+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Неочевидный Челябинск

выпуск 8: Первый в городе синематограф

Явления: город

текст: Татьяна Пелленен

При всем современном стремлении идеализировать дореволюционную Россию назвать Челябинск начала XX века городом культурным никак нельзя. Да, тут тогда крутились большие деньги, здесь была таможня, всероссийские хлебная и чайная биржи, через город пролегала единственная в стране дорога в богатую Сибирь, но общий уровень жителей оставлял желать лучшего.

И если у немногочисленной городской элиты была возможность собираться в Общественном собрании, то простым обывателям, кроме пивнушки, податься было совершенно некуда. Изредка их баловали ярмарками, балаганами и цирковыми трюками на Южной площади (нынешняя площадь Революции) да привозили совсем уж низкопробные развлечения.

Например, из газеты «Челябинский листок» узнаём, что в доме Семеина (сейчас Кирова, 102) «будет демонстрироваться при феноменальной выставке сенсация — нашумевший во многих городах России громадный юноша нашего времени и гордость Малороссии Ваня Марченко». Ваня был знаменит тем, что «перерос покойного известного во всём мире великана Махнова на 2 вершка», а на указательном пальце носит кольцо, через которое проходит серебряный рубль. Или вот ещё: «чудо природы Отилия Лепа, премированная в Берлине как красивейшая и громаднейшая по весу девушка, признанная единственной по колоссальности во всей Европе». На феноменальных красавцев пускали посмотреть за 15 копеек. В общем, дичь полная.

И тут в город пришло кино! Прямо как в «Человеке с бульвара Капуцинов», Челябинск аплодировал стоя достижениям братьев Люмьер. Данные о первых кинопоказах очень противоречивы, но считается, что сначала кино крутили в ресторане «Россия», который находился на Саде-острове. Сад-остров — это территория ныне заброшенного и заросшего островка на Миассе — там, где улица Свободы упирается в реку. Тогда Сад-остров был местом притяжения для всех, тут играл духовой оркестр, устраивались фейерверки, а зимой — лошадиные бега по льду. В 1904 году владелец располагавшегося на острове ресторана купил проекционный аппарат и нанял механика, осветителя и тапёра.

Вскоре в городе появился и полноценный кинотеатр — «Грёзы» в Городском саду Общественного собрания, ныне горсаду имени Пушкина. Это был премиленький образчик провинциального деревянного модерна, жаль, что не сохранился. Кинотеатр усиленно рекламировался, причём в рекламе сообщалось, что он расположен «в трёх минутах ходу от вокзала», что, конечно же, являлось уловкой для заманивания скучающих в ожидании поезда переселенцев — от вокзала до горсада пешком шлёпать не меньше двадцати минут, а то и получаса. Позднее «Грёзы» пере-
именовали в «Фурор» — так, видимо, позабористей — фото дошло до наших дней.

Кино объединило все сословия: в одном зале можно было видеть и разнорабочих, и крестьян, и состоятельных чиновников и купцов. В городе начался настоящий кинобум, «электротеатры» росли как грибы. В 1909‑м открылись три киношки, здания которых сохранились и сегодня: «Люкс», построенный предприимчивым Бейвелем (Кирова, 112, к/т «Знамя), «Модерн» (К. Маркса, 68), «Синематограф» (Кирова, 88). На 60‑тысячный Челябинск приходилось порядка 15 кинотеатров, и на каждый сеанс ломилась толпа. Кино в Челябинске было единственным местом знакомства для молодёжи: обучение было раздельным для юношей и девушек, а на улице к приличной девице просто так не подкатишь. То ли дело завязать беседу после сеанса! Комильфо. Билеты были недорогими: от десяти копеек для детей до одного рубля для любителей вип-лож (для сравнения, пуд соли в это время стоил 80 копеек).

