+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Такого в моей жизни не было! С парашюта – падала, на БТРе по чеченским горкам – было, всякие страшилки-аттракционы… Но как-то миновала даже по юности этот опыт. И вдруг он говорит: “Поехали, до работы довезу!” – “Что вы!? Нет-нет, ни за что!” Он “Садитесь, я сказал. Все в жизни надо испытать. А то проживешь и не узнаешь главного”. И я села.

…Очень красиво, пряменько, голову подняла, и ручками интеллигентно так за специальный поручень взялась. По-королевски улыбнулась отсутствующим зрителям. Те поаплодировали моей «профессиональной» посадке, моему бесстрашию… Он резко дал по газам, я завизжала… 

– …А мы этим летом по Европе ездили – вдвоем с Эдуардом Подшиваловым. – Сообщил мой герой, Игорь Черкезия, президент челябинского байк-клуба Wings. Мы встретились на фотосессии – решили запечатлеть в журнале фактурного предводителя челябинских байкеров и его новенький роскошный сияющий Харлей Дэвидсон. Парочка что надо! Оба – и мотоцикл, и его хозяин – такие… такие опасные, слишком мужские. В общем, встречу захотелось продлить и увековечить…     

– Кого встречали в дороге, Игорь?
– В полицию попали в Амстердаме. 

– За что взяли?
– Не взяли, – Черкезия усмехнулся снисходительно. – Приехали утром в город. Поставили машину на платную стоянку – там просто разметка вдоль жилого дома, и автомат стоит. Денежку бросили и оставили свои байки. А на задних сиденьях у нас непромокаемые мешки с вещами привязаны – вместо пассажирки. Я Эдуарду говорю: «Может, заберем с собой?» Он: «Да нет, Европа же!» Ладно, часа через 3-4 возвращаемся – нет мешков! Записка: «ваши вещи находятся в полиции», и адрес. Мы по карте давай искать адрес. Подъезжает на скутере полицейский, паркуется в сторонке. Мы к нему – помогите. Улыбается: «О! рашн байкер! Поехали, провожу». Он впереди, мы за ним на наших байках по Амстердаму. Приезжаем в полицию, те пальцем грозят: мол, в связи с терроризмом нельзя оставлять вещи. Кто-то из жильцов дома увидел – незнакомцы оставили мотоциклы с вещами, и позвонил в полицию. И нас занесли в компьютер Амстердамской полиции! Но не ругались – все с улыбками, мы подарили им два диска с нашими клипами. Один из полицейских тоже байкером оказался. 

– В Амстердаме первый раз был?
– Да во всех городах, где были, – везде первый раз!

– Рисковый человек.
– В чем риск-то? Я давно к этому шел. – Игорь улыбнулся глазами. А глаза-то, мама дорогая! Эпитетом к его глазам только одно слово подойдет – увы, не очень печатное. Как бы это помягче… когда оторваться невозможно, и смотреть тоже невозможно – столько силы мужской.    

…Страх улетел вместе с визгом. И появилось давно забытое  ощущение – полета. Я крепко держалась за кожаные бока Черкезии, и наполнялась его абсолютной уверенностью и силой, и мощью этого шикарного чудовища, на котором мы совершали полет. Почему-то вспомнилась греческая мифология – кентавры и все такое. Ну, да, похоже. Только нас «три в одном»: он – Игорь Черкезия, его Харлей и я. 

– Эх, жаль, «королевство маловато, развернуться негде»! Я раньше не замечала, что светофоры так часто в городе стоят.
– В Челябинске я всем глаза уже намозолил. С 2003-го года – как купил первый байк – Кавасаки – всю область исколесил. Давно думал – пора, пора куда-то подальше отправиться! Сколько иностранцев-байкеров на наших дорогах встречал: они путешествуют по России – ничего не боятся! Однажды на трассе вижу – едет на BMW, навьюченный весь – ну, думаю, не наш. Развернулся, догнал его, останавливаю. Поговорили, затащил байкера к себе. Он показывал карту со своим маршрутом: из Бонна через Украину, Белоруссию, до Байкала. Один…

– Через всю Россию?!
– Они любят Байкал, и многие туда ездят. С Байкала назад в Киргизстан, Туркменистан, Иран, Турцию, и – домой в Германию. 25 тысяч километров! Он слал мне смс-ки из городов и стран, где останавливался. А позже, когда в Германию вернулся, еще и фотографии по е-мейлу. Вот так иностранцы у нас путешествуют: русского не знают, английский кое-как, наивные как дети, думают – у них хорошо, и везде так же. А у нас бандитизма на дорогах хватает! Непуганные, может, если б информацией обладали… Или недавно тоже проводили поляков пять человек, те ездили в Монголию через Россию, возвращались уже. Остановил их наш, челябинский байкер, они спросили его, куда палатку поставить можно. Он их домой к себе привез, два дня поляки у него жили. Позже отправились в Екатеринбургский клуб «Черные ножи», и поляков с собой взяли. Кстати, мотоциклы они купили здесь, в России – Ижи с колясками. Здесь и оставили. Сказали, на будущий год снова приедут.

