+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Веская причина жить

История городского бора

Явления: удивительные места

Текст: Любовь Усова
Фото: Игорь Филонов

Наш городской бор уникален уже по своему происхождению. Он вырос на древней гигантской каменной плите, которая открылась миру при массовом таянии льда. Случилось это в конце ледникового периода, около двенадцати тысяч лет назад. Слишком давняя история.

А в недавней, помнится, в счастливом советском детстве был такой праздник. На зимних каникулах или в выходные дни отправиться с классом или с родителями кататься с гор на лыжах. 30–40 минут на троллейбусе до конечной, и — здравствуй, другой мир! Как будто ты сел на поезд, долго ехал и выбрался наконец из города в лесную сказку. В чёрно-белую сверкающую красоту. Помню, как кружилась голова от чистейшего соснового воздуха. Получасовое неспешное пешее путешествие по волшебному бору — и вот они, Монахи, наш челябинский Куршевель. Вид с горы божественного величия и торжественной красоты, рождающий где-то в районе солнечного сплетения тёплый шарик радости бытия… Это всё он, бор.

Мы, челябинцы, ещё можем наслаждаться, окунаясь в это уникальное явление, дыша ароматами соснового леса, а не выхлопными газами и испражнениями заводских труб. Гости города поражаются нашему бору сегодня даже больше, чем 20 лет назад. Стремительная застройка российских городов смела множество лесных и парковых зон. А тут прямо в центре мегаполиса — огромный лесной массив протяжённостью в пять с половиной километров с и около двух шириной! А раньше был семь. А ещё раньше… В сороковых годах XVIII века бор был длиной около 12 километров и доходил до посёлка Сосновский. Нынче от того бора осталось лишь название.

В военные годы бор дважды пытались вырубить. В 1942‑м — для военных нужд приказом наркома Молотова. Тогда Патоличев рискнул сделать звонок Сталину. Отстоял лес. После войны, в 1949‑м, на месте бора решили построить огромный авиационный завод. Тогдашний секретарь обкома Белобородов повторил поступок Патоличева, и проект отменили.

В 1960‑е построили Шершнёвское водохранилище. Необходимость для растущего города? Конечно. И её решили за счёт бора. И так повелось: там кусочек отчекрыжили, тут ещё чуть-чуть. Где-то по необходимости, а чаще — из-за жадности или глупости.

И вот опять появилась острая необходимость построить на месте бора хирургический корпус детской областной больницы. Что ж, дети — святое. Экологи возмущены: опять проблема решается за счёт бора. Депутаты обещают высадить взамен срубленных новые деревья. Но не приживаются они, проверено временем: тех деревьев, что высаживали ещё при Сумине, не осталось ни одного. Неизменно погибают посаженные заново сосны.

Да и сама природа, будто в ответ на такое отношение людей, бор сокращает. Там, где раньше высились сосны, теперь остались лишь гранитные карьеры. С каждым годом гранит съедает всё больше бора. За 230 лет территория его сократилась более чем на две трети. Реликтовый Челябинский бор, выросший на гранитной плите возрастом около 280 миллионов лет, молча выносит все наши копошения и надругательства. Он-то понимает: не выживет бор — и чистого воздуха у нас не останется. Исчезнет веская и красивая причина жить здесь.