+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

«Этой планете я бы поставила ноль», – несколько меланхолично заявила в фильме Киры Муратовой «Три истории» героиня Ренаты Литвиновой. Воспользовавшись ее шкалой оценок, «Планете 13» я бы поставила бесконечность. Речь идет о новой цирковой программе Артура и Карины Багдасаровых, посетивших Челябинск с Московским цирком Никулина на Цветном бульваре. «Планета 13» – это яркое, потрясающее воображение представление, не поддающееся оценке по ограниченной шкале. Это другое измерение, другая реальность, где волшебство возможно, и где не действуют правила и законы этого мира.

Карина Багдасарова

Карина Багдасарова

Персонажи этой «Планеты» – «ледяные» танцоры, черные ангелы, летающие маги, весельчаки с грустными глазами, дрессировщики и укротители – живут на грани между этим миром и тем. Каждый выход на арену может стать для них последним. «Цирк – это не детский вид представлений. Не понимаю, кому это вообще пришло в голову», – призналась мне Карина Багдасарова в гримерке Челябинского цирка. Если бы она была тигрицей, в этот момент она бы нервно хлестнула хвостом и смела бы все сценические побрякушки, которые в тот момент стояли на гримерном столике.

Карина Багдасарова – человеческое воплощение тигра. В ней – необыкновенная сила, мощный стержень, физически ощутимая внутренняя энергия. И в то же время – свет, тепло, связь с природой. Вероятно, потому она так мастерски управляется с животными. И людьми. У нее есть еще одна удивительная способность: то, что она транслирует в этот мир – слова, эмоции, состояния, – преображает и поднимает того, кто находится рядом с ней, помогает найти ответы на не дающие покоя вопросы и наполняет силой. Это я могу сказать по себе.

Волшебный круг
«Планета 13» – это ваш с братом особый мир на цирковом манеже диаметром 13 метров. 13 – мистическое число… У тебя никогда не возникало ощущения, что мир на манеже и мир по ту сторону цирка, – это совершенно разные по своей сути пространства, в которых ты, соответственно, и чувствуешь себя по-разному?
Конечно, такое ощущение есть. Это свой микрокосмос. Здесь свои правила. В жизни всякое случается, но стоит тебе только выйти на манеж, в этот волшебный круг, как все сразу проходит, и ты попадаешь в волшебный мир, в другое измерение. Но это не всегда радость и праздник. Цирк – это еще и кровь, пот, боль, трагедии. Это очень опасное, но при этом и самое честное искусство.

Зритель ведь во все времена хотел хлеба и зрелищ…
И цирк всегда выполнял эту функцию. Даже в самые тяжелые времена люди не переставали ходить в цирк. Они приходят сюда, чтобы забыться, отвлечься от проблем и переживаний, получить вою порцию счастья. Поэтому мы не отменили представления в дни траура, когда произошла катастрофа с российским лайнером над Египтом. Нам тогда было физически тяжело давать представления, но мы понимали, что это наша работа – транслировать радость даже в самые темные времена.

Артисты цирка сами живут на грани… катастрофы. Это огромный риск. Каждый день.
Цирк – не детское искусство совершенно. Не знаю, кто это придумал. Раньше в цирках были утренние представления для детей и вечерние – для взрослых. И это были совершенно разные костюмы, репризы, номера. Более того, цирк был еще и политической ареной, когда, к примеру, выступления клоунов строились на острой сатире каких-то общественных явлений. И публике, особенно в советское время, это было необходимо.

Так почему же сегодня цирк ассоциируется, по большей степени, с детством?
Я много думала над этим и пришла к такому ответу. Что такое детство? Это беззаботность, радость и счастье, когда ты ни о чем не думаешь, ни за что не цепляешься. Ты просто счастлив, тебе хорошо. Такое состояние люди хотят получить в цирке. И он это дает.

