+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Есть люди, которые создают кино. И есть те, кто за него болеет. Александр Николаевич Сокуров – всемирно известный советский, российский кинорежиссер и сценарист, народный артист России, посетил наш город в рамках кинофестиваля «Полный артхаус», чтобы поговорить о работе режиссера, доверии и вкусах современного общества. Предыдущий его визит в Челябинск состоялся в 2005 году. За одиннадцать лет в мире кино изменилось многое, к сожалению, не в лучшую сторону. Несмотря на это именно 2016 год стал для России годом отечественного кинематографа. А жители Челябинска первыми в России увидели фильм «Франкофония», который принес автору две европейские премии. Впрочем, Александр Николаевич сам рассказал нам обо всем по порядку…

Александр Сокуров

Александр Сокуров

Контакт со зрителем
«Сегодня у отечественного кино есть одна большая проблема: современный кинематограф с трудом находит свое подтверждение в реальности – нет контакта со зрителем. Российские фильмы не попадают в кинопрокат, хороших отечественных работ сегодня создается мало, а до зрителя доходит еще меньше. Мы сегодня видим либо вариации на тему Голливуда, либо вариации на тему советского кино. Это главный показатель того, что кинематограф, который мы называем массовым, не укоренен в действительности, он совершенно не связан с чаяниями, настроениями зрителей, людей.

Я всегда говорил о том, что кинематограф – это проекция, модель завтрашней жизни. Современный массовый кинематограф такой модели не дает. И в этом его беда. Проблема государства не в том, чтобы «влить» в него больше денег, нет! Чтобы привлечь российского зрителя к просмотру отечественных лент, мы прибегаем к формату «Камеди Клаб». Но у нас совсем нет фильмов, которые привлекали бы в кинотеатры не только молодежь.

Мне кажется, первое, что нужно отечественному кинематографу, – разрешить проблему дебютов. Нужно, чтобы в год выходило 100, минимум 80 хороших дебютных лент. Только тогда есть вероятность отобрать из этого количества три-четыре действительно качественные работы. Это системная проблема, которую нужно решать Министерству культуры совместно с сообществом кинематографистов. При этом часть кинематографистов моего поколения и уровня должна хотя бы на год отказаться от собственного производства, чтобы у молодых ребят появилась возможность показать себя.

Ясно, что из 100 работ порядка 70 будут проходные. Дебютная система – жесткая. И я проходил через нее еще в советское время. Но таковы реалии. Сегодня снижается качество режиссерского образования, а вслед за этим – и качество новых фильмов.

По мнению Александра Сокурова, Год кино в России закончится закрытием целого ряда киностудий. И этот процесс начался уже сейчас. «Мы потеряем киностудии Сибири, Урала, Дальнего Востока и других регионов. У нас нет, к примеру, никакой кинематографической культуры, связанной с буддистской традицией. И для меня это главная тревога: если не будет кинематографического многообразия, то не будет вообще ничего интересного».

Воспоминания о просвещении…
Я человек, который большую часть своей жизни прожил в условиях советской государственной практики. И мы имели одинаковый доступ к образованию. Поэтому то, что мне удалось сделать в жизни, – это результат не только моего характера и способностей, но и результат общественных и политических обстоятельств, которые меня окружали.

Посмотрите, что происходит сегодня в условиях инноваций? Сегодня образование – сословное. Все мои попытки выступать против платного образования привели к тому, что у меня испортились отношения с большим числом не только чиновников, но и ректоров, руководителей вузов. При сословном принципе образования никогда никакой Шукшин не появится. Он не приедет ни из какой деревни и не получит доступ к кино.

В советское время существовала равновеликая система качества образования. Вы могли окончить среднюю школу в небольшом городке Вологодской области или среднюю школу в Москве или Санкт-Петербурге. И с одинаковым успехом вы бы поступили в советский вуз. Я начал учиться в школе в Польской Народной Республике, а закончил в Армянской республике, куда был распределен мой отец-военный. И я мог поступить в институт международных отношений и поступил бы, если бы не было медкомиссии. В итоге я выбрал исторический факультет Горьковского государственного университета. И заметьте, среди людей, окружавших меня там, не было ни одного человека из очень обеспеченных элитных семей.

