+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Джазмен мировой величины: пианист, композитор, дирижер и продюсер, народный артист России Анатолий Кролл основал несколько известнейших джаз-оркестров, написал музыку ко многим популярным кинокартинам, создал ряд постоянно действующих джазовых фестивалей мирового уровня и тематических концертных мега– программ. На Площади звезд в Москве и Екатеринбурге в честь Анатолия Кролла были заложены две именные звезды. Юбилейная дата маэстро – 70-летие – совпала с празднованием Международного дня джаза, учрежденного в 2011 году Генеральной конференцией ЮНЕСКО.
Жаль, что не в Челябинске была заложена звезда именитому уральцу, ведь родился Анатолий Кролл здесь, и до 16 лет прожил на улице Свободы. И поэтому в апреле 2013 года, напряженном хлопотами о юбилейных торжествах, он не смог отказать своим челябинским друзьям-соратникам и прилетел на международную научно-практическую Ассамблею по эстрадно-оркестровому творчеству. Первого апреля, как всегда, элегантный и доброжелательный, он появился в Академии культуры и искусства, чем произвел фурор среди студентов и преподавателей. Внимание окружающих мэтр воспринимал спокойно, любезно отвечал на вопросы и общался со всеми просто и исключительно вежливо.
Времени для интервью, сразу стало понятно, особо у него не будет. Ну что ж, писали ежедневно, когда были свободные минуты. Это было третье интервью, которое мне посчастливилось брать у Анатолия Кролла, вероятно, поэтому, он был более открыт и откровенен.

Анатолий Кролл

Анатолий Кролл

Анатолий Ошерович, в каждый последующий юбилей вы что-то новое добавляете в свою творческую копилку: амплуа, оркестр… Чем удивите и порадуете сейчас?
Да, есть такое… Сейчас я ощущаю себя в большей степени продюсером: только в Москве я провожу ежегодно семь джазовых фестивалей – можете себе представить! Крупнейший из них – «Российские звезды мирового джаза» – в Московском международном Доме музыки прошел в ноябре прошлого года с тремя аншлагами. Моя продюсерская деятельность развивается в содружестве с комиссией РФ по делам ЮНЕСКО. И я рад и счастлив, что эта серьезная организация поддержала решение нашей музыкальной общественности посвятить Международный день джаза в 2013 году моему юбилею.
Состоится это глобальное музыкальное событие в Москве 29 апреля в Светлановском зале ММДМ. В программе выступления исполнителей и солистов, каждый из которых в определенный момент жизни был связан со мной. Это камерный оркестр джазовой музыки имени Олега Лундстрема, участвующий в нескольких моих продюсерских проектах.
Это оркестр «Премиум Брасс», который я опекаю в творческом отношении. Выступят мои друзья, с которыми я часто делю пространство сцены, – это Даниил Крамер, Валерий Гроховский, Сергей Жилин, будет играть мой сын Олег – они представят панораму современного фортепианного джаза. Специально из Германии приедет Леонид Чижик, наш легендарный джазовый пианист.
Не менее имениты мастера джазового вокала: патриарх английского джаза Джон Даунс, выдающийся интерпретатор творчества Фрэнка Синатры, и Лариса Долина. Я жду на вечере моих друзей: один из них, легендарный ныне Юрий Антонов, начинал свою карьеру, как солист, в моем оркестре «Современник». С удовольствием представлю и сам послушаю нашего с вами земляка Олега Митяева.
Программа очень обширна, и по сути, это не просто пышное торжество по поводу «круглой» даты, это большой праздник музыки в рамках Международного дня джаза.
Я постараюсь, как это говорится, «быть на уровне»…
А уровень вы все выше поднимаете…Честно говоря, слышала мнения и оценку знающих людей, – сегодня в России никто, кроме вас, столько не делает для джазовой музыки. Это колоссальный «загруз»: по вашему признанию, отдыхаете только в самолете, когда летите на очередной фестиваль, концерт, выступление или переговоры. Такой темп, такое физическое и психическое напряжение… Помня вашу дату, не задать банальный вопрос – откуда столько энергии и что вас питает – невозможно.