Путь тигрицы
Как выстраивается работа дрессировщиков, а правильнее сказать укротителей, с тиграми? Это комплекс приемов? Или это особое внутреннее состояние, с которым нужно заходить в клетку?
Все в комплексе. Но, прежде всего, дрессура – это воспитание, без которого ты не сможешь получить от животного того, чего хочешь. Поэтому нужно, чтобы животное знало свою кличку и свое место.
Еще один важный момент – необходимо вести себя так, чтобы животное доверяло тебе. Это правило распространяется на всех живых существ, будь то люди или звери. А доверие строится на любви и терпении. Только так можно взаимодействовать с любым живым существом. Этому я учусь у тигров – доверять людям.

Чему ты еще у них учишься?
Многому. Жаль, что животные не умеют разговаривать. Природа, на самом деле, очень мудрая, и хорошо бы нам жить по ее законам. Взять, к примеру, воспитание детей. Я наблюдала за тем, как наша тигрица выкармливала своих пятерых детенышей, и поняла, что правила кормления по расписанию нам, людям, просто навязаны. Нужно кормить ребенка по требованию, когда он хочет. Именно так происходит в природе. Также тигры сочетают в воспитании строгость и ласку. Это тоже важно.

Одно дело – наблюдать. Другое – работать в клетке с дикими животными. Как это происходит?
Сразу поясню, что мы работаем с тиграми, родившимися в неволе, а не в дикой природе. У нас в тандеме роли распределяются так: Артур провоцирует тигров на агрессию, а я их успокаиваю. Людям, которые пришли получить адреналин, нравится наблюдать за тем, как дерзко и небезопасно работает Артур. Для тех, кому не нравится на это смотреть, есть я, которая успокаивает тигров. По сути, я встаю между братом и зверем, не давая тигру перейти какие-то допустимые границы, принимаю агрессию на себя. И хорошо, что у меня это получается делать, и, увидев меня, зверь успокаивается и ложится на место.

Совершенно не женская работа…
Абсолютно с тобой согласна. Но у меня не было выбора. Мой отец 10 с лишним лет работал у легендарной укротительницы тигров Маргариты Назаровой. Когда появилась я, он захотел сделать из меня вторую Маргариту Назарову. Вот только я этого не хотела. Я окончила хореографическое училище и мечтала выступать в ансамбле Игоря Моисеева, куда нас и готовили. Но своей волей отец сделал выбор за меня, и мне пришлось ломать себя.
Меня воспитывали сильной девочкой. И сейчас я ощущаю последствия этого воспитания – вижу перекос. Во мне сформировалось слишком много мужского – и характер, и мышление, и поступки. Женщина ведет себя совершенно по-другому. Я всю жизнь жила так, как хотели отец, мать, брат, потом муж и сын. Девочки Карины как будто не существовало какое-то время. Моя мама вообще ждала мальчика. И я с детства жила с этим пониманием. Синдром отличницы – это у меня тоже с детства. Меня никто никогда не спрашивал, хочу я что-то делать или нет. Я не имела права плакать, не могла жаловаться. Единственная причина, по которой я могла пропустить репетицию, была смерть. И всегда надо мной и братом висело бремя фамилии. Отец сдирал с нас по десять шкур, говорил, что кто угодно имеет право на ошибку, но только не мы с братом.

Несмотря на то, что тебе пришлось так сильно ломать себя, ты все-таки смогла установить с тиграми связь. Как тебе это удалось?
Животные – это наши союзники, посланные, чтобы помогать нам. Примерно об этом же говорилось еще в библейских заповедях. У каждого человека есть свой тотемный зверь. И ты притягиваешь к себе свое животное. К примеру, я не смогла работать со змеями, хотя, опять-таки, папа очень хотел сделать для меня танцевальный номер с ними. Но когда у дрессировщика возникает внутреннее противоречие, животное начинает болеть. Да и у самого человека происходят какие-то ломки.
Потом я начала работать с тиграми, и оказалось, что это чисто мой зверь. Люди, которые работают в цирке с животными, совершенно точно перенимают их манеру поведения, характер. Тигры – одиночки по своей природе. Они самодостаточны, им хорошо с самими собой. Спарились, сделали детенышей и снова разошлись. И всем хорошо. Это внутреннее чувство свободы без всяких рамок для меня очень важно.

