+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Люди оставляют после себя ощущения. Он оставил мне свою улыбку. Два года назад. Мы пообщались и разошлись. И когда потом я слышала его фамилию, в памяти  возникала эта  улыбка. Хорошая такая, сложно-сочиненная. Капельку ехидная, чуть-чуть извиняющаяся и абсолютно натуральная. 100 процентов обаяния. Помните чеширского кота из «Алисы в стране чудес», что растаял в темноте, а улыбка его осталась? Тоже загадочный  персонаж – вроде Григория Листика, главы аудиторской компании «Листик и партнеры». 

Тогда меня привлек кактус в его кабинете – огромного размера колючий шар. Я приблизилась – он больно ответил фамильярной руке, нарушившей его личное пространство: смотреть – смотри, любуйся, восторгайся, но не трожь! Запомнила: кактусы –  колючки – Листик… 

Так вот,  его не было! Не Листика, а того шара в кабинете не было. «Он заболел и умер», – печально произнес страстный поклонник кактусов и  хозяин кабинета Григорий Листик. «А я его так любил! А он взял и умер». – «Вам не по се6е стало, когда это случилось?» – «Мне не по себе стало, секретарю не по себе стало, уборщице тоже стало не по себе… круги пошли. Слава богу, без жертв обошлось».

Суров Григорий Александрович, но упрям: «вторую версию» любимого растения завел в кабинете – уже без колючек, но с листочками. «Вторая версия» регулярно цветет – боится, видно, хозяйского гнева.

На видном месте в кабинете – большой портрет сына. Трехлетний Мишка Листик во весь рот улыбается. «Трудно себе представить, что когда-то маленький Гриша ножкой топнул – хочу быть аудитором!» – «Жизнь воспитывает маленьких Гриш, – глубокомысленно заметил Листик. – Взгляните, – указал на портрет сына, – правда, похож на меня?» «Практически «вторая версия», – честно ответила. «А если поставить рядом мою фотографию и фотографию моего отца, то получится три возраста одного человека…»

Интересно, подумала я, а Листик-старший улыбается так же, как и двое других? А вслух сказала: «может, поговорим про компанию?» И поговорили.

– Скажите честно, Григорий Александрович, зачем нужен аудитор?
– В нашей стране до сих пор считается, что аудиторы – это те перцы, которые помогают меньше налогов платить. И еще они нужны, чтобы налоговая не оштрафовала. Но это не совсем так! Конечно, мы как и многие другие аудиторские компании оказываем услуги и по налоговому планированию, и по арбитражам, и по налоговому аудиту! Но аудит – это другое. Это то, к чему наша страна только подходит. Мы – один из инструментов рынка. Аудитор – это как судья. Миссия его – подтвердить достоверность бухгалтерской отчетности акционерам, чтобы они могли распределить прибыль. Кроме акционеров, существует еще ряд пользователей бухгалтерской отчетности – работники предприятия, поставщики, кредиторы, банки, государство, которому важно знать, что с предприятием происходит, будет ли оно и дальше платить налоги. Поэтому если мы сказали – да, все верно, значит, отчетности этого предприятия можно доверять.

– Но аудитора можно, э-э-э, подкупить?
– Не знаю, я с этим не сталкивался. Вот наша компания – независимая, мы работаем в 20 регионах России. У нас нет ни одного клиента, доля услуг которого составляла бы больше пяти процентов от выручки. Они из разных сфер экономики, между собой никак не связаны, порой даже конкурируют – банки, производственные предприятия, инвестиционные институты. Помимо аудита компания предлагает и другие услуги – оценка, юридические услуги, финансовый консалтинг, Интернет-ресурс. С точки зрения финансов мы вообще ни от кого не зависим! И подкупаться нам не выгодно! Если нас будут ассоциировать с какой-нибудь группой, значит, на нашем бизнесе можно смело ставить крест, потому что клиенты из других групп к нам уже не обратятся. Нам выгодно быть независимыми!

