+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Сатка

Город как арт-объект

СТИЛЬ ЖИЗНИ: Урбанистика

текст: Лана Литвер
фото: Анна Дубровская, Никита Исаков

В Сатке раскручивается урбанистический эксперимент. Художники со всего мира расписывают здесь стены промышленных объектов и многоэтажек, частные дома в рабочих кварталах раскрашивают в яркие итальянские цвета, на газоне появляются гигантские кеды, вдоль дорог выстраиваются оранжевые деревья из металла… Сатка стала первым и единственным моногородом страны, который поломал стереотипы об унылых заводских слободках.

Ярко-красный футуристический куб на фоне типовых пятиэтажек — зрелище сильное. На саткинской улице он как космический корабль, сбившийся с курса. Что это? Зачем? Но, объехав город, понимаешь, что и этот куб, и гигантские кроссовки на лужайке, и фасады домов, превращённые в картинную галерею, — надводная часть какого–то грандиозного замысла по преображению старинного промышленного города с типично тяжёлым индустриальным пейзажем в современную, культурную, комфортную среду обитания. Притягательную для молодёжи и активно развивающуюся.

Режиссер-документалист Наталья Исакова сняла фильм об итальянском скульпторе Джакопо Мандиче. Он один из тех мастеров изящных искусств, которые уже не в первый раз приезжают в уральский город с сумасшедшими творческими проектами.

Впервые Джакопо приехал сюда в 2015 году в рамках 3‑й Уральской индустриальной биеннале современного искусства. Местные жители до сих пор вспоминают о счастливом римлянине среди россыпей породы на одном из промышленных карьеров Сатки. Как мальчишка, обнаруживший пещеру с самоцветами, он исследовал отвалы метр за метром. Ибо каждый камень был потенциальной скульптурой! Один из рабочих завода, увидев Джакопо, воскликнул: «О! Первый живой итальянец!». Рассказывают, что в мастерскую, где с утра до ночи визжала «болгарка», работали дрель или сварочный аппарат, время от времени заглядывал народ, чтобы поглазеть на итальянского мастера и поговорить о жизни. И многие приходили к выводу: «Наш человек!». Спустя четыре года Джакопо вновь принял приглашение Фонда «Собрание» поработать в Сатке.

Фрагмент интервью со скульптором и кадры из фильма предоставлены автором журналу «Миссия».

-Для новых своих работ вы решили выбрать магнезит. Почему?
-Этот камень обладает богатыми возможностями и подходит для создания больших скульптур. А ещё — это символ Сатки. Для меня камень ассоциируется с местной природой и людьми. Характер у него — сильный, горячий. И в то же время — очень ранимый. Магнезит — огнеупорный материал. Он не горит в огне, но очень хрупкий, может легко расколоться. И это не тот камень, из которого можно создать, к примеру, классическую греческую скульптуру. Но в каком-то смысле он уникален, так как природных материалов, способных противостоять высоким температурам, очень мало. А я ищу новые возможности магнезита. Моя задача — показать его невидимую силу!

-Понимают ли здесь, вдали от европейских центров культуры, язык современного искусства?
-Как и везде, одним людям это нравится, и они готовы к восприятию посылов художника, а другие не хотят вникать в философию работ. Я видел множество людей в Сатке, которые очень рады тому, что художники со всего мира работают над изменением индустриальных пейзажей города. Есть и те, кто предпочёл бы, чтобы Сатка сохраняла традиционный для этих мест стиль архитектуры. Это совершенно нормальная ситуация. Так происходит во всём мире.

-От каких стереотипов избавило вас это путешествие из Рима в Сатку?
-Во‑первых, я уяснил для себя, что художнику полезна перемена мест. Во‑вторых, я расстался со стереотипом о русских как о холодных, суровых людях. Теперь я знаю, что это не так. Они открыты для тёплого, человеческого общения. Сатка — маленький город. Здесь сложно жить. Но я видел множество людей, которые относились ко мне примерно так, как моя мама. В день приезда я встретил пожилую женщину, которая изо всех сил старалась мне помочь, объясняя нужный маршрут. Не зная языка, она говорила со мной улыбками и жестами… Вот считается, что итальянцы много жестикулируют. А я увидел то же самое в здешних людях!

Вдохновителем, организатором и куратором эксперимента выступает Фонд поддержки и сохранения культурных инициатив «Собрание» — социокультурный проект, который Группа «Магнезит» создала в 2013 году. Благодаря фонду с 2017 года в Сатке ежегодно проводится международный фестиваль уличного искусства Satka Street Art Fest, а также архитектурный фестиваль «Моя Сатка», в рамках которого в город приезжают всемирно известные граффити-художники, скульпторы и архитекторы, которые на несколько дней превращают город в творческую площадку под открытым небом. Фондом учреждён и ежегодно проводится в Сатке Международный фестиваль классической музыки имени Е. В. Образцовой «Кармен», девиз которого «Большое искусство — малым городам», а также состоялась первая в истории горнозаводской зоны выставка картин великих живописцев из коллекции Русского музея.

-Как вы относитесь к идее местных властей объединить индустриальный стиль старого уральского города с объектами современного искусства? Насколько жизнеспособен этот симбиоз, на ваш взгляд?
-Во многих странах индустриальные пространства и объекты современного искусства довольно мирно уживаются. Промышленные площадки становятся центрами культуры, где проходят выставки, создаются музеи и так далее.

-Что изменили бы вы, итальянский художник, в промышленном городе, если бы решили лично заняться ребрендингом этой территории?
-Совсем недавно мы говорили об этом с другом, который был причастен к реконструкции главной улицы города. Я вижу, что помимо парадной Сатки есть и другая. И нужно многое менять. Много серого цвета: серые камни, серый асфальт, серое небо. Много мрачных пейзажей. Одна из идей — сделать яркими пешеходные дорожки, возможно, с подсветкой. И больше зелени должно быть. Мне, например, очень нравится, что некоторые саткинцы разбивают рядом с домом маленькие цветники.

-Думаете, новый облик города способен повлиять на качество жизни людей? Новая форма может изменить содержание?
-Да, искусство может повлиять на жизнь конкретных людей. Но я не думаю, что оно может перестроить внутренний мир каждого. Не думаю, что, к примеру, моя скульптура способна коренным образом изменить жизнь саткинцев. Но, может быть, она поможет им раздвинуть границы собственных представлений о мире и современном искусстве. У каждого человека должна быть большая мечта. Мечта о том, как можно изменить мир. Я вижу, что растёт новое поколение саткинцев, которое готово к преобразованию окружающего их пространства. Мне нравится, что уже сегодня школьники и студенты помогают Сатке стать ярче.

-Что расскажете друзьям о Южном Урале, когда вернётесь домой?
-Скажу, что это был хороший опыт для меня. И личный, и профессиональный. Я открыл множество вещей, с которыми не сталкивался прежде. Расскажу о том, что всё было не так просто… Я встречал и дружеское отношение, и людей закрытых. Расскажу, что здесь, рядом с большим заводом, непросто существовать: трудная работа, тяжёлые условия жизни, суровый климат. Причём я работал в Сатке летом! Зимой было бы гораздо тяжелее. И, может быть, я скажу своим итальянским друзьям-художникам: «Если тебя пригласят в Сатку, попробуй. Будет непросто. Но попробуй! Оно того стоит!».

error: Alert: Content is protected !!