+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Сергей Пахомов

Город, в котором хочется жить

БИЗНЕС: главный герой

Текст: лана литвер
Фото: игорь филонов

«Легион» – компания, которая задаёт высокую моду на строительном рынке региона. Перфекционизм – вот принцип, который строители применяют в работе с базовыми обывательскими ценностями. Проекты «Легиона» являют горожанам новый сценарий обыденной жизни: безопасный, комфортный, содержательный. Поэтому Сергея Пахомова мы спросили не только о философии «Легиона», но и том, как, по его мнению, должен развиваться Челябинск, чтобы жить в нём было красиво и уютно.

-Сергей Валерьевич, проекты «Легиона» — это образцы современного, модного, умного градостроения, благодаря которым в Челябинске хочется жить. Почему «Легион» такой один?
-Я не согласен, что «Легион» такой один. В городе есть застройщики, которые делают достойные проекты. Я бы предпочитал не оперировать категориями «лучше» или «хуже», пусть потребитель выставляет оценки. Но если отвечать на вопрос, почему наши проекты получаются такими, какими получаются, то здесь, пожалуй, главный принцип состоит в том, что всё, что делаем, мы оцениваем глазами клиента. Во главу угла в бизнесе можно ставить разные вещи: технологичность процессов, скорость, объём, масштаб, прибыль… Мы считаем, что во главу угла надо ставить потребителя и выстраивать с ним такие взаимоотношения, чтобы оставаться в партнёрстве и во взаимном уважении друг к другу как минимум в среднесрочной перспективе, а не чтобы заработать здесь и сейчас. Отсюда и соответствующие требования к тому, что мы делаем. Идеология компании «Легион» — дать клиенту то, что он будет ценить выше той цены, по которой он купил жильё. Нам кажется, что это правильный путь. Он интересен прежде всего самому потребителю. А во‑вторых, он в целом двигает рынок вперёд.

-Вот как раз этот принцип и уникален для строительных компаний, разве нет?
-Я бы сформулировал так: да, Челябинск в сфере строительства — не самый развитый регион, это правда. И если сравнить новостройки Челябинска с Екатеринбургом, Казанью, Новосибирском, мы явно не в фаворитах. Есть много причин тому, но одна из главных состоит в следующем: не так много в регионе компаний-застройщиков, ориентированных на продукт, на клиента. Для того чтобы давать то, чего до этого рынок не предлагал, компании нужна внутренняя смелость и уверенность.

-Получается, вы предлагаете сверх рынка, сверх ожиданий. Как вы вычисляете этот сервис, этот ништячок, который ваш покупатель хочет и ждёт, но даже сам пока не формулирует?
-Я бы не стал тут употреблять слишком восторженных эпитетов. Мы не считаем, что делаем что-то особенное. Для того чтобы понять, что нужно людям, достаточно посмотреть, что делают в других регионах, и, пропуская этот опыт через свой, сформировать представление о прекрасном. Тут смелость, прямо скажем, очень относительная. Она основывается на опыте коллег, на нашей собственной истории, на том, что мы компания полного цикла: сами задумываем, сами проектируем, строим и продаём. Кроме того, надо понимать, что челябинская застройка в основном панельная. Застройщики ограничены её характеристиками, следовательно, не может быть слишком разнообразен и нов продукт, который они могут из этой панели сделать. У нас нет этого сдерживающего фактора: мы строим из монолита, из кирпича, возводим и индустриальные дома… Плюс наше преимущество — это комплексная застройка, которая позволяет выйти за рамки дома, двора, говорить о среде, о тех материях, которые в принципе недоступны на маленьких проектах. Таким образом, мы можем нешаблонно подходить к задаче и понимать, что на данном этапе будет необходимо и достаточно для рынка.

-Необходимо и достаточно?
-Именно так. Наверное, можно было бы шагнуть ещё дальше и выложить из рукава все карты, которые припасены. Но нам кажется, что можно это делать шаг за шагом. Как лучше поступить: дать людям пять поводов для радости или один конечный, самый жирный?

-У вас пять козырей в рукаве, но вы их не показываете. Можете рассказать, что вы уже задумали, но пока не предложили?
-Хорошо, но чтобы не уйти в частности, я бы ответил так. В челябинской застройке очень слабую роль играет архитектура. В более конкурентных регионах именно архитектура сейчас становится фактором продаж. Речь идёт не столько о внешнем облике домов, сколько о том, как организована среда, как продумана транспортно-дорожная сеть, где расположены школы, садики, магазины… В ближайшее время мы постараемся совершить большой шаг в этом направлении. Мы понимаем, как это сделать, но в «Ньютоне» это делать уже немного неуместно, так как продукт уже сформирован. В будущих проектах, в EVO-Parkе, например, мы постараемся задать соразмерность пространства живому человеку и вынести на первый план и задать совсем другой формат жилого комплекса.

