+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]
00-18

Александр Медзюта, директор частной школы «Эстет-центр»

Мы зарегистрировали «Эстет-центр» 20 августа 1991 года. За день до этого случилось ГКЧП, и одним из подготовленных им документов был указ об отмене частного образования в России. Представляете, как вовремя? Как организовывать частное обучение, никто не знал «Делайте, как вы понимаете, ну а мы поправим» – говорили в Министерстве. Россия в 90-ые годы была очень свободным государством. Интересные вещи происходили в то время, в любом случае решение находилось даже для самых запутанных конфликтов.

Частные школы не призваны исправлять ошибки муниципальных. К нам часто приходят ребята, не получившие допуск к экзаменам в последний момент. Получается, школа ребенка учила-учила, деньги свои получала, а в феврале или марте приняла решение: вот ты до экзаменов не допускаешься. Ученик не понимает: что? А почему? Пропусков много? Но вы же знали… Но я же хоккеист, у меня же медалей груда. Только школа в это вникать не хочет, ей важна статистика сдачи экзаменов. Мы берём на себя заботу о ребёнке, но разве это правильно?

ЕГЭ – это хотели как лучше, а получилось как всегда. Путь к единому экзамену – нормальный и естественный путь. Только давайте принимать адекватные решения. Не надо превращать итоговую сессию в полицейскую операцию. Это паранойя – списывает-не списывает. Дайте вы детям написать тест нормально! Что вместо этого? И без того напуганных, напряженных детей обыщем, вдобавок будем их снимать и на камеру, и на видео, да еще и расскажем, и покажем, где и откуда это делать будем? Эта прелесть сопровождается снижением качества задач и минимального количества баллов. Как таким образом можно проверить знания и готовность выпускников, я не понимаю.

Вот все говорят – нужно оценивать объективно. Примеры такой объективности ужасны. Приходит на экзамен девочка с голубыми волосами и колечком в пупке. Приносит реферат на 50 страницах, написанный от руки (мы тогда так требовали). Реферат прекрасный.
У проверяющей от её вида начинают косить глаза. Я говорю: «Пять.»
– Как же пятерка, как пятерку, вы что?! Реферат построен неправильно, список литературы неверный!
– Хорошо, четверка.
– Какая четверка! Трояк. И всё!
Думаете сейчас иначе? Так же. Только аккуратнее и начинают с учителей.

Объективность невозможна, разве что чисто механическая… Можно заучить вот эти пятьдесят пунктов и по порядку их рассказывать, но это никакое не знание.

Отличник, часто, не тот человек, который знает предмет, а тот, который знает преподавателя и понимает, что ему ответить.

В Англии, где частное образование насчитывает более трехсот лет истории, лишь шесть процентов детей учится в частных школах. Они не соревнуются с муниципальными, а предоставляют особенные условия для особенных детей. Частная школа – это всегда некий эксклюзив. Могу объяснить на одном примере – пришел к нам в первый класс мальчик, и увидев, как много детей его окружает, заплакал. Мама заплакала вслед за ним. Оказалось, все это с ними происходит не впервые. Сегодня этот мальчик играет в театральном кружке, улыбается, отличается уникальным юмором. Особенный подход частной школы помог ему раскрыть себя и в учении, и в общении.

Одно из положений работы школы «Эстет-центр» заключается в том, что учитель выше ученика, так как его ответственность намного больше. Он выше не потому что лучше или умнее, а потому что осуществляет действие по отношению к ученику, за которое отвечает. Как говорят суффии: ты можешь быть плохим – за это тебе будет суд, ты можешь быть хорошим – за это тебе будет суд, ты можешь ничего не делать – но и за это тебе будет суд. Учитель отвечает за любое выбранное решение. Учитель должен думать об ученике, а не о предмете. Не стоит предъявлять к ученику требования, которые ему не подходят.

На моих уроках математики в пятом классе идет разговор о том, не находимся ли мы на краю черной дыры и о том, что квантовая механика с включением в нее теории тяготения уже не является квантовой механикой. Это интересно детям. Как только мы переходим к теме, как разделить десятичную дробь на десятичную дробь, в классе поднимается крик – я не понимаю. И начинается – перемещаем запятую вправо. Понял? Понял. Десять минут проходит и опять – я не понимаю! Детям увлекательнее рассуждать об устройстве мира, о том, произойдет ли коллапс Вселенной. Разве это плохо? Один мой ученик сам себе задал вопрос о том, сколько свет идет до Сатурна. Он пришел ко мне с тетрадкой, исписанной вычислениями, он сам все посчитал. Молодец.

В окружении учеников я спасаюсь юмором. Стоит только напрячься и возомнить себя звездой балета – тут же все сломается, наши взаимоотношения пошатнутся. Легче работать с ощущением самоиронии, приправленным пониманием того, что твои знания достаточно условны и могут не понадобиться конкретно этим детям. Ни один предмет из школьной программы не является святая святых.

Когда я учился, а это было в 60-ые, отношение к литературе было другое. Читать советские произведения я был не в силах. Вот, «Кавалер золотой звезды», например. Это сейчас я с огромным удовольствием могу это прочесть, потому что жутко смешная книга, ну а в то время… Доказывать детям, что Толстой нуждается в прочтении очень сложно. Но необходимо. Говорят, Набоков, когда читал в американских институтах лекции о русской литературе, начинал в полутемном зале и постепенно включал лампочки – вот это Гоголь, это Пушкин, это Тургенев, это Лермонтов. Потом он раздергивал шторы – а это Толстой!!!

В «Эстет-центре» мы стараемся понять ученика, не унижаем и не заставляем оправдываться. Я помню из своей школьной жизни. На уроке обществоведения мы изучали марксистско-ленинское учение, и я никак не мог произнести фразу «материя первична, сознание вторично». Не понимал я этого и не чувствовал. Весь класс подсказывал шепотом, а я молчал. И вдруг вижу: у учителя по щеке течёт слеза… Вот это и есть Учитель – человек переживающий процесс обучения, а не присутствующий при нём.

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»