Сеанс представлял собой сборник фильмов разных жанров. Кстати, фильм был раньше женского рода — «фильма», и измерялся он не минутами, а метрами, так как ручку механик мог крутить с разной скоростью. Кино было, разумеется, немым, в зале сидел тапёр и наяривал на фортепьянах. Кстати, профессия эта сейчас совсем утрачена. Кроме основной 15–20‑минутной «фильмы» в программе были познавательные ролики разной направленности: «Серебристые водопады и дикия скалы», «На борту американскаго судна «Коннектикут», «Достопримечательности Москвы», а также несколько комических сюжетов. Пока менялась плёнка, зрителей развлекали всевозможные артисты: акробаты, исполнители романсов, а в «Модерне» одно время выступал некто Милон Петрович, «передававший своим голосом звуки разных музыкальных инструментов, пение канарейки, плач ребёнка, жужжание мухи, лай собаки». Чего не сделаешь ради конкурентного преимущества!

Что же любил не пуганый арт-хаусом челябинский зритель? В основном народ западал на сомнительные мелодрамы, которым продюсеры и прокатчики давали самые душераздирающие названия: «Казнённые жизнью, или Вторая молодость», «Цепь скорби и страданий», «Отверженная маникюрша», «Невольники любви», «Жажда мести на почве ревности», «Женщина-сатана» и даже «Невинно-падшие белые рабыни». Лидером в производстве «страшных драм, меняющих весь строй существования человеческого», стали датские кинокомпании, которые раньше других поняли, чем выгоднее всего кормить зрителя, и принялись экранизировать бульварные романчики. Позднее подтянулись и отечественные производители, среди них Харитонов и Хонжонков, сделавший ставку на Веру Холодную. На youtube.com можно, к примеру, посмотреть «Миражи» с Холодной — этот фильм прокатчики почему-то назвали «выдающимся боевиком». В «Миражах» есть всё для успеха: и бедная девушка, мечтающая о богатстве, и мерзкий старик-сладострастник, и красавец-совратитель, и суицид: согласно либретто, героиня, «не в силах более бороться со своим горем, кончает рано разбитую жизнь».

Доезжали до уездного Челябинска и фильмы, впоследствии вошедшие в историю кинематографа: ленты с Максом Линдером или итальянские фильмы-колоссы.

В кино крутили клубничку вроде «Чар неги и страсти», «Дневника горничной». В феврале 16‑го в «Люксе» шёл «шедевр искусства, которому нет слов» — «Обожжённые крылья» с балериной Верой Каралли в главной роли. Жизнь тут показывалась в такой «ненаглядной наготе», что фильм был явно 18+. Кстати, недобросовестные коммерсанты порой показывали и откровенное порно. Так, известно о поиске администрацией Народного дома (ныне Молодёжного театра) прокатчика, который избегал бы «демонстрирования картин порнографического содержания».

Безумно популярными в Челябинске были комедии: «Приключения почтово‑телеграфного чиновника Кукиша», похождения бесчисленных холостяков, женихов и разных лузеров. Хитярой стал детективный сериал о Соньке Золотой ручке, принёсший создателям баснословные барыши. В Челябинск его привозили не один раз раз. Говорят, несколько серий есть в кинофондах, в сети мы не нашли. .

Нет никаких сомнений, что в свете решений нашей с вами Государственной Думы все эти художественные произведения сегодня были бы заживо запрещены, чтобы соблюдать чистоту помыслов граждан, во благо их культурного развития, а также во имя скреп.

 

По материалам челябинских газет и публикаций Ю. Латышева, Д. Графова, В. Демакова, А. Перебейноса, И. Янгировой
Фото из книги «Старый Челябинск в открытках и фотографиях». Челябинск, Каменный пояс, 2008

выпуск 1

Старинная набережная, Склады Жигулевского пивзавода, Контора и жилой дом купца Валеева, Порт-Артур, Дом Сапеги-Ольшевского

выпуск 2

Переселенческий пункт, Перекресток Цвиллинга/Труда, Ясли №10, Паровоз «Коммунар» в горсаду

выпуск 3

Площадь павших революционеров, Казенный винный склад, Дом купца Шарлова, Фабрика-кухня

выпуск 4

Дом пивовара Венцеля, Старые мельницы, Христорождественский собор

Миасс

Французская горка, Станция «Миасс — старый вокзал», Ленин — почётный насекальщик, Александровская сопка, Старый город

выпуск 5

Дома на улице Социалистической, Водонапорная башня железной дороги, Михайловский хутор

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»