+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Пространство, в котором мы находимся, может отвечать нам любовью только в том случае, если и мы сами излучаем любовь. Все как в отношениях с людьми. И, наверное, только идиот может мечтать об успехе в городе, который он ненавидит. Особенно, если этот город был сердцем обороны во времена Великой отечественной войны и не понаслышке знает, как это – ответить силой.

Тем не менее внушительная часть жителей Челябинска почему-то позволяет себе отзываться о городе далеко не красноречиями. Это подобно крику маленького нервного ребенка: дай мне! Ты мне должен! Удобная позиция для человека, который боится что-то менять в своей жизни, и которому, как это ни печально, нечего отдать ни провинции, ни столице, ни Европе. Потому и сидит в своей песочнице и никуда из нее не уходит.
Небезызвестный блогер во время визита в наш город обратил особое внимание на отсутствие единой архитектурной концепции Челябинска. Местные жители моментально разделились на две оппозиции – любящих город и просто проживающих в нем. Первые, умея адекватно воспринимать критику, с чем-то согласились, с чем-то нет, но любить город от этого меньше не стали. У каждого любящего в Челябинске есть особое место, необычайно красивое, заряженное силой и наполненное какими-то одному ему понятными знаками. В такое место приходят как в храм, молчат и благодарят его. К счастью, у меня в Челябинске этот храм есть.

Роль Челябинска в истории России менялась не раз. Челябинск был городом-крепостью, форпостом, торговым и промышленным городом. В 1743 году Челябинск стал центром крупной Исетской провинции. В то время преобладала среднерусская планировка жилища: от пятистенок и шестистенок до крестовых домов, усложненных более поздними прирубами и перегородками. Типы домов не были многообразными. Однако повторяющиеся схемы варьировались в деталях, в сочетаниях, в декоре, это исключало монотонность застройки. И это немаловажный факт, который показывает, что однообразности и монотонности в архитектуре Челябинска никогда не было.

Следом за развитием города в Челябинск приходят новые стили, подчеркивающие самодостаточность города. Таковым был модерн, который появился в Челябинске только в 1910 году. Советский этап развития архитектуры на Урале характеризуется индустриализацией. 1920-е годы – время активной работы пионеров советской архитектуры, развивающих творческие концепции конструктивизма. Именно он определял принципы градостроительства и стилистической особенности челябинской архитектуры.

После победы в Великой Отечественной войне немаловажной задачей для архитекторов стало восстановление городов, возведение новых зданий. Застройку города предполагалось вести архитектурными ансамблями, откуда и берет свое начало главная особенность современной застройки Челябинска – полицентричность. После войны началось строительство «хрущевок», на первый взгляд, однотипных по внешнему облику домов. Однако именно это решение помогло улучшить жилищные условия многих горожан, повысить приток мигрантов в город и тем самым наладить и усилить промышленное производство.

За последние несколько лет в городе, как и во всей России, наблюдался строительный бум. Облик города стал стремительно меняться. Многоплановость стилевых направлений, разобщенность в визуальном восприятии – следствие исторического развития города. Градостроение Челябинска задавалось разными функциями, целями и задачами – от первого поселения до необходимости расширять жилые площади. И именно от задач, поставленных в ту или иную эпоху, зависел внешний облик города. И пусть Челябинск – не Москва, но любить этот город мы меньше не станем.

Чтобы не быть голословной, я решила поговорить о концепции города с главным архитектором Челябинска Николаем Ющенко. «Разрозненность – это главная проблема Челябинска, но корни этой проблемы уходят далеко в историю»… А вы как думали?

Николай Иванович, как вы видите наш город – с высоты, общим планом, или отдельными архитектурными объектами?
Разрозненность – это главная проблема Челябинска, я не могу этого не видеть. Но корни этой проблемы уходят далеко в историю. Вспомните, если Москва строилась от центра к периферии, как дерево, год за годом наращивая кольца, то в Челябинске все с точностью наоборот. Наш город изначально возводился отдельными поселениями рабочих, которые строились исключительно в их интересах. Теперь мы пытаемся город «стянуть» – то дорожными развязками, то отдельными застройками. Безусловно, ситуация постепенно улучшается, и нужно понимать, что подобный эволюционный процесс не может проходить быстро.

