+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Вопрос о выборе профессии для Максима Смагина, главного врача стоматологической клиники City Smile, никогда не стоял остро. Уже с детства он знал, что будет врачом.

С четырех лет маленький Максим каждое лето проводил у бабушки на работе в отделении стерилизации медицинских инструментов. Нередко удавалось заглянуть и в операционную. Это не было похоже на детское любопытство. Зато напоминало не что иное, как призвание.

Максим Смагин

Максим Смагин

Максим Сергеевич, можно ли сказать, что вы родились врачом?
Думаю, да. У меня даже был свой маленький белый халатик, который рос вместе со мной. Мама мне его постоянно перешивала. Уже к семи годам я знал, что такое гангрена и как ее лечить, смотрел передачи на медицинскую тематику. В более сознательном возрасте понял, что буду хирургом.

В этой отрасли вы без сомнений стали профессионалом. Скажите, как быстро вам удается наладить контакт с вашими пациентами?
Мне достаточно первых десяти секунд общения. На самом деле важен не столько разговор между врачом и пациентом, сколько ощущения от этого разговора. Пациента нужно чувствовать. Моя цель, прежде всего, – вызвать доверие.

Что для этого необходимо?
Быть открытым и готовым понять чужие переживания, к которым нельзя относиться с равнодушием.

Что еще, помимо равнодушия, вы не можете принять в людях?
Предательство. Политику двойных стандартов. Лицемерие. Не терплю, когда человек в лицо говорит одно, а за спиной – другое. В подобных случаях я стараюсь ничего не объяснять и не доказывать. Вместо этого делаю выводы, сужаю свой круг общения и контролирую, что и кому говорю. Я считаю себя сильным человеком, которого окружают сильные люди. Слабым рядом со мной будет некомфортно. Что касается медицины, то я не приемлю, когда вредят пациенту. Это самое строгое табу, которое только может быть у врача.

По вашему мнению, насколько в медицине важно непрерывное образование? Некоторые считают, что первична практика.
Без практики врачам нельзя. Но и без регулярного обучения и повышения квалификации, будь то самообразование или общение с коллегами, тоже. Сегодня в большинстве случаев врачи работают по шаблонам, знают, как себя вести в типичных ситуациях, и какие могут быть последствия. Но когда что-то идет не так, нужно искать причину и ставить под сомнение то, что ты знал до этого. Обнаружение причины делает практику более осознанной. Если найти причину не удается, и однотипные проблемы повторяются раз за разом, значит стоит обратиться к кому-либо за помощью и советом.

Порой при разговоре с человеком невозможно даже представить, какие истории могут быть за его плечами. Так и в случае с нашим героем. В сентябре 2015 года, то есть буквально полгода назад, Максим Смагин попал в страшную автомобильную аварию.

«Буквально за день до этого я понял, какой я счастливый человек. Это было в Турции, где проходила регата. Я тогда подумал, что занимаюсь любимым делом, у меня хорошие друзья, отличная команда, есть детки и прекрасная жена. Я счастлив! На следующий же день я улетел в кювет» – вспоминает о случившемся Максим Сергеевич.

Такие события никогда не проходят бесследно… Как же изменилось ваше отношение к жизни?
Я понял, что человеку не так много нужно.
Первые дни после аварии я находился в больнице в чужой стране. У меня не было ни денег, ни телефона, чтобы связаться с родными, ни возможности передвигаться. Когда я постепенно начал возвращаться к нормальному состоянию, то стал ощущать потребность жить, любить, знать о том, что происходит в мире. Целый месяц после аварии я не видел своих детей. Это время показалось мне вечностью. Позже я ощутил, как становлюсь сильнее от того, что нахожусь дома. Тогда я по-настоящему понял значение слов «Мой дом – моя крепость».
Изменилось и мое отношение к работе. Я заметил, что действую более размеренно и вдумчиво. Теперь я как никогда понимаю пациентов, потому что сам побывал на их месте. И сейчас, если я замечаю, как что-то делаю автоматически, то останавливаюсь и заставляю себя быть более внимательным и открытым. А когда я впервые после аварии сел за руль, то ехал со скоростью 40 километров в час. Я никуда не спешил и успевал замечать то, на что раньше не обратил бы внимания. Это очень важно – давать себе возможность приостановиться и подумать, что ты делаешь, и куда ты идешь.