Сейчас что-то меняется? Ты больше не живешь, подстраиваясь под ожидания других?
Только сейчас я начала раскрываться, узнавать, что есть внутри меня. Но я понимаю, что для этого мне нужно было пройти все то, что было. Сейчас я вижу, как ко мне приходят нужные книги, нужные знания, нужные учителя. Однажды я встретила удивительную женщину, волшебницу, которая, в том числе, сказала мне, что я должна принимать столько любви, сколько мне ее могут дать, а не столько, сколько я хочу получить. Ведь как бы сильно нас ни любили, нам все равно будет казаться, что этого мало. «Позволь матери любить тебя так, как она может», – было сказано мне. Я поверила в это. И мне стало так легко! Более того, когда я приняла все, что было и что меня так тяготило, у меня прошла очень неприятная болячка в ноге, которая, как я потом поняла, как бы не давала мне идти дальше. Тогда я еще даже не знала про психосоматику.

Куда ты идешь теперь?
Сейчас во мне все больше проявляется моя женская сторона. Из-за этого мне стало тяжелее работать в одной клетке с братом. Я слишком остро чувствую противодействие энергий. Во мне появляется больше плавности. А животные привыкли, чтобы с ними обращались резко. И чтобы они начали меня слушаться, мне приходится непонятно откуда брать и поднимать всю жесткую энергию, быть Жанной д’Арк. А я этого не хочу.
Возможно, это начало конца моей артистической карьеры. Я уже пережила эту профессию полностью. Сейчас я активно иду к тому, чтобы перейти в другое состояние. Уже намечаются важные проекты. Я собираюсь открыть Фонд помощи диким животным, живущим в неволе – в зоопарках, цирках, зоосадах, сафари-парках, заповедниках. Их уже нельзя выпустить на волю, потому что они просто не выживут в диких условиях. Что тогда делать? Усыплять? Это не решение. Поэтому мы решили создать Фонд, который будет заниматься активной помощью этим организациям, содержать животных, живущих в неволе. В основе лежит такая идея: животные в цирке умеют зарабатывать деньги в достаточном количестве, чтобы помогать и своим собратьям в неволе, и диким собратьям жить хорошо. Хотелось бы провести эту связь.

О своем, о женском…
Тебе удается привести в баланс свои женскую и мужскую сущности?
Пока во мне идет сильная борьба женского и мужского начал. Они никак не помирятся пока. К примеру, я с 15 лет сама зарабатываю себе деньги. Я не могу допустить, чтобы кто-то меня обеспечивал. Для меня это ненормально. Это ограничение моей внутренней свободы. Хотя я понимаю, что это не женское дело.
Раньше у меня были сильные «контры» с мужчинами. Не дай Бог кто-нибудь с уничижением выскажется про женщину – я готова была растерзать. Сейчас я стала принимать мужскую энергию. И как только пришло это принятие, рядом со мной сразу же стали появляться сильные мужчины, у которых я уже из своего женского качества, мягко прошу о помощи, защите. Это происходит не насильно. Ничего нельзя делать насильно – отказываться от мяса, алкоголя или сигарет. Как только организм будет готов, он сам даст сигнал.