-Малоэтажная застройка?
-Нет, совсем необязательно. Это поквартальная застройка. Переменная этажность. Закрытые дворы. Вынесение общих зон в скверы и бульвары. Дворы без машин. Мы не изобретаем велосипед: такие проекты уже реализованы в Москве и Питере.

-Можете назвать строительные компании на российском рынке жилищного строительства. которые вы считаете флагманами?
-С потребительской точки зрения я бы назвал тюменскую компанию «Брусника», которая работает в ряде регионов, в том числе в Подмосковье и Петербурге. В моём понимании эта компания — один из очевидных лидеров, причём не по объёму, а по качеству того, что они делают, и по выверенности продукта, по выверенности внутренних процессов в компании в том числе. И московская компания «Пик», безусловно, номер один для меня. Эти ребята стоят особняком в силу масштаба, они уже просто в полукосмосе. Есть и другие достойные застройщики, опыт которых ценен для нас, но эти два — самые яркие, пожалуй. Их собственники несут определённую идеологию и достаточно стройно её претворяют в жизнь.

-Сергей Валерьевич, как сделать так, чтобы Челябинск стал комфортным, красивым городом? Три первоочередных решения, если бы вы были главным архитектором?
-Сложный вопрос. Я не думаю, что административными методами можно качественно преобразить город. Полагать, что если мы сейчас запретим панельное домостроение, то город преобразится, наивно. Я верю не в административные решения, а в то, что основные изменения будут формировать потребительский запрос и конкуренция застройщиков. Более того, я абсолютно точно знаю, что есть спрос на нестандартное, нетиповое, комфортное пространство — и пусть даже если это будет панельное домостроение, некритично. В EVO-Parke мы строим и индустриальные дома из панелей, но тем не менее создаётся качественно другое пространство. Если спросить любого жителя Челябинска, где он предпочтёт жить: в современном жилом комплексе или в типовой панельной многоэтажке, выбор будет очевиден. Другой вопрос: а есть ли у строительных компаний решимость двигаться в этом направлении? Сейчас, на мой взгляд, в челябинском сообществе застройщиков происходят определённые изменения: где-то меняются поколения собственников, где-то конкуренция заставляет, но все больше внимания начинает уделяться продукту как таковому. Это и будет основным драйвером развития рынка.

-А что может сделать главный архитектор?
-Ну, наверное, он может задать некие параметры развития городской среды: этажность, квартальный принцип застройки, плотность и так далее. И следить за соблюдением установленных правил. Запрещать панель — для Челябинска это путь в никуда, потому что, во‑первых, это основная масса жилья, которое здесь строится, а во‑вторых, это недорогое по себестоимости жильё. Потребитель просто не сможет себе позволить купить такое же количество метров в другом исполнении. Тут должна произойти эволюция, но обусловленная понятными правилами, которые соблюдаются. То есть история не про запреты, а про некие ограничения и принципы.

-По вашему мнению, в Челябинске есть конкуренция компаний-застройщиков?
-Не сверхострая, прямо скажем. Потому что есть возможность расходиться по разным площадкам, а это одна из базовых вещей, которые выбирает покупатель. Если мы посмотрим на более развитые рынки, например на Екатеринбург, там уровень конкуренции принципиально иной. И количество застройщиков другое, и плотность проектов, особенно в центральных частях города.

-Это классно?
-Для потребителя, конечно, классно. Для застройщиков тоже классно, но до определённого предела. Конкуренция хороша тем, что она заставляет двигаться и развиваться. Но уровень конкуренции, как и объём ввода жилья, должен быть соразмерен рынку. Перепроизводство квадратных метров ничего хорошего не несёт. Например, в Краснодаре, где уровень конкуренции очень высокий и предложение по объёму очень большое, застройщики начинают отстраиваться ценой, а не продуктом.

-Цена падает, потребитель рад.
-Ничего хорошего. Строительная компания — это же не корова, которую надо загнать и убить. Она должна жить, а для этого нужен нормальный уровень маржи. Вот, кстати, одна из особенностей челябинского рынка, и объяснение того факта, почему мы не имеем такого количества застройщиков и проектов такой красоты, как в Екатеринбурге, — низкая маржинальность.

