+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]
Любовь Селявко
генеральный директор ООО ЦПИ «Ариант»

«Я уже и забыла, когда последний раз дома на кухне была», – нечаянно бросила Любовь Александровна и тихо вздохнула. Как-то совсем не похоже на ее должность. Да и внешне – глаза мягкие, добрые. «Фотографироваться? Готова», – и застеснялась. Вот тебе и генеральный директор ЦПИ «Ариант», который почти для всех российских винных заводов выращивает в Краснодарском крае виноград! Вина которого первые места на европейских выставках берут! Который первым в России выпустил божоле – живительное молодое вино! Коньяки которого ароматом не уступят французским! А знаменитые игристые вина и самый новый брtнд – Шампанское № 1? «Ариант» – это же величина национального уровня! Величина, которая ломает стереотипы… 

– Встаю утром не по будильнику, – рассказывает про свое расписание дня генеральный директор винного холдинга «Ариант», – просыпаюсь от страшной мысли, что вчера что-то не доделала. Забыла или не успела, или не отреагировала на какой-то момент вчерашнего дня. «Вчера» заканчивается ближе к полуночи, а поднимаюсь в 4 утра, – и легко так смеется Любовь Александровна, когда видит в глазах изумление, – я – жаворонок, мне не трудно. В восемь уже здесь, и начинается обход производства.

Обход – ежедневный ритуал, когда генеральный директор абсолютно доступен каждому из семисот работников «Арианта». И здесь нет таких вопросов, от которых она может отмахнуться, ответить – не ко мне. А к кому еще? Кто решит – уволить рабочего за прогул или оставить? «Увольняете?» – «Оставляю, потому что заменить некем. Кадры – проблема, особенно теперь, когда «Ариант» производство расширяет. Про себя говорит Любовь Александровна: «Я больше человек цифр». Самое любимое время дня – пересменка. Вот тогда она купается в своих любимых отчетах и цифрах! А командный голос по прямому назначению использовать – умеет, конечно, но не любит.

Шесть лет прошло, когда она пришла на «Ариант» рядовым менеджером в коммерческий отдел: «Я думала: боже мой, как далеко ездить! А сейчас представить не могу – чем бы я занималась? Дети выросли, внуку  уже 12, внучке – полтора годика. Один день в неделю выкраиваю, чтобы с ней побыть». Отпуск? За шесть лет только дважды уезжала, и то на пляже по сотовому отгружала-принимала. «Ариант» – быстро меняющееся производство, здесь нет единой схемы на весь год. И ежеминутные решения может принимать человек, которому «сверху видно все». «Я знаю, так нельзя, чтобы на одном человеке было завязано столько всего, – говорит Любовь Александровна. – Завод должен работать и без него». Но «Ариант» работает с ней. «Творческие моменты в работе? Поставить большую задачу и выполнить ее». Большие задачи ей ставит шеф – Александр Кретов: «У него энергии на семерых хватит! В мелочи не лезет, но если на обходе «косяк» увидит, может… заострить внимание. Столько идей набросает за минуту – успевай только догонять. Нет, с ним – неуютно, совсем неуютно, но – бодрит». Как молодое вино, должно быть, ариантовское божоле.

И вдруг – совсем иное – руки, голос дрожат, когда рассказывает о великой чьей-то глупости, из-за которой российские винные заводы должны слить (!) выдержанные высококачественные виноградные вина и коньяки, произведенные до 1 января 2006 года. Ей обидно – за труд людей и Россию, «которая не станет великой, пока не научится уважать труд собственных граждан»… 

А как красиво до бесконечности звучит ее мечта: «В Японии есть должность – смотрящий в окно. Это человек, который достоин должности самой высокой, но она только одна. И его назначают «смотрящим в окно». Пусть через год или два я выращу себе смену, буду стоять у окна и смотреть, как отгружаются контейнеры и вагоны, много-много вагонов – с нашим вином – самым лучшим, ариантовским, южным солнечным виноградным вином…»