+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Александр Литвин

Идеальный камертон

СЕМЬЯ

Текст: Любовь Усова

В каком городе мы живём? Как его форма влияет на развитие? Где должен находиться политический центр города и страны? Что за время мы переживаем? И как коронавирус связан с новой эпохой? Какой она будет? И какими должны стать мы, чтобы жить в ней? Тот самый Александр Литвин, доктор, экстрасенс, эпигенетик, читает лекцию, не дожидаясь вопросов. Его «точка опоры», с которой он начинает свой поразительный анализ, — это координаты местности или дата рождения человека. И всё. Он поведает вам много больше, чем вы можете даже предположить.

Как врач Александр Богданович прям и беспристрастен: от него не укроются ваши слабости, о чём он вам прямо заявит. И тут же даст простые, но ценные рекомендации, позволяющие улучшить ваше состояние, причём, во всех смыслах этого слова. Но сегодняшняя тема иная — наш город.
Вы знаете, что такое 54‑й градус северной широты и 62‑й градус восточной долготы? Это координаты Челябинска. Точно так же и дата рождения человека является для меня его координатами. Я просто очень хорошо знаю географию людей и мест.

-Так что за город Челябинск, исходя из его координат?
-Всё зависит от того, как город устроен. Он гармоничен, если на его севере есть вода, на юге — открытое пространство, на востоке — лес, а на западе сконцентрированы финансы. Челябинск же построен неправильно, поэтому он больше предназначен для работы, нежели для полноценной жизни, включающей в себя и отдых. Исходя из географического положения районов Челябинска, мы можем увидеть, что относительно благоприятные для жизни направления — это северо-западное, северное и юго-западное. Восточные же его сектора — юго-восточный, восточный и северо-восточный — наиболее неблагоприятны для жизни. И это правило работает не только для столицы Южного Урала, но и для любого города северного полушария, будь то Москва, Лондон, Нью-Йорк, Новосибирск. Чтобы увидеть действие этого закона, нужно владеть статистикой по стабильности семейного положения, количеству абортов, числу вич-инфицированных и в общем по количеству пороков. Статистика покажет, что восточная часть городов будет всегда превалировать в этих показателях, а жители западной части городов в меньшей степени подвержены порокам. В западном секторе деньги чаще всего белые, в восточном — серые. Так устроен наш мир. Я бывал во многих городах и столицах мира и точно скажу, что восточный сектор Москвы, Челябинска или Лондона подвержен одной тенденции.

-И где должны быть сосредоточены центры развития?
-Здесь всё зависит от того, где находится политический центр города. И, более того, если политический центр страны находится как можно восточнее относительно территории государства, то его экономика всегда более успешна и там более чётко выполняются законы. Законы есть во всех странах, разнится их выполнение. Если столица тяготеет к восточным рубежам страны, то там, как правило, законы выполняются общей массой населения, а если столица тяготеет к западной границе, то в полной мере не выполняются.

-А я думала, что русские просто более свободолюбивые, что мы не любим ограничений.
-Нет, не так. Это не связано с нацией. Это связано с влиянием окружающей среды, географией и даже архитектурой. Правила есть везде, но если источник правил находится на западе, люди их не выполняют, а только делают вид. И это никак не связано со свободой, а связано с отсутствием самоконтроля. Самые экономически успешные страны северного полушария имеют столицы на востоке государства: Токио, Хельсинки, Осло, Берлин… Чтобы город развивался гармонично, его политический центр должен находиться ближе к восточному сектору города.

-А Челябинск?
-А Челябинск не имеет чёткой геометрической формы. И хаос геометрии обеспечивает хаос в жизни.

-Какая форма должна быть у города, чтобы он был успешным?
-Идеальная форма для городов — это прямоугольник. Прямоугольными городами легче управлять и легче выполнять правила. В них всегда есть коллатеральные пути, в прямоугольнике заложено много возможностей и многое понятно интуитивно. А наши города строились спонтанно. Челябинск сформирован заводами, которые были эвакуированы в начале войны. Это и было главным назначением города — работать для фронта.