-У нас, как в Краснодаре, переизбыток предложения? Построено столько, сколько невозможно продать, и цена ползёт вниз?
-Мне трудно сказать. По отношению к нашей компании цена не идёт вниз. Всё, что строим, мы продаём. И, если честно, я не знаю примеров, когда застройщики построили — а продать не смогли. Вопрос: надо ли столько строить? Ответ зависит от двух факторов. Первый: макроэкономическая ситуация в регионе, количество приезжающих и отъезжающих, средний уровень доходов… Трудно назвать сейчас Челябинскую область мегапривлекательным регионом. Второй фактор: а что ты, собственно, предлагаешь потребителю? Если предлагаешь классный продукт по справедливой цене, непременно найдётся аудитория, которая захочет улучшить свои жилищные условия. В Челябинске живёт миллион человек, из них семьсот тысяч точно — в условиях, которые их не устраивают. Мне кажется, одна из причин низкой маржинальности на рынке не столько в низком уровне доходов населения, сколько в том качестве продукта, который выдаёт средний застройщик в Челябинске. Этот продукт не соответствует настроениям потребителя — это не то, за что он готов платить. Строят плюс-минус одно и то же, чуть отличаются локации и скорость.

-Это принципиально иное объяснение стагнации на строительном рынке. Все говорят о низком спросе, но никто не говорит, что причина в том, что строят не то, что хотят люди.
-Ответов на этот вопрос как минимум два. Важны оба. Человек не будет покупать то, что качественно никак не улучшит его жизнь. Отсюда и стагнация рынка, и чисто ценовая конкуренция. Если я хочу «Мерседес», я должен иметь финансовую возможность. Если рынок не предлагает «Мерседесов», зачем мне покупать ещё одни «Жигули»?

-Значит, проблема в головах застройщиков?
-Ну, движение уже началось. Уже есть проекты с лицом. L-town, «Привилегия», проекты «Легиона», «Икара»… Рынок будет развиваться сам по себе, потому что законы конкуренции, они естественны, как законы природы. Хотелось бы, конечно, чтобы движение шло быстрее. Да, специфика Челябинска — сильная панельная застройка и исторически сложившийся низкий уровень маржи, но это не приговор. Можно пытаться раздвинуть этот уровень маржи, можно предлагать тот продукт, который будет конкурировать в умах потребителя не только ценой, но и свойствами. Я и верю, что мы будем двигаться в этом направлении и через лет пять новостройки Челябинска будут выглядеть чуть-чуть по-другому.

-Сергей Валерьевич, давайте обозначим непреложные вещи, которые являются сутью концепции жилых комплексов «Легиона», их философией.
-Мы недавно как раз рассуждали с коммерческой службой: как сформулировать, почему люди должны покупать у нас? Почему люди нас выбирают? Локация? Неочевидно. Цена? Чуть выше рынка. Монолитное домостроение? Не мы одни так строим. Всё складывается из мелочей, из того комплексного впечатления, которое у человека остаётся. Но всё это условно. И родилась такая формулировка: потому что для себя. Это не слоган нашей компании, но некая ремарка. Я как потребитель хочу лучшего для себя. Поэтому стараюсь, приобретаю, вкладываюсь. Это первое.

Второе — это комплексный и цельный взгляд на продукт. Мы в его реализации идём до конца. Если что-то сэкономить, остановиться, схалтурить — можно и смазать впечатление, не достичь эффекта. Сэкономить на пять процентов, а смазать на пятьдесят. Если мы выбрали, что вот так делать правильно, значит, так и делаем.

Третье — нельзя застывать. Мы развиваемся даже в рамках одного и того же проекта. Если вы посмотрите на дома «Ньютона», то заметите, что первые отличаются от последних. Если мы видим, что есть какие-то разумные вещи, которые мы раньше не делали, но они востребованы и вписываются в общую концепцию, значит, модернизировать существующий проект. Те же кладовочки, малые архитектурные формы, тёплые балконы — всё это появлялось уже в процессе проекта.

И конечно, команда. В «Легионе», я думаю, люди работают не просто за деньги. Им интересно. Их идеи реализовываются, они видят классный продукт, за который им не стыдно, — и они хотят быть причастны к нему. Причастность порождает и определённую ответственность, и небезразличие. И чем больше людей заражено этим подходом, тем качественнее делается работа на каждом конкретном месте. То, что ты вкладываешь в виде смысла и своего отношения, а не только формально трудовых обязанностей, то и возвращается в виде смыслов и эмоций.