Еще одна проблема – у молодых режиссеров нет никакой возможности проходить производственную практику на киностудиях. Максимум – это работа на сериальных проектах, на телевидении. Нет классических экранизаций, в создании которых были бы заняты, в том числе, художники по костюмам, художники-постановщики. Поэтому молодые люди не видят эту сторону кинематографа. У них нет базы для формирования профессионального, художественного вкуса молодых режиссеров.

Мне не стыдно за советское кино. Чаще я испытываю стыд за современный отечественный кинематограф. Тоталитарное государство интересуется искусством, а не культурой. Почему так происходит? Все просто – таким образом тоталитарный режим обнаруживает и вытаскивает наиболее умных, талантливых людей, чтобы контролировать их.

Мы находимся сейчас в роли неких просителей по отношению к нашим чиновникам. Какая может быть альтернатива? В Америке киноиндустрия существует за счет дешевых билетов. Это первое. Второе – должны существовать разные источники финансирования. В Германии, которая разделена на земли, имеется накопительный фонд, предназначенный для финансирования разных направлений искусства – выставок, спектаклей, кино. И там не нужно ходить в Министерство культуры. У нас же все попытки создания альтернативной системы материального обеспечения художественного творчества и развития искусства пресекаются на корню.

А есть ли в России будущее?
Последние две работы Александра Сокурова сделаны за границей. Фильм «Франкофония» также впервые был представлен зрителю на Венецианском фестивале и имел колоссальный успех. История Лувра во времена немецкой оккупации, пересказанная обладателем венецианского золотого льва уже произвела фурор в Европе, но только теперь предстала на суд российского зрителя. Почему же так происходит? Неужели у русского режиссера нет будущего в родной стране?

Я за то, чтобы любой режиссер работал там, где есть возможности для работы. Для нас главное – осуществить художественный проект, совершить художественный поступок. Если я рожден русским человеком, то где бы я ни работал, я буду привносить в это часть русской культуры. Но к сожалению, система проката в России не предполагает востребованность таких режиссеров, как я. Мы не нужны. У нас вся киносеть является собственностью далеко не российской. Но, с другой стороны, даже если появится возможность показывать русское кино в кинотеатрах, сколько человек на него пойдет? Десять? А сколько останется к концу фильма? Два-три человека. Потому что развращенное визуальным товаром общество превращается в стаю волков, которым нужна кровь и потребление.

На мой взгляд, каждый должен иметь возможность делать то, что он считает нужным. И если у меня такая возможность есть только за границей, я уеду из своей страны и буду заниматься этим там. Потому что я обязан работать. И всем своим выпускникам я говорю: если у вас есть возможность, уезжайте. Не стойте на месте. Не ждите, пока чиновники обратят на вас внимание. Есть возможность освоить иностранный язык – уезжайте. Будет душевная потребность вернуться на родину, к народу – вернетесь, но уже в другом качестве. Но если начинающий режиссер все же делает выбор остаться, ему необходимо постоянное самообразование и просвещение. Писать, писать и еще раз писать, формулировать замыслы, непрерывно работать. Тогда вы обязательно что-то создадите. Но для этого нужно огромное мужество. Поэтому, я считаю, что режиссура – это совсем не женское дело.

И все-таки вопрос кинематографа – это вопрос к обществу. Александр Николаевич признался, что не может понять, какое кино нужно делать, чтобы оно было востребовано зрителем. Российское кино продолжает существовать как маленькая европейская кинематография. Но безусловно, у нас есть и великие достижения, такие как выдвижение картины Андрея Звягинцева на премию «Оскар», премьера фильмов Александра Сокурова на крупнейших европейских фестивалях. Но хотелось бы большего. Ведь кино дает возможность глобального поиска смыслов для каждого зрителя, позволяя ответить на те вопросы, которые сидят где-то глубоко внутри каждого из нас.