+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

«Сначала он меня задушил, а потом он на мне женился», – не без иронии Ирина Скобцева говорит о том, как начались ее отношения с Сергеем Бондарчуком. На самом деле все так и было, ведь Сергей Федорович и Ирина Константиновна воплотили образы бессмертного мавра и венецианской красавицы шекспировской трагедии «Отелло». Это именно та история, когда «экранные» взаимоотношения двух актеров становятся настоящими чувствами двух обыкновенных людей.

На вернисаже
Академия художеств. Выставка Василия Ефанова. Среди прочих картин был и портрет Ирины Скобцевой, согласившейся когда-то выступить в качестве натуры для художника. Впрочем, сама актриса тоже присутствовала в зале. Войдя, она тут же заметила у своего портрета Сергея Бондарчука, который его внимательно разглядывал. Молодая девушка сразу узнала народного артиста, лауреата, любимца публики… А кто была она? Студенткой, еще не определившейся в жизни? Но Бондарчук узнал «модель» и подошел. Состоялся короткий, ни к чему не обязывающий разговор, продолжения которого, казалось, не последует.

На съемочной площадке им. Горького
Сергей Юткевич, работая над экранизацией «Отелло», решил пригласить на кинопробы Ирину Скобцеву, которая училась на последнем курсе Школы-студии МХАТа. Женственная и хрупкая она как нельзя лучше подходила на роль Дездемоны. Как вы можете догадаться, роль Отелло уже принадлежала Сергею Бондарчуку, самому молодому народному артисту СССР. Во время съемок между ними завязался роман. На тот момент Сергей Бондарчук был женат на актрисе Инне Макаровой, но основные трудности были связаны вовсе не с этим. «Прежде чем мы объединились в семью, прошли через многочисленные преграды и внушения аж на правительственном уровне, – вспоминает Ирина Скобцева. – Нас вызывали в ЦК КПСС – по моральному вопросу, не выпускали вдвоем на зарубежные премьеры. А успех у «Отелло» был огромный, нас приглашали с картиной по всему миру. Года три мотали нам нервы. Однажды, это был пятьдесят восьмой год, мы должны были улетать в Англию, а накануне вечером мне сообщили, что я не еду. И Сергей Федорович прямо с аэродрома приехал ко мне, сказал, что больше никуда без меня не поедет». Лишь через несколько лет «начальство» разрешило им пожениться». Перед росписью Сергей Федорович поставил Ирине Константиновне только два условия: никогда не расставаться и давать ему иногда помолчать, хотя бы три дня.

В доме Скобцевых
Сразу после свадьбы, в 1959 году, Сергей Бондарчук переехал в дом своей супруги, где помимо нее жили бабушка, папа и мама. Нужно отметить, что приняли его хорошо. Когда Сергей Федорович задумал свою картину «Судьба человека», его новая семья во всем ему помогала: над сценарием работали все вместе, мама печатала на машинке, папа клеил. Да и у самой Ирины Константиновны помимо семейной жизни, тесно сплетенной с ее работой, других интересов и не было. В результате за «Судьбу человека» Бондарчука удостоили звания лауреата Ленинской премии. И вскоре вся семья из двухкомнатной квартиры переехала в просторную и шикарную квартиру на улицу Горького. Следующая блестящая работа двух супругов – это съемки эпопеи «Война и мир».

Ирина Скобцева так вспоминает то время: «Ну а карьера… Я только сейчас понимаю, что от многого тогда отказывалась. Начало ведь у меня действительно было блестящим – заметные роли в фильмах „Отелло“, «Неповторимая весна», «Поединок», «Обыкновенный человек»… Но по-другому поступить не могла, да и не хотела. Перед съемками «Войны и мира», помню, Сергей сказал мне: «Я буду снимать картину, а все остальное – твоя забота…» Но картина стала и моим делом: кроме того, что я и сама снималась в роли Элен, наш дом превратился в филиал съемочной площадки. Может быть, в личном плане я многое тогда упустила: никаких «светских» вечеров, четыре года съемок, постоянные экспедиции, а там – неустроенность, иногда и есть-то приходилось на подножке грузовика, но это была наша с ним жизнь».