-Разрешите, я про мелочи и ответственность уточню особо. Мы живём в Челябинске и видим, с какой небрежностью и непрофессионализмом обустраивается то, что называется общегородским пространством. Чем это объясняется, на ваш взгляд?
-Можно я начну с хорошего? Мне кажется, ситуация начинает меняться. Медленно, но всё же. Появился вице-мэр по благоустройству, впервые в Челябинске. Я считаю, это отличное решение. Комфортность городской среды заслуживает отдельного внимания и выделенной административной функции. И новый вице-мэр, и архитектор, на мой взгляд, безусловно заслуживают уважения на основе их опыта и понимания современных тенденций. Это люди, с которыми мы абсолютно на одной волне, мы союзники. Во‑вторых, двадцатилетие правления Путина, по оценкам экспертов, отмечено ещё и таким трендом, как просвещённый урбанизм. Тренд заметен в ряде городов, просто Челябинск был на периферии. Но сейчас внимание государства к вопросам благоустройства и комфортной городской среды очевидно. Таким образом, есть и социальный запрос, и административная функция. Сложились все предпосылки, чтобы в этом направлении что-то значимо поменять. Стало очевидно, что есть на это запрос от жителей. Есть люди, которые эти вопросы способны решать. Есть финансирование программ и проектов.

-Это был положительный момент. Переходим к реальности.
-Реальность тоже начала формироваться под запрос. За последние полгода сложилась ситуация, когда реально возможен прорыв. Да, система же инерционная, ей надо разогнаться. Но она разгоняется в правильном направлении. В Челябинске комфортная городская среда — проблема не менее важная, чем экология. Тот, кто её решит, получит много бонусов и изменит отношение к городу. У протестных настроений на повестке, в сущности, две темы: городская среда и экология. Два равнозначных узла, расшив которые можно получить совершенно иное восприятие города. И деньги под это есть, и федеральные программы разнообразные. Осталось умно администрировать и выстраивать среду цельно. Вот этой цельности и не хватало.

-Есть ли, на ваш взгляд, приоритетные объекты, которые качественно поменяют облик города?
-Безусловно, должны быть точки притяжения. На мой взгляд, хватило бы одной-двух, но реально хорошо продуманных и сделанных, которые уже могут поменять восприятие города. Я считаю, лучше сконцентрироваться и те средства, которые есть, направить на один проект, а не на десять. Сделать один, но прямо очень хорошо, чтобы дать ощущение горожанину городской среды нового уровня комфорта. Вложиться и в идею, в проектирование, в реализацию. Эти проекты вполне очевидны: городской бор, Набережная, Кировка и её продолжение. Любимые городом места.

-Сергей Валерьевич, вы относитесь к той немногочисленной группе горожан, которая никогда не ругает Челябинск?
-На мой взгляд, в городе сформирована излишне негативная повестка, это расстраивает. В Челябинске есть безусловные плюсы: пробок нет, природа удивительная. Комфортный нормальный город. Экологию немного поправить — и вообще отлично будет. Экология и качественные общественные пространства — и всё, у города будет абсолютно новое настроение, по-другому всё зазвучит и заработает. Есть все предпосылки, чтобы город стал современным, удобным и красивым.

-Но у города отрицательная миграция.
-Я думаю, надо абсолютно спокойно относиться к тем, кто уезжает. Такая миграция становится глобальным трендом, особенно среди молодого поколения, привязки к месту нет, крупные города привлекают всё большее количество людей. Это объективный закон современности, общая картинка для большинства российских городов, за исключением столиц. При этом я знаю состоятельных людей, которые могут жить где угодно, но выбирают Челябинск и остаются здесь, потому что их всё устраивает. И это не единичные примеры.

Могу я уехать? Могу. Но что-то меня здесь держит. Хотя это не город моего детства, я приехал сюда учиться в университете. Но я уже достаточно долго живу и работаю здесь. Если ты уже не уехал, то давай уже тогда делай что-нибудь. Должно быть стремление вперёд и понимание того, что ты хочешь сделать. Ключевое слово — сделать.

Модный тренд — ругать Челябинск. А я понимаю, что ситуация абсолютно исправима, и настроение соответственно тоже. Как настроение влияет на облик города? Что первично: настроение или его последствия?

-Бытие определяет сознание или наоборот?
-В моём понимании это взаимосвязанные вещи: настроения определяют среду, а среда — настроение. Нельзя эти вещи друг от друга отделять. И если думать о том, что ты лично можешь изменить, то это в первую очередь настроение. Бытие меняется чуть дольше. Но над этим надо работать.