…Вообще-то он хотел работать в банке, и ему даже предложили место. Он уволился из НТП «Ресурс» и ждал отмашки. А ее все не было. Потом сказали: верхи не утвердили твою кандидатуру. Листик сильно расстроился:

– Дезориентация пошла: надо было что-то делать, а я потерялся. Неделю ходил потерянный. Потом взял журнал «Референт», прошелся по аудиторским фирмам. К тому времени у меня уже был аттестат аудитора. Работая в «Ресурсе» бухгалтером, чтобы повысить свой профессиональный потенциал (по большому счету, я был бухгалтером-самоучкой), в 94-м году отучился на курсах в МГУ.

– Поближе не нашлось курсов, в Челябинске, например?
– Ну, зачем учиться в Челябинске, если можно учиться в Москве, в МГУ?! Я учился у лучших преподавателей – из МГУ, Плехановки, МГИМО. Палий, автор первого плана счетов, Кондраков, Шеремет, Новодворский – профессора высшей «гильдии», слушал их лекции, рот открыв. Боги! После них для меня других путей не было – только аудит. Пришел в одну фирму, другую. Не взяли. Хочешь быть аудитором? – Спрашивают. – А ты знаешь, что такое аудит? у тебя есть опыт? – Нету. – А клиенты? – Нету. – Оставляй данные, позвоним. А тут через знакомых слух дошел, что Янчева Ирина Александровна открывает фирму «Южуралбанкаудит», дочку «Петербургбанкаудита». Питерцы были основными учредителями, Ирина Александровна – директором челябинской компании.

– А вы?
– А я погулять вышел (смеется). Янчева – это имя, челябинский бог в аудите! И я пришел к ней. И она меня взяла. Почему? Человек легкий, хороший. Легкий – на принятие решения. Характер тяжелый, а так – легкий.

– А вы ее спрашивали позже, почему она взяла вас – без опыта?
– Ну, а как меня можно было не взять? (смеется) Молодой, подающий надежды специалист. Те, другие, кто не взял, теперь жалеют. Что бы с их компаниями сейчас стало, представляете? А так – где они?! Начал с ассистента аудитора, через несколько месяцев стал аудитором. Прошел стажировку в питерских банках – получил специализацию по банковскому аудиту.

– Я так понимаю, вы мастер цифр, Григорий Александрович?
– Я цифры хорошо запоминаю, людей – очень плохо, особенно в лицо.

– То есть ваша работа – это все-таки работа с цифрами, не с людьми?
– Нет-нет, я так не говорил! Наша работа – это, прежде всего, люди. Во-первых – клиенты. Мы не продаем услуги, а общаемся с людьми, чтобы понимать и снимать их потребности.

– Снимать потребности? Сканировать?
– Можно и так сказать.

– Мало того, что человек скажет – я хочу то и то…
– А вы знаете, сколько людей не могут сформулировать, что они хотят?! Даже под словом «аудит» каждый понимает свое. Наша задача – предложить клиенту тот продукт, который ему нужен!

– А если результат не нравится?
– Надо понять, в чем причина: или ты сделал плохо, или ему не нравится в зеркало смотреть – и такое бывает. Или руководитель не хочет проблем с работниками, чтобы со своим главбухом или финдиректором не ссориться. Цели от задач зависят…

А вторая ценность – кадры, персонал. И те принципы, что были заложены Ириной Александровной Янчевой еще в 95-м году, когда она мне и Сидоренко Евгении Анатольевне предложила стать партнерами Южуралбанкаудита.

– Сколько лет вам было?
– 24 года.

– Вы сразу согласились или подумали?
– Я быстро принимаю решения. Сразу, конечно. Так вот, кадры. Когда я стал делать свой бизнес, мы сохранили этот принцип.