Тебе что-то помогает работать над собой? Какие-то внешние источники?
Некоторые женские практики меня вдохновляют и уравновешивают: практика пурпурной бабочки – цигун с веером, танец мандала. Мне это помогает даже на физическом уровне. После мандалы, например, у меня проходят физические боли. Еще я открыла для себя книги Лин Бао, мастера даосских практик. Мне в какой-то момент посоветовала их моя духовная наставница, посчитав, что, на данном этапе моего жизненного пути, они мне необходимы. Я прочитала их взахлеб! Эти книги стали для меня глотком свежего воздуха. Они очень изменили мою жизнь и во многом поменяли сознание. Я стала понимать, насколько важно быть женщиной и уметь управлять своей энергией во благо себе, своему здоровью и всем окружающим. Личное знакомство с Лин Бао и посещение ее семинаров еще больше убедили меня в правильности выбранного пути. Но при этом я поразилась, как мало женщин интересуется этим. К примеру, в Москве на ее семинаре было 3 женщины, включая меня. Три! На всю Москву. Мы все пока очень глухи, немы, закрыты. Очень много мужского в мире. И наша женская задача – все это раскачать.

Карина, сейчас я задам самый, пожалуй, банальный и безответный, если можно так сказать, вопрос, но я не могу не спросить тебя об этом. Что такое любовь? И что делать, если не чувствуешь в себе любви? Как раскрыть в себе любовь в широком смысле – к миру, к делу, к мужчинам, в конце концов?
Умные люди говорят, что, если ты любишь мир, жизнь в целом, то ты будешь любить и каждого конкретного человека. И я люблю мир, я сумасшедший оптимист – даже на кладбище вижу одни плюсы, как сказала одна моя знакомая. Но когда доходит до людей, тем более мужчин, все становится несколько сложнее. Я точно знаю, что такое – любовь к сыну. Это абсолютная любовь, не требующая ничего взамен. Мне от него не нужно ничего, кроме того, чтобы он был жив и здоров.
Я еще не до конца осознала, что такое любовь. Но меня впечатлил один случай. Во время наших гастролей в Челябинске мы с Артуром побывали в гостях у его школьной учительницы. Ей – 80 лет, ему – 85. Они живут вместе 63 года! И он до сих пор читает ей стихи. И какие стихи! С какой нежностью он смотрит на нее – я рыдала! Он до сих пор называет ее «Мой цветочек. Моя Ниночка». А она улыбается на это и скромно опускает глаза. Что это за любовь? Как это почувствовать? И, мне кажется, если бы все любили так, как они, мир был бы совершенен.
Возможно, любовь женщины к мужчине, равно как и любовь мужчины к женщине, дается, как гениальность, не всем. А мы, к сожалению, все время что-то требуем от любви, проявляем ревность. Безусловная любовь – это то, как, извините, относится ко мне моя собака, которая через пять минут моего отсутствия встречает меня так, будто не видела меня вечность! Это любовь маленького ребенка к своей матери, потому что дети любят просто так, потому что ты есть.

Что дает тебе силы жить?
Благодарность. Я люблю жизнь и благодарна Богу за каждый прожитый день, за то, что я просыпаюсь утром здоровая, счастливая, что у меня есть любимая семья, любимая работа. И я знаю, что любые тяготы в жизни – это уроки. Меня быстро учат. Стоит мне кого-то осудить или что-то не так сказать, мне тут же «прилетит». Случайно у кого-то взяла 10 рублей и не отдала вовремя, – потеряю в десять раз больше. Раньше я думала: почему я, совершая какие-то мелкие проступки, тут же получаю по башке, а некоторые воруют миллиардами – и живут припеваючи? И однажды я узнала, что хорошие ученики, которые быстро выполняют уроки, сразу же получают следующие и, таким образом, двигаются вперед, приближаются к пониманию себя, смысла жизни, истины. А если человек еще не выполнил свой урок, ничего не осознал, то зачем ему давать следующий?
Когда в моей жизни складывается сложная ситуация, я понимаю, что я должна ее осознать, пережить и «на отлично» сдать урок, потому что я не хочу «оставаться на второй год» – возвращаться в это снова. Это мое понимание жизни и мое восприятие. И оно помогает мне легко идти по жизни даже в самых тяжелых ситуациях. Трудности теперь дают мне ясность ума, показывают, как жить и действовать дальше – только работать над собой и сохранять светлые мысли. Тогда плохое отступит, и никакой негатив не «прилипнет».