+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Чтобы стать женой генерала, не всегда нужно мыкаться с лейтенантом по дальним гарнизонам.

1379427232_0708.1000x800

Еще с царских времен, с той поры, когда самодержец всероссийский благословенный Александр I распорядился создать кабинет министров и вручил своим сановникам министерские портфели, ходило придание, что ни один царский министр, а потом и советский нарком, не усидит на своей должности свыше десяти лет. Невероятно хлопотно быть вблизи первого лица государства и ни разу не вызвать его гнев тем, что на просторах бескрайней России, где-то во врученном тебе ведомстве, случился невероятный бардак. Кресло министра всегда было шатким, одни валились из него с шумом и треском, а кто-то сползал тихонечко, не привлекая особого внимания.

Министры новой России ни в 90-е, ни потом не нарушали этой старинной закономерности. Все, за исключением одного. Третий десяток лет в кабинет министров входит Сергей Кужегетович Шойгу, занимающий с 1993 года должность министра МЧС, а с ноября 2012 года прибывающий в должности министра обороны. Менялись президенты, менялись эпохи, внутренней и внешний политический курс государства. Одни его коллеги-министры уходили со своих постов на пенсию, на должности послов в далеких странах, а кто-то даже отправлялся возглавлять уличные шествия оппозиции, оставляя свои вакантные места новым лицам. Лишь его лицо оставалось неизменным в первой когорте федеральных чиновников высшего ранга.

Будущий непотопляемый министр родился в 1955 году в небольшом поселке Чадан, расположенном среди бескрайних просторов тувинской тайги, насчитывающем на тот момент не более четырех тысяч жителей. Здесь же он пошел в местную среднею школу, десятый класс которой окончил в 1972 году.

Про его отца Кужугета Серээвича Шойгу в официальных позднесоветских биографиях писали так: «Прошел путь от неграмотного пастуха до секретаря Тувинского обкома КПСС и заместителя председателя Совета Министров Тувинской АССР». На момент рождения сына Кужугет Серээвич занимал должность редактора районной газеты, совмещая ее с руководством райкомом партии. Причем при рождении он именовался как Кужугет Шойгу Серээ Оглу, но при выдаче советского паспорта то ли паспортистка перепутала местами имя и фамилию, то ли сотрудники НКВД сделали это специально, чтобы не путать местных Кужугетов, которых было много, но вот такая вышла незадача. По-русски это звучало бы так: есть Иван Кузнецов, у него есть сын Степан. Так вот, его сын будет не Степан Иванович Кузнецов, а Степан Кузнецович Иван. Соответственно, по правилам он должен был зваться Сергей Шойгуевич Кужугет.

Вероятней все же вторая версия, так как тут следует учитывать специфику Тувы – региона, включенного в состав России позднее прочих. До 1914 года этот труднопроходимый и малолюдный лесной край принадлежал Китаю. В 1914 году, формально отделившись, он числится независимой Тувинской Народной Республикой, выполнявшей роль буфера между СССР и Китаем, в 1944 году вошедшей в состав СССР. Коренное население, находящиеся на стадии разложения родоплеменного строя, жило за счет охоты и кочевого скотоводства, отличалось суровым нравом и не стремилось идти на контакт с приезжими русскими, начавшими промышленное освоение края. Дело было на грани начала прямого национального восстания тувинцев, поэтому лояльные и обладающее авторитетом среди сородичей аборигены ценились центральной властью на вес золота. Поэтому не нужно удивляться, почему пастух из числа родовой знати стал позднее редактором республиканской газеты «Правда» и внештатным сотрудником «Известий». Ну и далее дошел до высших должностей в Туве.

Чтобы сделать местное население лояльным к центральным властям, практиковались и браки местной знати с представителями ведущих номенклатурных кланов. В частности, дочь видного деятеля БУНДа, а потом и РСДРП(б), участника революционного движения 1905 года и гражданской войны в Сибири Якова Ривлина – Александра Ривлина вышла замуж за Кужугета Шойгу. В этом браке и был рожден нынешний военный министр.

По окончанию школы в 1972 Сергей Кужегетович Шойгу принял решение получить профессию инженера-строителя. Специальность в то время была нужная и почетная, в чем-то даже героическая, по всей Сибири гремели стройки всесоюзного масштаба, об инженерах и ударниках строителях советская пресса писала с восторгом и пафосом, волноваться, куда приложить свою энергию, повода не возникало.
Так как в школе Сергей проявил себя учеником способным, то принял решение получать высшее образование в Красноярском политехе. Учеба требовала проститься с родным поселком, как оказалось насовсем. Вскоре и его отец получил повышение, и родители перебрались в республиканский центр Кызыл.