У Листика даже мысли не возникало – чтобы перешагнуть черту и стать директором. Напротив, он собирался уйти из компании и уехать – работать в Иркутском банке. И на сей раз его утвердили на должность. Банки Листику были интересны, он понимал тенденции банковского бизнеса, причины решений Центробанка… Но в один прекрасный момент Янчева сообщила, что уезжает в Питер: «Если вам нужна эта фирма, пожалуйста, берите ее себе. Сами решите, кто будет директором. Мне от вас ничего не надо». Уехала. Григорий Листик с Евгенией Анатольевной друг дружке бразды правления поперекидывали… И пришлось Листику, как мужчине, взять на себя директорство. «Попробовал, после этого меня и ломом не сковырнуть», – смеется Листик. Но Янчева вскоре вернулась, сказала – я вернулась, снова буду директором. Листик ответил – нет. Его уволили, ведь он только исполнял обязанности. Случилась корпоративная война, которая закончилась победой Листика. Но все же они расстались полюбовно. Листик полностью с Янчевой рассчитался, выкупил ее долю.

– Ученик превзошел учителя и занял его место?
– Я благодарен ей за те основы, которые она заложила в бизнесе. Благодаря им, мы 12-й год и работаем.

– А вы берете в компанию людей без опыта работы?
– Сейчас мы только без опыта и берем, или с минимальным.

– Мало специалистов?
– Аудиторов вроде бы море, людей с аттестатами море. Но не факт, что сформировавшиеся специалисты смогут работать у нас. Если и берем готовых, то таких, чтобы сразу могли руководить проектами. Но такие случаи единичны. У нас есть своя школа: берем студентов и обучаем. Ставим личные цели перед каждым, выстраиваем планку карьерного роста: через год – ведущий специалист, через 2-3 – аудитор, дальше – руководитель проекта. А когда ты достиг определенного уровня, и настолько ценен для компании, что с твоим уходом компания потеряет, – предлагаем партнерство.

– И много таких случаев?
– Сегодня у нас порядка 12-15-ти партнеров. Бизнес построен, есть марка – «Листик и партнеры», есть контрольный пакет. Но бизнес не замыкается на мне одном, мы развиваемся по западному образцу.

– Не боитесь, что история повторится: вырастите того, кто займет ваше место?
– Не боюсь, – рассмеялся Листик, – потому что не смотрю назад. Если б смотрел назад, может, не имел того, что есть. Смотрю вперед и никого не боюсь!

– Ну, хоть чего-нибудь боитесь, Григорий Александрович?
– Летать боюсь. А приходится. У нас сеть бурно развивается – Екатеринбург уже дает свои плоды, то же проделали в Уфе и Сургуте, планируем в Перми. Пока топчемся по Уралу…

А в самолете… есть три рабочих варианта: немного виски или плеер на полную громкость, или хороший собеседник. И четвертый вариант – лететь и трястись. Выбор есть всегда. Страхами можно управлять… В темноте ходить тоже боюсь. Чтобы не бояться – иду быстрей. – И Григорий Листик рассмеялся.

– Вы все время улыбаетесь. Даже когда говорите о серьезных вещах.
– Ага. Вчера задумался: вот, бывает, сижу, улыбаюсь, все хорошо, все получается. А бывает, нет настроения, что-то не так пошло. Губы растягиваю, растя-а-агиваю, а не улыбается никак. Рад бы…

– Вы стали более властным, интонации изменились. Дома тоже командуете?
– Дома идет «война миров» со всеми пятью членами семьи. И каждый сам за себя. Даже собака норовит со стола стащить твой кусок. И отвоевать себе место под солнцем на диване. Дома Мишка командует,  говорит – хочу в «Детский мир»! – Идем в «Детский мир». Или – хочу в ресторан! Идем в ресторан. Вчера Мишка официанту говорит: «Официант, принеси мне соку!»

– И пальцем щелкнул?
– У нас не принято так разговаривать. Но… пока маленький – надо баловать! Когда он станет взрослым, его никто не будет баловать. Он такой беззащитный – это ж так приятно, его побаловать. Вот он и управляет нами.

– А кто в доме ведет учет и контроль финансовым потоком?
– У нас вообще нет никакого учета! Мне хватает учета на работе. Ни в бизнесе, ни в доме учет не ведется. Живем одним днем! Заканчивается поток – хвосты поприжали, умерили аппетиты, и нормально. Спокойно.

– А у нас принято говорить о годовых оборотах компании?
– Принято. В этом году у нас будет 50 миллионов рублей.