Сегодня в городе появляется огромное количество жилых комплексов. Некоторые из них, не побоюсь сказать, кричащих цветов, другие – вполне достойные и сдержанные. Почему так происходит?
Это проблема исключительно панельных домов. «Панельки» – это отдельная большая тема. Если в Москве их возводят только на окраине, то у нас отдельные застройщики ляпают панельные коробки прямо в центре. Когда появилась эта идея, я, как архитектор, был категорически против, но моя подпись не является решающей, и тем не менее, проект состоялся. Разумеется, на возведение монолитных и кирпичных зданий требуется больше инвестиций, и в сегодняшней ситуации застройщики хотят сэкономить. Но кризис пройдет, а дома останутся. Что касается кричащих цветов – а чем еще можно разнообразить скучные серые панельки? Только пестрыми цветами. Наш город за долгие годы так устал от серости, что изначально мы поддержали идею яркого оформления фасадов, которую предложил один молодой архитектор. Людям понравилось, и застройщики начали один за другим перенимать эту идею. Но то, что мы видим сейчас, уже перешло все границы. Город пестрит, но я считаю, что цветовая часть жилой застройки должна быть сдержанной.

За какие объекты Челябинску точно не будет стыдно?
Однозначно, отель «Видгоф». Это первый отель в городе, построенный по мировым технологиям. Комплекс на Лесопарковой, «Ньютон», «Высота-239», «Горки», «Аркаим-Плаза», «Парковый-2» – тоже весьма интересные жилые комплексы и объекты, в которых чувствуется единая концепция. Могут ведь, если хотят!

Гости нашего города обращают внимание на огромное количество наружной рекламы. На ваш взгляд, это проблема?
Это наша беда – абсолютно безвкусные незаконные рекламные «баннеры», всевозможные «павильоны» с шаурмой, которые загораживают застройку. Зашлаковывать этим центр города – самую красивую его часть – просто варварство. Мне кажется, что люди, которые это делают, не просто не любят город, в котором живут – они его ненавидят. Поэтому сейчас мы объявили войну таким «рекламщикам», и в ближайшее время хотим упорядочить всю «шаурму» и ей подобное в центре, а позже и в других районах. Москва в этом плане показала хороший пример всем городам России. Практику столицы уже переняли Казань, Екатеринбург, Владивосток, Уфа и другие города. Ключ проблемы кроется в том, что наши бизнесмены хотят получать не просто прибыль, а сверхприбыль. Поэтому мы и наблюдаем «завалы» безвкусной и более того неработающей рекламы, убивающей все фасады, тем более что в большинстве случаев город не имеет с этого ни копейки.

Какое здание имеет право претендовать на звание «лицо Челябинска»?
Новым лицом города сможет стать новый конгресс-центр, возведение которого планируется к предстоящим саммитам. Он объединит в себе гостиницу высотой в 50 этажей, конгресс-холл общей площадью до 50 тыс кв. метров и пресс-центр. Этот комплекс станет основой и некой планкой, которой будут соподчинены все остальные объекты в центре города.

Насколько мне известно, сегодня объявлен международный конкурс по проекту данного конгресс-центра?
Верно, архитекторы со всего мира смогут представить на суд жюри свои проекты. Это касается не только конгресс-центра, но и аэропорта, а также набережной реки Миасс на участке от Свердловского проспекта до улицы Лобкова. В состав жюри вошли такие именитые личности как немецкий архитектор Вернер Зобек, британский архитектор и художник Уильям Олсоп, президент Союза московских архитекторов Николай Шумаков, президент Союза Архитекторов РФ Андрей Боков и другие.

Чего сегодня не хватает Челябинску?
Городу необходимо увеличивать этажность зданий, расширять пешеходные зоны, строить велодорожки, чтобы люди могли гулять не только по улице Кирова. Конечно, в реконструкции нуждается и наш аэропорт. Как говорится, театр начинается с вешалки, а Челябинск – с Баландино. Обидно, что изначально проект челябинского аэропорта мог соперничать с Екатеринбургом. А сейчас о каком соперничестве может идти речь? Но впереди – международный конкурс, итоги которого будут подведены в ноябре, и я уверен, что архитекторами будет предложено много интересных проектов.

А какова судьба челябинского метро?
Его дешевле строить, чем консервировать. Поэтому проект будет доведен до ума.

Николай Иванович, это правда, что в парке Гагарина есть земля в частной собственности, и ее владелец подавал заявку на возведение гостиницы?
В парке Гагарина действительно есть земля в частной собственности. Сейчас, насколько мне известно, она в аренде под строительство кафе. Но строить в парке гостиницу с расчетом на то, что в дальнейшем она будет использоваться под жилой дом – это все-таки перебор.

Как вы оцениваете перемены, которые ожидают город в преддверии саммитов ШОС и БРИКС?
Я всегда говорил: если бы ШОС не было, его нужно было бы придумать. Челябинск заждался мероприятий подобного уровня. Для города очень важно воспользоваться этим шансом и прийти к какой-то единой концепции. Сейчас у нас отсутствуют единые общественные пространства, места для отдыха граждан, пешеходные зоны ограничены улицей Кирова. Если Набережная реки Миасс и центр города, будут выполнены, как мы планируем, то Челябинск ничем не будет уступать другим российским городам.