Значит наступила полная переоценка ценностей?
Именно так. Я осознал, что для меня значит семья. Мой круг общения сильно изменился. Какие-то люди ушли из моей жизни. С другой стороны, появились те, кого я вовсе не ожидал увидеть рядом в такой трудный для себя период. Сейчас я понимаю, что ничего случайного не бывает.

Что вы имеете в виду?
Как-то мне предсказали, что примерно в 35 лет я столкнусь со смертельной угрозой. Так и произошло. Видимо, это испытание мне нужно было пройти. Я радовался каждому признаку возвращения жизни. Когда я снова мог шевелить бровями, сжимать пальцы в кулак, ходить, есть нормальную еду – все это было так привычно для других, но столь важно и ценно для меня. Видимо, я должен был пройти это испытание, чтобы научиться бороться со своими страхами.

Теперь вы можете научить этому и своих пацентов?
Наверное, да. Страх не любит, когда ему смотрят в глаза. И чтобы в процессе лечения его побороть, нужно расслабиться, не смотреть на доктора, а напротив, отвести взгляд в сторону. Во-вторых, нужно глубоко и спокойно дышать, выдыхая напряжение, а вместе с ним и страх. Врач в свою очередь должен детально проговаривать, что он собирается делать. Тогда пациент окажется готов к тому, что будет дальше. Его страх начнет ослабевать, а любое напряжение просто уйдет.

Как интересно получается: практически каждый мой вопрос касается лично вас, но мы, так или иначе, переходим на тему работы…
Работа для меня многое значит. Чем больше я работаю, тем больше у меня сил и энергии. Это особенное ощущение нахождения в энергопотоке.

Возможно, это признак того, что вы нашли свое предназначение? Считаете ли вы, что идете правильным путем?
Да. И других альтернатив я не вижу.

Когда ваши дети будут определяться с профессией, вы будете направлять их в этом выборе?
Они, кажется, его уже сделали (улыбается). Мои дети очень любят бывать у меня на работе и играть в докторов. Им нравится всем рассказывать, что их папа – хирург, и каждый раз они говорят, что будут врачами, когда вырастут.

А что бы вы посоветовали человеку, который и вовсе не может найти себя и свое призвание?
Мой совет – путешествовать, менять место пребывания. Тогда предназначение само тебя найдет. Если нет цели, нужно поменять место, окружение, работу. Нужно искать до тех пор, пока не найдешь. Да, это может произойти в достаточно зрелом возрасте, но ведь сам поиск дорогого стоит.

Максим Сергеевич, в мартовском выпуске журнала мы не можем оставить без внимания женщин, наверняка у вас есть для них поздравление или пожелание?
Конечно же, есть (улыбается). С приходом весны во всем наступает обновление. Это особенное время пробуждения от долгого зимнего сна. Природа оживает, люди испытывают прилив сил и больших надежд, к ним приходят новые планы и сильное желание перемен. Женщинам это чувство особенно знакомо. Приход весны для них – это настоящий праздник! Поэтому я хочу пожелать всем женщинам, чтобы в их сердцах всегда было это необыкновенное восприятие жизни. Пусть перемены к лучшему происходят как можно чаще, а здоровье будет крепким.

Одну из стен в кабинете Максима Смагина украшает полотно Айвазовского – Парусник у берегов Крыма в лунную ночь.

Вы любите море? – спрашиваю Максима Сергеевича.
Очень люблю. И спокойное, и бурное. Только что ты шел на полных парусах, но вот, будто из ниоткуда, налетает ветер, и тебе нужно паруса снимать, иначе их либо сорвет, либо яхта перевернется и утонет. Когда на регате тебя застает шторм, решение нужно принимать очень быстро, а затем ждать, когда буря утихнет.

Вы как будто о жизни рассказываете, а не о яхтах и море…
Это потому что в человеческой жизни происходит все тоже самое. Если бы вы попросили меня сравнить жизнь с чем-либо, я бы сравнил ее с путешествием по морю.