-Получается, Челябинск и был построен как город, в котором надо работать.
-Именно. Есть и другая интересная тенденция Челябинска: он равноудалён от двух огромных океанов — Атлантического и Тихого — примерно в 4,5 тысячах километров на запад и восток. Это очень далеко от большой воды, что существенно влияет на восприятие мира. В местах, где есть много воды, люди наиболее интуитивны. Здесь же достаточно высока гравитационная составляющая, а чем выше гравитация, тем ниже интуиция. В какой-то степени ситуацию спасают озёра, но их важно правильно использовать в формировании облика города. Я давно изучал этот вопрос и понял, почему в моём родном Троицке, который близок к Челябинску, в разное время рождались фигуры, обладающие высоким творческим потенциалом, тот же Иван Андреевич Крылов или Борис Александрович Ручьёв. А дело в том, что старый город, его центральная часть находится на вытянутом полуострове, где сходятся две реки. Получается, Троицк окаймлён водой, отсюда и появление одарённых, творческих личностей. Да, в Челябинске есть озёра, но, к сожалению, они не используются так, как должно. Видите, там дым, тут дым? Всё-таки Челябинск — город металла. А металл — это несговорчивость, жёсткость, упорство. Из металла можно сделать красивые ювелирные изделия или оружие. К сожалению, мы пока тяготеем больше к оружию. И это не случайно и связано в первую очередь с цикличностью жизни. Челябинск, как и многие другие российские города, был сформирован в последние два цикла, характеристики которых агрессивны и воинственны. Два последних цикла продолжительностью по 60 лет были с 1900‑го по 1960‑й и с 1960‑го по 2020‑й годы. Пятого февраля 2020 года эти циклы закончились.

-И какими они были?
-Время войны и время мира. Экклезиаст описал много циклов: «время шить и время разрывать, время обнимать и время отталкивать», почитайте, это интересно. Так вот, эта цикличность влияет на сознание людей. Помните, Гумилёв в своё время написал феноменальную вещь — теорию пассионарности? Она совпадает и с моим восприятием мира. Потом я познакомился с биофизиком Симоном Шнолем, профессором МГУ. Он в течение шестидесяти лет изучает цикличность на уровне физики и химии веществ. Я же изучаю цикличность на уровне эпигенетики и полагаю, что именно цикл рождает злых или добрых гениев. Наступает определённое время, и на свет появляется человек с определёнными характеристиками, позволяющими реализовать задачу цикла. Вспомните историю: Древняя Греция и её шикарные храмы, мощёные улицы, первая демократия, знаменитые ораторы. Это был очень комфортный для жизни период человеческой цивилизации. Потом вдруг всё меняется, храмы разрушаются, и наступает эпоха средневековья. Люди начинают воевать, насаждать религиозный догматизм, сжигают людей с другим восприятием мира… А потом вдруг рождаются Джотто, Микеланджело, Рафаэль и Да Винчи, и наступает эпоха Ренессанса. Но ничего вдруг не происходит. Что предшествует всем этим переменам? Как ни странно это выглядит, но это укладывается в цикличность: перед тем как средневековье кануло в Лету, в Европу пришла чума и выкосила большую часть населения. А потом возник период Возрождения, следом пришла эпоха просвещения… А потом наступает новый цикл — время войны. И с 1900-го по 1960 год страны устраивают две бойни, две мировые войны. Это был первый цикл. А второй, не менее воинственный, но замаскированный дипломатией, закончился 5 февраля 2020 года. И у нас опять вирус! А я ещё 9 декабря говорил: готовьтесь, нас ожидает время хаоса.

-Время хаоса?
-Целый год в мире будет хаос. Вирус его и создаёт.

-Получается, что коронавирус — это чума нашего века?
-Я изучал этот фрагмент истории достаточно глубоко. В той чуме присутствовала симптоматика бубонной чумы и респираторных заболеваний. И я не исключу, что это была некая сочетанная инфекция — чума плюс вирус. Сейчас мы имеем просто вирус. История повторяется. А когда заканчивался первый 60‑летний цикл в 1960 году прошлого века, в 1959 году в декабре в Москву прилетел молодой человек и привёз туда некую инфекцию, которую определили как чёрную оспу! Мы же считали, что победили её. Тогда был переход от жёсткой фазы к более мягкой, но мир был на грани войны, и Карибский кризис мог стать последним для нашей цивилизации.