– Это много?
– Для меня – да. По Уральскому округу – в пятерке. А по России это мелочь – где-то в сотне.

– С конкурентами не дружите?
– Я ни с кем не враждую! Они – между собой, мэй би. Если идти к истокам аудита, все сильные компании вышли из двух мест: из Аудит– классика (тот же Внешэкономаудит, Консалтинг-центр, еще пяток фирм – их школа). Наша компания пошла от Янчевой. И от нас никто не отпочковался.

– А вы ревниво относитесь к этому?
– Да, конечно. Но если люди уходят по-хорошему, я помогаю с трудоустрой-ством – если кто-то решил в Москву или за границу податься.

– А если в собственники бизнеса?
– Хочешь – пожалуйста! Но когда втихаря, за спиной, здесь на зарплате, с клиентами знакомится, впитывает идеи, кухню, потом – хоп и…

– Пошел по вашей клиентуре…
– По моей – сложно пойти. Можно пойти, но я сильней. Мой вектор движения – вперед, я не оглядываюсь. Мстить, мешать, распыляться – ничего не добьешься. Посмотрели вперед, цели поставили, сконцентрировались на личных достижениях – все, конкурентов уже не видно.

 – Приглашаете сторонних специалистов в помощь?
– Конечно. Я вообще контактный человек, у меня много друзей и становится все больше, и больше. Поэтому когда есть вопросы для определенного понимания, осмысления, я могу советоваться.

– А сами советуете?
– Всегда. В себе не держу. Я же консультант! Есть принципы, которым меня научили: надо отдавать и не ждать, когда тебе назад вернется.

– Есть что-то, чего вы не знаете об аудите?
– Конечно. Когда я стал директором, об аудите я стал знать меньше. На менеджменте сконцентрировался. Одно и второе слабо совместимо. Я в курсе всего, но Ломоносовым в аудите уже не стану.

– А существует шпионаж в аудиторском бизнесе?
– Был один случай: французская страховая группа «Coface» предложила нам стать ее представителями. Одно из направлений – кредитные рейтинги предприятий – такая интересная имиджевая вещь. Но была и другая услуга – сбор информации о контрагентах. Мы быстро поняли, что у нас рейтинги никого не интересуют, а вот информация о контрагентах нужна всем! И закрыли этот бизнес. Это не наше. Наш бизнес – это независимость и конфиденциальность. Все, что сюда пришло, здесь и осталось. Мы не делаем бизнес на разглашении информации, у нас другие цели.

– Чему бы вы хотели в жизни научиться?
– Хотел бы научиться … водить автомобиль.

– Вы не умеете водить?!! А права есть?
– Нет.

– Как же вы живете?
– Нормально. С водителем и женой.

– Жена возит? А как зовут водителя?
– Александр Григорьевич.

– Так торжественно. И дома вы так же торжественны в обращении?
– Ага! (смеется) Жанна Михайловна, Михаил Григорьевич, Никита Дмитриевич. У собаки тоже есть английское имя – Key to my heart – Ключ от моего сердца – это его имя в родословной. А так – Кэш…

– Григорьевич?
– Нет, – смеется Листик, – у нас простые фамильярные отношения дома.

– А есть Большая Мечта?
– Большая Амбициозная Цель есть. А с мечтой сложно: хотел мечту, получил, а дальше? Была мечта – жена – появилась, была мечта – сын – вот он… Да, есть мечта – большая дружная семья и человек пять детей. Вон как у Абрамовича – пятеро ртов – понятно, что не зря прожил… Пять детей – это хорошо! Еще одного – это уж обязательно!

– Мальчика или девочку?
– Без разницы! Я фаталист – кто получится, того и буду любить. Мальчик или девочка – какая разница? Они такие хорошие. Ребенок – это счастье.

– Хотите, чтобы компания осталась сыну?
– Нет, нет, нет, нет. Я хочу, чтобы сын вырос, нашел себя в жизни и стал состоявшимся человеком. Если же он решит стать аудитором, против не буду.

– А вы – состоятельный человек?
– Я – состоявшийся человек. – И Листик загадочно улыбнулся.