+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Может ли женщина быть воплощением истинного стиля и вкуса? Да, если эта женщина – Соня Рикель. Знаменитый французский модельер уверяет, что нашла свое место в мире моды только потому, что совершенно ничего о нем не знала. В свою очередь мир моды знает о Соне Рикель все, более того, немыслим без нее…

sonia-rykiel

Ее волосы огненно-рыжие, каблуки неизменно высокие, одежда чернее черного. Запястья ее рук всегда окутаны женскими и мужскими ароматами одновременно. Сегодня ей 84, и она – королева.

Соня Рикель, чья родина – Париж, выходец из семьи еврейских эмигрантов. Будучи старшей дочкой, она рано проявила свой сильный, ни от кого не зависящий характер. Настоящая бунтарка с копной рыжих волос шла наперекор всему, особенно если дело касалось одежды. В доме ее семьи царил строгий консервативный порядок, в котором не было места таким глупостям и мелочам, как «тряпки». С детства Соня на дух не переносила чопорную одежду, предпочитая ей все старое, поношенное, комфортное. Стоило девочке полюбить затасканный свитер или юбку, как она ни за что на свете не могла с ними расстаться. Родственникам приходилось вести самые настоящие бои с этой привязанностью, и чаще всего победа им не улыбалась.

«Я могла бы годами носить один и тот же свитер или юбку. Между мной и матерью шла настоящая война. В конце концов, она рвала одежду прямо на моих глазах или прятала, чтобы отдать. А я бы кровью заплатила за старый пуловер. Однажды я долго искала юбку. Мать отдала ее, не предупредив меня. Я ей сказала: «Ладно, мама, я выйду голой!». Открыла дверь и пошла. Она догнала меня в саду и больше никогда не отдавала моей одежды без предупреждения. Но я бы вышла голой, на самом деле… Я ненавидела платья, носочки, штанишки. Любила только узкие растянутые свитеры, которые облегали тело, которые знали меня наизусть. Я их любила за то, что они не росли вместе со мной, они оставались сами собой. Их вязала мама. Замечательные, разноцветные, полные рисунков. Или просто красные, или голубые. Я умоляла ее связать мне черный, но она так и не согласилась. Эти вязаные вещи были моей униформой», – рассказывала Соня.

В мечтах юной Сони не было места моде, а было – писательству. Поэзию Рильке и романы Флобера она любила настолько, что заучивала наизусть. Выбор профессии был задачей трудной, а потому девушка медлила с поступлением в университет. Ко всему прочему добавлялся панический страх перед экзаменами, и как результат – полный отказ от идеи получить высшее образование. Соня стала оформителем витрин в небольшом текстильном магазинчике «Лаура» на бульваре Сен-Жермен, владельцем которого был мсье Рикель.

Они поженились, когда Соне было 30 лет. Так и не получившая образования выше среднего девушка с головой погрузилась в домашний быт. Брак был спокойным и счастливым, и новость о совместном ребенке стала большой радостью, которая омрачалась лишь одним… Беременность вынуждала Соню носить кошмарные, по ее мнению, балахоны, ведь ничего иного для дам в положении придумано не было. А так хотелось чего-то теплого, мягкого, красивого! Дабы исполнить желание супруги мсье Рикель заказал для нее вязанный свитер. Подарок Соне не понравился, и она принялась за его переделку. Попыток преобразить вещь было немало, около семи. Наверное, их могло быть и было больше – ведь упорная девушка не думала опускать рук до тех пор, пока не добъется удовлетворительного результата. За тем самым свитером последовал заказ тонких шерстяных платьев, но на этот раз по Сониным эскизам.