Смена эпох связана с появлением обстоятельств непреодолимой силы, чаще всего в виде некоей «чумы». Вирус — это функция, непонятно, откуда он берётся и куда потом исчезает. Так же без следа исчезнет и нынешний. Но именно сейчас его появление предваряет изменение парадигмы жизни. Ещё в 2018 году я сказал, что будет пандемия. И рекомендовал подготовить иммунитет и ограничить перемещение в юго-восточный сектор Евразии. Идеальной защитой является карантин, жёсткий, тотальный, самый настоящий. Нас спасает то, что среди россиян немногие имеют загранпаспорта. Эпицентром, безусловно, являются Москва и Санкт-Петербург. Что касается вакцины, думаю, она появится не раньше мая. Но задача вируса — увеличить свою популяцию, у него нет задачи уничтожить человечество. Наш организм борется с вирусом. Это не такая опасная инфекция, как, например, африканский вирус Эбола, и он действует очень избирательно. Под вирусную атаку попали в первую очередь люди 1929–1930 годов рождения, но в России их немного.

-То есть настолько избирателен. Что же нас ждёт?
-Год предстоит хаотичный, без курса и стратегии. Наша задача — остановиться и переждать. До конца года мы увидим кардинальные изменения в мире. Жизнь наша изменится. Люди изменятся. Вирус меняет нас. Возрастёт эмпатия у людей. До сегодняшнего дня мы говорили о ценности человека, но скорее как об идее, а не ценности отдельной личности. С 2020 года человек опять становится объектом номер один. Наша эмпатия, наша чувствительность друг к другу будет возрастать. И это очень хорошо. Это и есть конечная цель пандемии. Но пока новое время рождается в муках. Абсолютно новое время.

-Оно требует новых людей…
Да. И оно требует пересмотра ценностей, отказа от прошлых привычек и правил. И дети будут рождаться другие, с очень высоким уровнем эмпатии и очень высокой интуицией, со способностью чувствовать других людей. Они будут более честными, не пойдут по головам, не будут ведомыми.

-Так надо ли бояться этого времени перемен?
-Это хорошее время, несмотря на китайское проклятие «чтоб ты жил в эпоху перемен». Произойдёт некая сепарация: либо ты меняешься, либо… Хоть мы называем себя «гомо сапиенс», человек разумный, а по факту — человек ведомый. Ведомый циклами. И есть только один способ противостоять отрицательной фазе цикла — не уходить ниже ноля. Когда наступает время войны, людей легко увлечь на войну. Но были и те, кто сопротивлялся всеобщему поветрию, хотя им было очень тяжело противостоять массе, когда цикл говорит им: делай так. Но нам досталось в наследство десять пунктов инструкций, десять заповедей, и они позволяют противостоять отрицательной фазе цикла. Ведь можно и не ломать. У нас же так не получается: мы строим и ломаем, строим и ломаем.

-Потому что очень мало тех, кто может сопротивляться. Их процент по сравнению с остальными мизерный.
Да, это старый принцип: большинство никогда не бывает правым, потому что большинство попадает под цикличность. И когда цикличность положительная, то и деятельность человека позитивна: он строит, выращивает, он живёт в мире и любви. А вот когда наступает отрицательная фаза, основная масса людей успешно подстраивается под неё.

-И кто придумал эту цикличность?
-Творец. Он — идеальный камертон. Абсолютная гармония. Вот и наша дата рождения — это не просто цифры, это ноты, аккорд, у кого-то он минорный, еле слышный, у кого-то мажорный, чёткий. Кто-то очень красиво звучит от рождения, а кому-то надо расширять свою октаву. Представьте ДНК как фортепьяно, где каждая клавиша — это ген. В момент рождения происходит метилирование определённого гена, и он отражён в дате рождения. Это не нумерология, а зашифрованная цифровым кодом информация ДНК. И это не константа, поскольку мы меняемся. В наше сознание вторгается кто-то гармоничный от рождения, и мы звучим лучше. Или, напротив, рядом с другим человеком мы звучим некрасиво. Некоторые говорят: «я сам себя сделал». Не бывает такого. У каждого за спиной кто-то есть, заметный или незаметный, и часто даже сам не знаешь, кто тебя потенцирует на успех, а кто, напротив, подталкивает к пропасти. Поэтому чем хороша сегодняшняя ситуация с карантином: люди вынуждены быть дома, в самой правильной, природной социальной системе — в семье. Сейчас самое время всем быть вместе с мамами, папами, родителями, детьми. В окружении родных, с их заботой и поддержкой, без лукавства мы будем общаться и будем в безопасности. Это стабилизирует систему. И в этом есть положительная тенденция новой эпохи. Вы увидите, как будут меняться наши ценности. Они станут истинными. Настоящими.