+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

В следующий раз, когда опустится занавес, и зрители поспешат выстроиться в очередь за пальто, вам захочется продолжить аплодировать. Потому что на сцене она – принцесса Аврора, а за кулисы вернется обаятельная Екатерина Тихонова, у которой за плечами – годы обучения, но завтра с утра все равно балетный класс. Красочно рассказать сказку может тот, кто видел настоящую жизнь.

Екатерина Тихонова

Екатерина Тихонова
солистка Челябинского театра оперы и балета имени Глинки

– Екатерина, как вы возвращаетесь в реальность из спектакля?
– Перед балетом я не сплю трое суток, и после него трое. Сначала переживаешь за исполнение технических моментов, удастся ли воплотиться в роль, а потом анализируешь, как получилось, что нужно еще усовершенствовать, понравилось ли зрителю.
– Понравился вам «Черный лебедь» Натали Портман?
– Страшный фильм. Не похоже на правду. В нашей профессии всегда есть, к чему стремиться, борьба с несовершенством и самоанализ – ее неотъемлемая часть. Но это не разрушительный, а созидательный момент, мир движется вперед – и мы должны меняться.
– Амбиции движут вами? Важно ли быть лучше, чем другие?
– А как же! Я к этому стремлюсь. Никто не идеален. Если думаешь, что другой делает что-то лучше, надо работать над собой, а не завидовать. Трудишься, трудишься – кажется, что никто не видит. Но потом плоды взойдут.
– Чтобы проявить талант, нужна жесткость?
– Нужна целеустремленность. В детстве, после каникул я не хотела ехать в Новосибирск, где училась. Плакала, жаловалась, и мама сказала: «Ну, оставайся». Нет, я же хотела стать балериной, и я ей буду!
– Что вдохновляет вас?
– Музыка, под которую хочется танцевать. Балет в исполнении Светланы Захаровой, примы Большого театра, я смотрю, когда чувствую эмоциональный спад. Недавно вернулась с балета, недовольная, грустная. Муж включил Рахманинова, Второй концерт. Я погрузилась в него на полчаса…
– Как вы считаете, неревнивый человек может играть ревность, спокойный – страсть?
– В училище этому не научат. Поначалу мне было сложно вынимать эмоции изнутри. Технически к моей Джульетте, например, не было претензий, но героиня – не та. Потом я пережила утрату, и это сыграло свою роль. Мой педагог, Галина Михайловна Борейко, сказала после спектакля: «Ну, теперь я тебе поверила. Но совершенству предела нет!»
– Что восхищает вас в других людях?
– Терпение. Мне нужно все – и сразу. Каким адским терпением нужно обладать для преподавания! «Катя, завтра вместо меня на репетицию придет диктофон, я всю неделю делаю одно и то же замечание!» – ежедневно исправлять ошибку, чуть ниже руку – мелочь…Но из внимания к мелочам состоит совершенство. Это большая ответственность. Я только сейчас начинаю понимать, сколько для меня сделали мои наставники.
– Страсти, предательства – такое было?
– Страсти в театре всегда есть! (смеется). В творчестве столкновение взглядов неизбежно. Когда балерина воплощает образ, проявляет себя, свое. Постановщик видит картину в целом и может что-то позволить, если балерине это идет. Мы обсуждаем, думаем. Пуанты в зеркало никто не кидает.
– Вы падали на сцене?
– Премьера. Финал. Мне 20 лет, я очень волнуюсь. Конец монолога, мне нужно встать в позу…и я падаю! (смеется)
– Могу поспорить, тогда вам не было смешно.
– Боже мой, я думала, это – все! Я плакала, конечно, но преподаватель меня успокоил.
– Есть ли у вас роль мечты?
– Фригия из балета «Спартак». Эта верная, отчаянная, нежная женщина.
– Ваша маленькая дочь уже видела вас на сцене?
– Да, Маша была в театре. Но меня это отвлекает, я ищу ее в зале, и не чувствую себя балериной. Я чувствую себя мамой.