Жизнь в таежном поселке оказалась пройденным этапом. Сергея ждала после Чадана, где все знали друг друга в лицо, столица Восточной Сибири. Красноярск казался поистине мегаполисом. К нравам и быту большого города приходилось привыкать, но Сергей освоился быстро и благополучно влился в студенческую жизнь.

Стипендия плюс щедрые посылки от родителей, набитые дефицитом, что получал по партийной линии отец, не давали студенту Сергею Шойгу оставаться голодным. Напротив, жизнь была весьма щедра к нему. Учась на третьем курсе, он встречает эффектную брюнетку Ирину. Обычно славянские девушки в те времена не обращали внимания на тувинцев. Из-за вспыльчивости и буйного нрава их опасались и старались обходить стороной. Поножовщина по поводу и без тогда была нормой в их кругу. Сергей же выгодно отличался от своих соплеменников, к спиртному не притрагивался, был обходителен и вежлив. Ее сердце растаяло спустя год, в 1977 году пара пятикурсников строительного факультета сыграла свадьбу. В этом же году у них рождается дочь Юлия.

Молодую жену Ирину не пугает окончание ВУЗа мужем в 1978 году. Перспектива идти два года топтать сапоги на срочной службе в армии ему не грозит, благо при политехе была военная кафедра, по окончанию которой Сергей получил звание лейтенанта запаса.

С момента получения диплома и до 1986 года в карьере Сергея и его семейной жизни с Ириной нет ничего примечательного. Это время жизни и быта всего лишь одной из многих тысяч семей обыкновенного мастера-прораба на сибирских стройках.

Внезапно за три года карьера Сергея совершает сразу несколько резких скачков. В 1986 он становится управляющим трестом «Абаканвагонстрой», через два года – вторым секретарем горкома Абакана, еще через год – инспектором Красноярского крайкома, а в 1990 взлетает аж до заместителя председателя Госкомитета по архитектуре и строительству РСФСР.

Столь головокружительным успехам он был обязан отцу, который к тому времени становится вторым человеком в Туве, водившим крепкую дружбу с руководителем соседнего Красноярского края Олегом Шеиным, частенько они вместе посещали охотничьи заимки в тувинской тайге.

Специально под Сергея был создан трест «Абаканвагонстрой». Кужегет Шойгу надеялся, что при должной протекции из его сына сможет вырасти новый руководитель Тувы.
Однако его красноярскому коллеге широко улыбнулась фортуна – в 1990 году Шеин получил должность секретаря ЦК КПСС, формально став третьим человеком в республике. За собой в столицу он привел и Сергея Шойгу.

В столице, пребывая в коридорах минстроя РСФСР, вчерашний прораб Шойгу оказался вовлечен в аппаратную борьбу между республиканскими и общесоюзными властями. Во главе этого противоборства со стороны республиканской линии стоял Борис Ельцин, комплектовавший свою кадровую обойму, в первую очередь, именно из «строительных» кадров.

Весь 1990 год прошел в сложнейших интригах и кулуарных спорах по вопросу создания республиканского корпуса спасателей в РСФСР. Данная инициатива, исходившая от Ельцина, фактически была призвана передать войска гражданской обороны из союзного ведения в руки руководства РСФСР, то есть в его руки. А это было многочисленное силовое ведомство, контроль над которым позволял вести спор со стремительно терявшим популярность Горбачевым на равных.

Частично войска ГО были переданы под руководство Комитета по Чрезвычайным ситуациям при президиуме РСФСР, который в декабре 1990 года возглавил Сергей Шойгу.
Данная структура сыграла решающую роль в противостоянии республиканских и союзных властей, достигшим своей кульминации в ходе выступления ГКЧП.

По воспоминанием активных участников августовских событий 1991 года:
«В дни ГКЧП его спасатели обороняли Ельцинский Белый дом, а когда демократические массы пошли захватывать здания ЦК и КГБ и валить памятник Дзержинскому, спасатели Шойгу проявили смекалку и заняли здание комиссии Догужиева – после землетрясения в Армении была создана эта государственная комиссия по чрезвычайным ситуациям на Охотном ряду возле здания Морфлота. Комиссия Догужиева обладала не только этим великолепным зданием в центре Москвы, но и уникальными системами связи, которые охватывали всю страну, а еще очень мощными стратегическими запасами по всей стране, запасами, которые создавались на случай чрезвычайных ситуаций».

