+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Как работает коронавирус

СЕМЬЯ: здоровье

текст: Светлана Андреева, доцент кафедры микробиологии, иммунологии и общей биологии ЧелГУ

Для вирусологов нет ничего сверхъестественного в появлении нового штамма коронавируса. Высокое скопление какого-то одного вида живых организмов неизбежно ведёт к появлению вирусной инфекции. Люди — это в полном смысле слова живые организмы. Чем выше плотность населения — тем выше риск появления новых вирусов. Они были и будут всегда. Потому что стратегия вирусов — подавить победителя. И дать возможность представителям других видов размножаться в той же экологической нише. Таким образом вирусы поддерживают биоразнообразие на нашей планете.

Наиболее яркий пример для иллюстрации этого тезиса — цветение водоёмов. Что такое цветение водоёмов? Это стремительное размножение какого-то одного вида цианобактерий. Эти цианобактерии начинают подавлять все остальные живые организмы, становятся доминантой в каком-то водоёме, и… у них возникает вирусная инфекция. Нам в этот момент кажется, что цветение самопроизвольно заканчивается. А на самом деле в этом микромире самый разгар эпидемии. Вирусы поражают определённый вид цианобактерий, часть из них гибнет, популяция снижается, концентрация бактерий соответственно тоже — и цветение затухает. Вирусы победили, точнее, отрегулировали численность популяции. Таким образом, благодаря работе вирусов разные виды микроорганизмов сохраняются в одном биотопе.

Именно вирусы контролируют популяцию любых живых организмов на планете. И человека в том числе. Человек напрасно назначил себя царём природы.

Мы не имеем права говорить, что от всех вирусных инфекций мы избавимся за столько-то лет. Вирусы были, есть и будут, пока есть их хозяева, в том числе и человек. Для вирусов люди — это дом или планета, на которой они, вирусы, живут.

Многие вирусы встраиваются в ДНК хозяина и размножаются вместе с ним, не угрожая и не нанося ему вреда. Но через какое-то время они могут выйти из ДНК и вызвать инфекцию. Так чаще всего происходит у бактерий, они не менее подвержены вирусным инфекциям, чем люди. Их поражают вирусы бактерий — бактериофаги. Когда бактериофаг встраивается в геном бактерии, он может размножаться вместе с ней в составе генома, не причиняя клетке никакого ущерба. В результате мы можем получить популяцию бактерий, все клетки которых будут инфицированы. Бактерии при этом не погибают, но популяция как будто «заминирована».

Если питательной среды хватает для комфортного проживания клетки, то вирус сидит в геноме и никак на бактерию не действует. Однако как только наступает неблагоприятный для бактерий период или популяция бактерий становится слишком плотной, вирус начинает выщепляться из ДНК и вызывать инфекцию. Он «понимает», что эта популяция скоро погибнет и ему нужно будет искать новых хозяев (новый «дом»).

Таким образом действуют вирусы. И человечество не исключение. Человека, конечно, нельзя сравнивать с одноклеточными бактериями. У нас более сложные механизмы противовирусного иммунитета. Для того чтобы появился новый штамм вируса, вызывающий серьёзную инфекцию у человека, вирусы животных, попадающие на слизистые оболочки человека, претерпевают значительные мутации, большая часть вирусов гибнет либо от мутаций, либо в результате воздействия факторов иммунной системы, а те, что смогли выжить и адаптироваться к организму человека, как правило, вызывают более тяжёлую клинику, чем их предшественники. Обязательным условием такого жёсткого отбора вирусов является высокая плотность населения, поэтому и птичий грипп, и свиной грипп, и новый коронавирус появились именно в Китае, где был контакт большого количества людей с заражёнными животными. Поэтому чем выше будет популяция человека, тем выше риск возникновения вирусных инфекций.

Сейчас идёт пандемия ВИЧ-инфекции, о которой мы почему-то не говорим так громко, как о коронавирусе. Хотя ВИЧ — это уже не эпидемия, а пандемия, потому что вирус захватил все страны мира. Просто развивается эпидемия, вызванная ВИЧ, не так быстро, как эпидемия коронавирусной инфекции.

Что сейчас известно о новом коронавирусе научному сообществу? Известна структура его генома, и идёт работа над созданием вакцины. Разработаны диагностические тест-системы, и они уже есть в наличии в лаборатории особо опасных инфекций в Челябинске. Как и вирус гриппа, коронавирус быстро мутирует. Но по геному и по клиническим проявлениям он отличается от вируса гриппа. А самое главное — и к различным штаммам вируса гриппа человечество уже успело более-менее приспособиться. Этот вирус — новый, неизвестный для иммунной системы людей, в этом его особенность.

Обычный коронавирус вызывает банальную ОРВИ. Но новый мутировал настолько, что стал более вирулентным и патогенным, то есть способным поражать ткани человека серьёзнее. Если обычные коронавирусы задевали верхние части дыхательных путей, то данный штамм проникает в нижние отделы лёгких и там вызывает серьёзную клинику. Он более заразный и даёт более высокую статистику по летальным исходам.

Лекарства нет. Собственно, как нет лекарства ни от одного вируса. — только противовирусные препараты, которые эффективно сдерживают размножение вирусов. Всё лечение заключается в мобилизации внутренних ресурсов организма. Это не бактерии, поэтому антибиотики на него не действуют. Вирусу противостоит только иммунная система организма. А в данном случае объективно нет эффективной иммунной защиты, потому что в природе до настоящего времени не было переболевших этим штаммом людей. Хотя есть прослойка людей изначально с высокоактивным противовирусным иммунитетом, у них, как правило, клиника проходит в лёгкой форме или вообще не проявляется, но при этом они могут пререносить вирус на слизистых оболочках и представлять опасность для окружающих. Со временем, конечно, появятся и люди с постинфекционным иммунитетом можно сказать, уже появляются. И обязательно будет сформирована прослойка людей, устойчивых к коронавирусу. Кроме того, и сам вирус после пассажа через множество организмов заразившихся людей поменяет свои свойства и станет менее вирулентным. Но всегда есть риск появления новых штаммов — так же как и у гриппа.

Мне сложно давать прогноз, но, по моему мнению, если пренебрегать противоэпидемическими мероприятиями, пик эпидемии ещё впереди. Как только в городе появятся случаи инфицирования, надо немедленно изолировать этих больных и ужесточать противовирусные мероприятия. Это означает, в частности, вводить обязательный масочный режим в общественных местах. Бесполезны маски только для тех, кто напрямую контактирует с инфицированными коронавирусом людьми либо работает с коронавирусом, поскольку при прямом контакте инфицирующая доза будет очень высокая. Но если вы находитесь некоторое время в общественном месте, маска вас защитит. И я не стала бы утверждать, что в нашей области вирус не появится. Риск попадания вируса в наш регион достаточно высокий, как и в любой другой.

Что касается информации о якобы 20 тысячах случаев заражения коронавирусом в Москве, я полагаю, что это неправда. Если бы было такое огромное количество заболевших, информация так или иначе просочилась, ведь потребовалось бы соответствующее количество тестов, мест в инфекционных отделениях, масса людей была бы задействована в этой истории, и мы видели бы в сети свидетельства тому. Думаю, пока нам сообщают корректные сведения о количестве заражённых.