Женщины оборачивались ей вслед, а самые смелые обращались с вопросом о том, где можно найти такую красоту. В ответ та лишь пожимала плечами. Вторая беременность послужила причиной для создания простого серого «свитера бедного мальчика». Муж Сони хоть и был знатоком тогдашней моды, лишь обреченно махнул рукой – чем бы дитя не тешилось. Впоследствии по настоятельному капризу Сони тот самый свитерок с предыдущей коллекцией платьев были вывешены в витрине «Лауры». Пробыли они там недолго – парижские модницы смели все подчистую. Это удивило мсье Рикеля, но главный сюрприз ждал впереди. «Мышиный» свитер оказался на обложке журнала Elle, который именовал Соню Рикель «королевой трикотажа». Она коротко и емко высказала свое к этому отношение: «В трикотаже есть нечто загадочное, необыкновенное, фантастическое – он дышит в ритме тела».

Что правда, то правда. Мягкая и удобная, одежда из трикотажа не бывает мешковатой. В ней в одно и тоже время можно выглядеть по-домашнему и элегантно. Это чисто французское элегантное безделье. Трикотажная революция пришлась на нелегкие времена в Париже, приправленные студенческими волнениями. Все бутики как один были разгромлены молодежью. Среди них не пострадал лишь один, тот, что предлагал трикотажные изделия Сони. Это виделось как признание. В одежде был не шик, а дух свободы, мятежный нрав и хулиганский колорит. Тогда Соня Рикель поняла: нужно либо заниматься модой всерьез, либо покончить с ней раз и навсегда. Решение было принято. Конечно же, мода!

Муж Сони оказался не в силах вынести возвышения жены. Все чаще повторяющиеся скандалы привели к тому, что Соня ушла, взяв с собой детей, недавно начатую коллекцию и фамилию Рикель. Под этой фамилией ею и был выпущен тонкий трикотаж – «вторая кожа». В 1974 году модельер вывернула свою одежду наизнанку, так идея второй кожи была доведена до совершенства. «Я хотела показать ту сторону, что прилегает к коже – она более красива. Швы, повторяющие форму тела, – это как своды храма» – говорит Рикель. В то же время ее модели заиграли многослойностью, обзавелись рваными, необработанными краями. Рисунок в узкую цветную полоску оказался на пике популярности, а черный цвет был реабилитирован – теперь он уместен не только на похоронах или престарелых женщинах. Соня Рикель укоротила полы одежды, убрала манжеты и подкладку, заменив их такими тканями как джерси. Но и это еще не все. Именно Соня решила делать надписи на одежде и давать коллекциям поэтические названия. «Вечерние грезы», «Алый поцелуй» – примеры некоторых из них.

Работа для Сони стала источником противоречивых эмоций из смеси счастья и отчаяния. За несколько месяцев ей было необходимо создать спектакль, да такой, чтобы его запомнили, обсуждали и выделили среди других. Это давалось нелегко. «Временами я испытываю потрясающую нежность, как к человеческому существу, а временами я просто не знаю, что делаю, мне кажется, ничего уже придумать нельзя. И, тем не менее, я должна что-то делать…» – говорит модельер, на чьих подиумах продолжает царить обилие трикотажа и черного цвета. Каждый сезон предлагаются платья, пара брюк, пуловер, кардиган и пиджак с внешними швами не только в черном, но и других рацветках, часто в полоску и с различными рисунками. Другая специализация – верхняя одежда. Ее пальто, будь оно из тонкого трикотажа или искусственного меха, всегда достаточно объемны. Также Соня Рикель расширила границы своей марки, дополнив ее линией обуви, косметики, одежды для детей и парфюмерии.

В этом перечне духи заняли особое место. В числе любимых у Рикель три аромата, и она носит их одновременно. Дизайн флакона для своей парфюмерной линии Соня разработала сама – это милый пуловер с короткими рукавами.

На сегодняшний день Соня Рикель имеет немалое количество званий, таких как кавалер ордена Почетного легиона, кавалер ордена литературы и искусства, в течение 20-ти лет она была вице-президентом парижской Палаты Моды. Этой женщине принадлежат сотни магазинов по всему миру, 45 бутиков названы ее именем. Ее девиз – немода. Стиль – простота и красота комфорта, а страсть – … шоколад и гаванские сигары! Сегодня эта пламенно-рыжая особа пишет романы, поет песни, готовит шоколадные муссы по собственным рецептам и верит в себя. И в этой вере – главное.

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»