Нет сильнее энергии, чем любовь и желание. Если ты полюбил какое то дело, понял, что в нем – вся твоя жизнь, то становятся вторичными все вопросы – и здоровья, и нехватки времени, и иногда страшной усталости.. Ты уже как бы берешь взаймы у самого себя. И выполняешь все, что надо, – и как пианист, и как дирижер, и как продюсер.
Это отмечают все абсолютно: у вас фантастически подвижническое отношение к молодым джазменам: вы их пестуете, обучаете, поддерживаете, опекаете, продвигаете – и этим вы вливаете «свежую» кровь не только в российский, но и мировой джаз. Столько времени, сил, терпения и благожелательности вы отдаете молодым музыкантам…
Да, это не как в пластической хирургии – скальпелем за полчаса создать что угодно… Это очень, очень трудоемкий процесс – воспитания джазового музыканта, хорошего музыканта. Со своим оркестром «Академик-бэнд» – студентами и выпускниками академии Гнесиных, мы 10 лет буквально по нотам оттачивали мастерство, репетировали ежедневно, часами… Он потрясающе выступает везде, и я ожидаю от него еще больших успехов. В этой связи я назову еще один свой крупный фестиваль – молодых джазовых исполнителей «GNESIN-JAZZ» (Гнесин-Джаз). В этом году было заявлено 57 коллективов: астрономическая цифра!
Да, джазовая музыка, это и искусство и наука в какой-то степени. Здесь не прокатит «пришел и заиграл». Эти навыки той же импровизации, которые нарабатываются годами. Это специфические выразительные средства, а главное – понимание этой музыки: пока ты ее не поймешь, не прочувствуешь душой, ты ничего сделать не сможешь. Ее надо просто поселить в своем сердце.
Анатолий Ошерович, а в вашем сердце джаз поселился в … Челябинске?
Безусловно! Отсюда все мои первые познания, успехи и неприятности. Первый «пинок под зад» за то, что играл джаз, я получил в Челябинске. За что большое спасибо, потому что без этого я не сорвался бы из города, не имел возможности позже познать всю страну и вообще, мир.
Поэтому я не держу никакого зла на преподавателей музыкального училища в Челябинске, которые в те годы «заклеймили» молодого студента за увлечение джазом. Причем, я тогда еще не очень вник в суть этой музыки, она пока так, эфемерно привлекала меня своей удивительной энергетикой. Это уже через 2-3 года после отъезда я начал постигать ее, что говорится, нутром.
И вот уже 55 лет я в этой музыке. Уверен, вспоминая свой челябинский «юношеский» джазовый период, что в молодежь надо вкладывать все, что ты знаешь и умеешь, – если хочешь, чтобы дело, которому ты служишь всю жизнь, продолжалось.
Признаюсь, еще совсем недавно было ощущение, что мы, ветераны джаза, постепенно уходим, и двери могут закрыться навсегда. Ощущалось потому, что новых имен не было, джазом никто не занимался, специальное образование отсутствовало.
Наше поколение пережило всплеск увлечения джазом в 50-60-е годы, но мы сами тянулись к этой музыке. А сейчас, я вам скажу, молодежь сама к джазу не потянется: надо юные таланты вовремя просветить – что это, как играется. А тем, кто заинтересовался, необходимо дать возможность научиться. Поэтому очень важно, что открылись специализированные джазовые факультеты, кафедры в училищах, консерваториях, Российской академии музыки имени Гнесиных. Наконец-то появилась реальная возможность продлить жизнь этой замечательной музыки. Но я считаю еще архиважным, чтобы джазовый музыкант, обучившись, имел возможность так же успешно работать. Чтобы его творческие и музыкальные накопления не слились от невостребованности в пресловутую попсу. Вот в чем вопрос.
Прозвучала ранее фраза – «всю жизнь я в музыке». Так это она, музыка, подпитывает, возможно, вас энергией, которая определяет вашу такую долгую плодотворную творческую жизнь?