…Мы неслись в потоке машин. Но не в потоке – обособленно. На нас смотрели из окон автомобилей, троллейбусов и маршруток. Люди улыбались. А я подумала: какое я, должно быть, страшилище. Волосы от ветра все разметались. Лучше б одела шлем. Черкезия повернул голову в профиль: «Все в порядке?» Ох, какой жест! Я понимаю, почему девушки влюбляются в байкеров.  «Вам пора расслабиться, – небрежно бросил, –  и получать удовольствие от поездки». А я и получаю! Если б вы знали, Игорь, если б вы только знали, насколько это… чувственно – находиться так близко, и ощущать то же, что вы…

– Игорь, вы по Европе на Харлее ездили?
– На Харлее не рискнул, новая модель, не дай бог, что случится – запчастей нет. Их надо заказывать и ждать, а где бы я стал там ждать? А мой Кавасаки – проверенный, испытанный, боевой конь. Я люблю его, он красивый… 

– Неужели красивее Харлея?
– Они разные. Конечно, Харлей – одно название чего стоит, сам дух Харлей, машина-легенда. 

– А ваш Харлей – мальчик?
– Да, наверно, – Игорь удивился чисто женскому вопросу. Видимо, эта мысль не приходила ему в голову. Оно и понятно – мужчины не думают о таких вещах. Но тему развил: «Тогда Кава – девочка».

– А свою девочку, дочку, катаете на мотоцикле? 
– Конечно. Дочку зовут  Жанна, ей девять, и она обожает со мной ездить! Визжи-ит! И важная такая сзади сидит – по сторонам посматривает. Голову банданой обмотает, очки наденет – смотрите, я самая крута-ая…

– А вы сами, Игорь, о мотоцикле с детства мечтали?
– Конечно. Но тогда я не знал, что такие мотоциклы могут появиться в России. В 14 лет у меня появился мопед. 

…Из окна машины высунулась  мужская голова, радостно воскликнула: «Ух, ты, Харлей! Сколько стоит? Сколько выжимаешь?» Игорь даже не повернул головы в его сторону. Видно было, что вопросы подобного рода ему задают очень часто. Мы стояли в пробке, и до светофора, который горел красным, оставалось метров 20. Игорь выжал педаль газа, и мы устремились в узенький просвет между двух плотных рядов машин. Я прижала колени к его, не знаю, чему, мои руки сами крепко обхватили его, и крика я не удержала… Точно перед светофором Черкезия резко остановился – я выдохнула. Он повернул свой чеканный профиль ко мне и весело усмехнулся. Да он издевается надо мной! Кажется, он получает удовольствие от моих безудержных эмоций. Мама, дай мне силы!..  

– А я тоже спрашивала, какая скорость у вашего мотоцикла. Вам, кажется, это не нравится, Игорь?
– Девушкам можно. – Игорь сверкнул бесовским зеленым глазом. – Но иногда хочется табличку повесить: «стоит столько-то, выжимает столько-то».

– Какие планы дальних стран-ствий? В кругосветное путешествие не собираетесь?
– Для кругосветки пока не созрел. А вот по Америке хочу поездить – пересечь всю Северную Америку от одного побережья до другого. По их хайвеям проехаться… В Европе они все равно другие. В Америке – просторы, Великий каньон реки Колорадо… А на будущий год планирую опять в Европу – по южному маршруту на сей раз.

– Игорь, в Америке, например, байкеры – сильная политическая организации. Говорят даже, что именно они выбрали Буша. А наши байкеры имеют какое-то политическое влияние?
– Я не знаю, какие связи у Ночных волков в Москве, но я видел там известных людей, депутатов Госдумы. Очень много среди байкеров актеров, известных музыкантов. Кузьмин, к примеру, байкер, у него несколько мотоциклов; Георгий Боос, теперешний губернатор Калининградской области, бывший госдумовец – у него был спортбайк… Но нет, в России байкеры не участвуют в политических движениях. И я политикой не занимаюсь. Для меня это… жизнь… Утром сажусь на мотоцикл и по делам мотаюсь. Знакомые посмеиваются: «ну, что ты, Игорь, несолидно!» Почему? За границей многие и на скутерах ездят.

– Не боитесь оставлять свой новенький Харлей?
– Стараюсь, чтоб под присмотром, или надолго не ухожу. Народ-то у нас диковатый. Подходят, фотографируются. Ладно, если со стороны – не жалко. А когда пытаются залезть… Однажды выхожу, стоит парочка, и парень пытается мой мотоцикл оседлать, а девушка неподалеку с фотоаппаратом стоит. Я подошел, девушку приобнял за талию, парень возмутился –  «ты что?» А я: «тебе же можно на чужое залезать! а мне почему нельзя?» 