В окружении близких и посторонних
Большой успех «звездных» супругов привел к тому, что возле них всегда ходили сплетни. Самая громкая из них – о романе Сергея с Людмилой Савельевой, сыгравшей Наташу Ростову. Ирина Скобцева достойно отвечала на домыслы тем, что доверяет мужу и никогда не потерпела бы измен с его стороны. К сожалению, не только личная жизнь, но творчество пары волновало завистников. В частности, говорили, что крупные работы удавались Сергею Федоровичу лишь за счет его связей и друзей. До сих пор Ирине Константиновне приходится опровергать это: «Друзей у нас было немного… Например, с покойным министром обороны Гречко Сергей Федорович встречался только однажды, да и то потому, что маршал хотел, чтобы Бондарчук снял фильм «Битва за Кавказ». А он вместо этого снял «Они сражались за Родину». Так его затаскали по инстанциям. Сергей весь черный ходил. Но не жаловался и ни у кого не просил защиты. Разве только у Всевышнего… Несмотря на все препоны, снял в картине «Война и мир» крестный ход – помните, как толпы людей идут к Иверской заступнице и пропускают вперед Кутузова? Перед самым Бородино слышно, как молится армия. Его долго убеждали, чтобы он не снимал эту сцену, а он все равно снял, и она получилась одной из лучших в картине.

И немногим известно, что во время съемок киноэпопеи он чудом остался жив – в шестьдесят пятом году на несколько минут у него остановилось сердце. И почти то же самое повторилось спустя три года, во время съемок фильма «Ватерлоо»…». Именно благодаря заботе и любви своей супруги у Сергея Бондарчука вновь и вновь находился смысл жизни. Их сын Федор Бондарчук рассказывает: «Мама полностью растворилась в отце, посвятила ему жизнь, помогала в работе. Моим воспитанием занималась бабушка. Сказать «мало уделял нам внимания» – значит ничего не сказать. Он почти не уделял нам внимания, – вспоминает об отце Федор Бондарчук. – Но влияние на нас все-таки оказал громаднейшее. И в большей степени это касается искусства. Кстати, в последние годы его жизни я общался с ним достаточно плотно именно как с советчиком и другом. Да, отца мне всегда не хватало и безумно не хватает сейчас». Помимо сына, у пары была и дочь – Елена Бондарчук, жизнь которой в 2009 году унес рак.

И в горе, и в радости
Сергей Бондарчук всегда говорил, что кинематограф не пирожное, а хлеб, необходимый людям. Труд был необходим ему как воздух, поэтому особенно трудными для него и его семьи стали 80-ые годы. С началом перестройки все советское отвергалось, а Сергей и Ирина символизировали собой советское кино. На первый в перестроечный период кинематографический съезд Сергея Бондарчука не избрали даже делегатом. Единственным, кто вышел на трибуну V съезда кинематографистов в 1986 году и защитил Сергея Федоровича, обратившись к залу: «Что вы делаете?! Это же предательство!», – был Никита Михалков. И все же Бондарчука удалось отодвинуть на второй план: он почти перестал снимать.

Все изменилось в начале 90-ых, когда у режисера появилась возможность снять «Тихий дон» на деньги итальянцев. Именно эта картина была его мечтой, но, увы, результат своей работы Сергей Бондарчук так и не увидел. С практически законченной картиной «Тихий Дон» случилась ужасная история: все рабочие материалы были конфискованы банком-кредитором из-за финансового конфликта, возникшего между российской и итальянской кинокомпаниями. Какое-то время лента хранилась в киностудии в Риме, а голосовая запись была спрятана в Лондоне. Для Сергея Бондарчука все это оказалось невыносимым: куда бы он ни звонил и ни писал, результата не было. К сожалению, в подписанном им контракте не было ни строчки об авторских правах на картину. В октябре 1994 года сердце режиссера остановилось. Ирина Скобцева делала все возможное, чтобы вернуть творение мужа на Родину. В конце концов это удалось сделать. В 2005 году Первый канал выкупил около 160 метров пленки. К монтажу картины приступил Федор Бондарчук. Премьера телесериала «Тихий Дон» состоялась на Первом канале 6 ноября 2006 года. До сих пор у итальянской стороны находится 10-серийная версия картины, смонтированная самим Сергеем Бондарчуком, но пока ее никто не видел.

Нет сомнений в том, что после ухода Сергея Бондарчука, жизнь Ирины Скобцевой изменилась навсегда. Но по сей день актриса любима не только публикой, но и своей семьей – своим сыном, внуками, правнуками.