Она и дает, и забирает. Не бесконечен человеческий организм… Естественно, такое интенсивное посвящение своего здоровья тому, что делаешь, – оно бесследно не проходит. Но с другой стороны, иного пути нет. На генетическое долголетие рассчитывать не приходится: мама умерла в 54 года, папа в 65. Двоих братьев старших тоже уже похоронил. Весь мой семейный погост в Челябинске. Из отчего дома остался я один.
Анатолий Ошерович, вы часто выезжаете в другие страны, не раз бывали на родине джаза – в США. Каковы ваши творческие взаимоотношения с зарубежными музыкантами?
В США я был в лучших джазовых клубах, но большей частью, как ни странно, общение с американскими звездами у меня происходят в России, в Москве. В их гастрольных турах я участвую и как продюсер, и как пианист. Вспомню только один ярчайший момент: в прошлом году я пригласил на мастер-класс в Академии Гнесиных пианиста Херби Хэнкок – номер один мирового джаза. Играл и мой оркестр «Академик-бэнд», даже несколько вещей самого Хэнкока. Реакция его потрясла меня: он встал, поднял руки вверх и призвал зал к овации. Я был по-настоящему счастлив в тот момент… Вот на каком уровне общается сегодня российский джаз, в который и я вложил, помимо души и сердца, много сил и отдал почти всю жизнь…
Вы все время называете имена людей, с которыми в дружеских отношениях десятилетиями. Вы – человек, умеющий дружить?
Я бы сказал так: я умею дружить, потому что я не умею враждовать. Не секрет, что в музыкантской среде бывают сложные взаимоотношения, и каждый ищет утешения на моем плече в свою пользу. Я всегда всех выслушаю и предупреждаю, что никогда, имея свою точку зрения на ситуацию, не выскажу ее в пользу кого-то. Проще: я ни с кем против кого-то дружить не буду. У всех свои истории отношений.
Игорь Бурко, Тамерлан Жандаров – с ними у меня 60-55 лет преданной дружбы. Валерий Гроховский, Игорь Бриль, Карен Шахназаров. Но, это все очень сокровенно… знаете, как говорится «Слова портят чувства».
Анатолий Ошерович, а по ночам вам снится музыка? Вы хотя бы ночью берете тайм-аут от всех забот?
Редкий приватный вопрос… Ночь для меня проходит на совершенном автомате, и не от меня даже это зависит, честное слово, – это время анализирования прошедшего и генерирования каких-то идей на завтра. Все, что я делаю, придумано ночью, на рассвете. Я почти всегда не сплю, – это плохо, что организм не идет мне навстречу, когда я прошу его «Ну, давай немного поспим, давай» (улыбается)… Конечно, надо что-то делать, об этом говорят и друзья, и домашние. Так жить очень трудно, и организм (честно скажу, кокетничать уже несолидно) изнашивается быстрее от постоянного прокручивания всех проблем.
Какой вы видите творческую судьбу дальше?
Я бы хотел не останавливаться. Как призывает достаточно известная фраза – «Надо свою жизнь закончить в полете». Потому что мучительно ждать того момента, когда тебя не станет, в бездействии, в унынии. Да, тяжелее стало. Да, здоровье не бесконечно. Приходится порой и преодолевать себя. Но так получается, что моя жизнь сегодня в мои уже семьдесят более нагружена, более интенсивная, чем в любые годы моей юности и среднего возраста. Только десять лет назад я начал активно заниматься продюсированием: никто меня не заставлял, никто не толкал в спину. А сейчас уже, я слышал, меня называют – надеюсь, справедливо – ведущим джазовым продюсером России, организующим больше всех авторских фестивалей, концертов.
Мне, конечно, приятно, что публика, которая постоянно ходит на мои программы, мне доверяет – я очень дорожу этим. Но доверие надо поддерживать. И моя «ключевая фраза» сейчас как продюсера – «каждый успешно проведенный фестиваль и концерт автоматически оплодотворяет следующий».
И напоследок:
Впервые в жизни концерт в мой день рождения проходит в Челябинске, меня пригласил и принимает город – где я родился, где навечно остались мои самые близкие люди, и я всегда буду приезжать сюда, как к себе домой.