…Крутой поворот, и машина сильно наклонилась, но я почему-то  даже не испугалась. Скорее, удивилась: как легко Черкезия удерживает равновесие! И загордилась своим героем, по сторонам глянула – все видят? ну кто еще так умеет? В автомобиле, конечно, совсем другие ощущения. А здесь – удивительное сочетание абсолютной уязвимости и незащищенности (ни крыши тебе, ни дверей) и… превосходства. Хотите, смейтесь, господа, хотите –  нет, но… Когда он может  позволить себе вот так открываться перед опасностью, причем имея за спиной неопытную диковатую пассажирку,  это… это проявление характера мощного, решительного и  сильного. По крайней, мере, для меня.         

– Игорь, а что вы думаете по поводу бытующего мнения о том, что байкеры – это ужас, летящий на крыльях ночи?..
– Люди боевиков насмотрелись – банды, оружие и прочая. Был старый американский культовый фильм про байкеров – «Улицы в огне» от знаменитого режиссера Уолтера Хилла («Матрица», «Крепкий орешек» и т.д.). Уилем  Дефо играет там молодого предводителя байкерской бригады. Наркотики, оружие… Возможно, есть и такие, но кого я видел – нормальные люди. А торговцев наркотиками, наверно, везде хватает, в любой среде. Тогда что на байкеров пенять? Да, они, может, чуть более грубоваты, это бойцы по своему характеру – таких среди байкеров больше, чем среди художников, педагогов…

– Это выход какой-то энергии?
– Возможно. Меня, к примеру, дорога, скорость всегда успокаивают. Едешь, музыку слушаешь или себе на уме о чем-то думаешь. Не куда-то едешь, а просто так: дорога, скорость и я. Целый день проколесил, вечером вернулся – отдохнул. Романтика!  Байкеры, надо сказать, романтичные души. 

– «За нашей суровой внешностью скрываются нежные сердца романтиков».  – Покривлялась я, на что Черкезия рассмеялся. Снисходительно так:
– Да, антураж суровый – кожа, тату…

…Мой мужественный  герой в коже  о себе мало что рассказывал – скромен. Заговорили о книжках. Ну и что, вы думаете,  читает предводитель байкеров? Детективы? Фэнтези? Техническую литературу? Ан, нет! Игорь предпочитает документальную историю. В детстве всю домашнюю библиотеку  у бабушки перечитал, с упоением первооткрывателя узнавал подробности жизни исторических личностей. Что искал в пыльных фолиантах юный Черкезия? Правду о жизни великих людей? Или хотел встретить среди прочих и свою фамилию?..  Факты, он настойчиво собирает факты, выстраивая собственную историю, пытаясь докопаться до причин собственной жизни, собственных поступков. Его предки со стороны матери – Сперанские – в годы советской власти многие были репрессированы и расстреляны. 

…Штудировал Шолохова – «Тихий Дон», «Поднятую целину» – в некоторых моментах понять не мог – как власти это пропустили? В изложении советского писателя сочувствие у молодого Черкезии всегда вызывала Белая Гвардия – не Красная! Запомнил истории Нестора Махно, Деникина, Роммеля, других личностей – все не так, как раньше представляли…

– …Игорь, а чем, полезным для общества, Wingsы занимаются?
– У нас есть подшефный детский дом в Ленинском районе. 

– Давно вы с ними дружите?
– Как клуб организовали, сказал своим: «Давайте соберем подарки», и той осенью приехали, полную «Газель» подарков привезли: теннисные столы, одежду, игрушки, спортинвентарь, книги и … мороженое. Директор всегда просит: «Привезите мороженого»… Они же не видят ничего…

– Как дети вас встретили?
– Да они обалдели! Когда мы первый раз приехали, у них как раз праздник спортивный проходил, и они ждали нас, выстроившись на стадионе. И мы – колонной, с флагом, в полной амуниции. Директор радовался: «Мы сами не ожидали, что так красиво получится! Думали, ну, приедут ребята на мотоциклах, а тут – все торжественно!» Посмотрели детские соревнования, а потом мы их катали – всех, даже воспитателей! Дети перефотографировались, облазили все машины. Счастья, восторгов потом на всю зиму было!..

…Как я их понимаю – этих мальчишек  девчонок из детского дома!.. Черкезия  остановил свой Харлей у Мизара. Сказал: «Приехали». Я подумала: «Так быстро «. Он что-то спрашивал, а я только благодарно смотрела в его глаза, но слов не слышала: в голове шумел прибой, мысли отсутствовали, а в душе поселилось большое круглое доброе пушистое и очень-очень красивое. По-моему это и есть оно –  счастье. Не помню, как поднялась на 13-й этаж, меня окружили, расспрашивали, я смотрела на них, хлопала глазами и широко-широко…и  абсолютно счастливо… улыбалась. Чего и вам желаю.  

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»