Произошёл гормональный сбой на фоне острого лимфобластного лейкоза, требовалась пересадка костного мозга. Врач шепнула: «Вам жить остался месяц». Нас готова была взять на операцию германская клиника, требовалась огромная сумма — 465 тысяч евро. Нужно было за пятнадцать дней полностью собрать деньги. У нас не получилось, но, к счастью, мы нашли турецкую клинику, там операция стоила в четыре раза дешевле. Но у нас и этих денег не было на тот момент. Андрей сказал: «Езжайте, будем пытаться!». Он сделал что-то невозможное, всех своих друзей и знакомых подключил, ещё благотворительные фонды нам помогли — и мы собрали эту сумму. Андрей был на связи всегда, был готов прийти на помощь. Слава богу, всё прошло хорошо. Дима сейчас в девятом классе, наступила ремиссия. А Андрей с тех пор стал нашим другом. Я не привыкла просить, но он всегда настаивал, перечислял деньги на подарки, а главное — мы всегда чувствовали его поддержку, его искреннее желание помочь нам. Мы встречались недавно, в августе, он сразу спросил: что подарить? И, несмотря на наши возражения, купил Диме беспроводные наушники. Нет слов, чтобы выразить, как мы ему благодарны за всё.