Вероятней всего, тогда лояльные Ельцину спасатели под руководством Шойгу в условиях неразберихи в столице овладели узлом правительственной связи, тем самым блокировав передачу введенным в столицу армейским колонам, приказав ГКЧП открыть огонь по мятежному руководству РСФСР и его сторонникам.

Простояв на столичных улицах и площадях без дальнейших указаний около двух суток, армейские части возвратились в пункты своего постоянного расположения. Это означало триумф Ельцина. В благодарность за поддержку Сергей Шойгу получил медаль «Защитнику свободной России» и должность главы МЧС уже не союзной РСФСР, а отдельного самостоятельного государства – России. В начале 1993 года он получает звание генерал-майора, это при том, что предыдущие его воинское звание было лейтенант. В истории нашей страны есть всего еще один пример, когда воинское звание вручалось скачком через несколько позиций. Гагарин улетел в 1961 году в космос так же лейтенантом, а приземлился майором.

Но Сергей Шойгу совершил скачек в званиях вдвое больше, чем Гагарин. Во многом потому, что именно его действия позволили Ельцину получить власть в стране, наметить курс на рыночные реформы и форсированную приватизацию. Именно эти шаги и создали современную нам модель общественного устройства России. Логично, что любой выгодополучатель в рамках данной системы понимает, чьим решительным действиям в августе 1991 года он обязан своим сегодняшним привилегированным положением. Поэтому спустя четверть века ни разу деятельность Шойгу и возглавляемых им ведомств не освещалась ни одним крупным СМИ в негативном свете. Напротив, освещение его деятельности всегда велось в подчеркнуто позитивном ключе.

Сам же Сергей Кужегетович после 1991 года справедливо пожинает на лаврах, именно в этот год уже в сентябре он перевозит жену и дочь в Москву.
Нужно сказать, что на волне успехов в его семейной жизни начинается вторая молодость, год оканчивается прибавлением в семье, у супругов Шойгу рождается младшая дочь Ксения. Семья переселяется в шикарную загородную резиденцию, в которой проживает и по сей день.

МЧС под руководством Шойгу всегда выгодно отличалось на фоне других силовых ведомств, армия измазала себя грязью после поражения в Чечне, а неэффективность МВД превратилась вообще в притчу во языцех, на этом фоне работа спасателей если не вызывала восторга обывателя, то уж точно раздражала.

Супруга оставалась в тени фигуры мужа, но это обстоятельство не помещало стать ей одной из самых богатых женщин России, руководящей крупнейшим строительным холдингом. Благо профильное образование позволяло ей быть не просто рукой для подписи, а по-настоящему взяться за управление крупнейшими активами в строительной отрасли. Немногочисленные отзывы о ее стиле ведения бизнеса говорят о ней как о женщине со стальной хваткой.

Середину девяностых Сергей и Ирина Шойгу встретили в статусе небожителей: он как маститый чиновник, занимающий одну из ключевых должностей в правительстве, она как успешный владелец бизнеса с миллиардными оборотами.

Помимо всех ощутимых плюсов подобный статус требовал и постоянной активности перемещения по стране и миру, ей – по инвестиционным форумам и светским раутам, ему – по министерским брифингам и совещаниям. Как прежде проводить каждый вечер вместе в виду постоянных перелетов было просто невозможно.

Тогда же появились слухи о молодой любовнице Сергея, поговаривали, что глава МЧС не устоял перед чарами молоденькой стюардессы персонального борта главы ведомства. Якобы он, возвращаясь в 2000 году с экстренного совещания, посвященного тушению лесных пожаров на дальнем Востоке, во время длительного перелета из Владивостока в Москву поддался искушению. Правда или только домыслы, но спустя несколько лет СМИ разразились репортажами о внебрачном сыне Шойгу, улыбающийся с газетных снимков малыш, был похож на предполагаемого отца как две капли воды.

Если Ирина что-то и почувствовала, то точно виду не подала. Мудрость прожитых лет подсказывала ей о том, что устраивать громкий скандал, а тем более затевать развод с мужем в условиях их исключительного статуса, означает бросить тень на репутацию. Издержки от этого шага будут слишком велики. Рейтинг супруга всегда был высок, подрывать его было бы неоправданно.
Поэтому и ныне супруги Шойгу на нечастых встречах с прессой в составе семьи всегда демонстрируют теплоту отношений. Побывавшие на приемах в их особняке также говорят о непринужденном открытом общении в их паре. И кто знает, может в ближайшие несколько лет мы сможем увидеть Сергея Шойгу в статусе главы государства, а Ирину Шойгу – как первую леди.

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»