+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Количество частных клиник в Челябинске неуклонно растет. Это вполне закономерно – пациенты ищут возможность получения качественных услуг, и именно спрос рождает предложение. О том, каких возможностей на сегодняшний день достигла медицина в Челябинске, насколько техническое оснащение клиник отвечает современным требованиям, и как происходит ротация специалистов, рассуждают наши гости – заместитель министра здравоохранения Челябинской области Сергей Приколотин, директор медицинского центра «Лотос» Евгений Дорохов, главный врач российско – израильского Медицинского центра «Кармель» Егор Шеметов.

Качество рождает спрос
Миссия: В последние годы частная медицина развивается очень динамично. С чем, на ваш взгляд, связан неуклонный рост количества частных клиник, и сложнее ли стало работать при такой конкуренции?
Сергей Приколотин: В этом вопросе превалируют законы рынка. Спрос на медицинские услуги будет всегда – люди стали более ответственно подходить к состоянию своего здоровья и ищут новые возможности получения качественной медицинской помощи. Поэтому возникновение альтернативных источников получения таких услуг в виде частных клиник неизбежно. Но не стоит забывать, что помимо частных клиник у нас существует государственное частное партнерство – один из новых механизмов, который в ближайшее время будет достаточно широко реализовываться. Роль государства здесь заключается в том, чтобы обеспечить возможность получения качественной медицинской помощи в соответствии со всеми стандартами на уровне базовых тарифов фонда.
Евгений Дорохов: На мой взгляд, не совсем верна сама формулировка частной медицины. По большому счету, и государственным больницам не запрещается оказывать платные услуги. Если же мы говорим о медицинской помощи, оказываемой вне зависимости от тарифов ОМС, то в ближайшее время рынок вырастет на 15-20 процентов. Причин здесь несколько. С одной стороны, на сегодняшний день государство выделяет меньше денег на здравоохранение, и в связи с этим наши министерства и государственные лечебные учреждения зажаты в очень жестких рамках. С другой – спрос растет. Одна из причин заключается в том, что люди становятся более избирательны. Они могут выбирать альтернативу и в других городах России, и за границей, формируя таким образом свой потребительский пакет на оказание медицинской помощи. Вторая причина состоит в изменении менталитета населения – сейчас люди стараются задумываться о своем здоровье заранее, и все больше внимания уделяют ранней диагностике и профилактике заболеваний. Это правильное мышление, которое мы формируем в своих центрах. Все эти факторы и приводят к общему росту спроса. Но медицина – это достаточно жесткий рынок с высокой конкуренцией, входить в этот рынок намного затратнее, чем в другие сферы бизнеса. Существуют дилетанты, не изучившие отрасль в полном объеме, но при этом рассчитывающие на получение большой прибыли посредством вложения в клинику огромного количества денег. Закономерно, что такие центры не могут выжить и в скором времени закрываются либо продаются, потому что процесс работы не был правильно отлажен.
Егор Шеметов: В вопросах охраны здоровья граждан государство должно принимать участие – это является одной из основ национальной безопасности страны. Поэтому я считаю, что полный уход здравоохранения в частные руки невозможен. Взаимодействие между медучреждениями, существующими на частный капитал, и государственными структурами будет развиваться. Например, у нашего Медицинского центра есть планы по сотрудничеству с ФОМС на 2017 год, и, я надеюсь, что мы получим финансирование наших программ. Сегодня трудно обозначить четкие границы между платной и бесплатной медициной: зачастую пациент тратит в государственных клиниках не меньше, чем в частных. И на этом этапе начинают работать рыночные механизмы. Человек выбирает, кому отдать свои деньги: муниципальной больнице, где сервис оставляет желать лучшего, или современной частной клинике, в которой помимо современного медицинского оборудования есть квалифицированные доктора и высокий уровень обслуживания. Конечно, такая ситуация стимулирует рост количества частных медучреждений. Это естественный процесс, эволюция, где выживает сильнейший.

Доктор или бренд?
Миссия: Довольно часто люди идут не в медицинский центр, а к конкретному доктору. Нередки случаи, когда доктор переходит из одной клиники в другую, и пациент следует за ним. Почему так происходит, и как осуществляется ротация специалистов между государственными и частными структурами?
Евгений Дорохов: Причин ротации кадров может быть много. Как говорится, рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Факторами перехода врача из одной клиники в другую могут стать карьерный и профессиональный рост, денежная мотивация. Есть определенный поток пациентов, который идет на врача, но также существуют центры, которые уже стали брендом, и люди понимают, что, обратившись туда, они получат всю необходимую качественную помощь. Раньше в частные центры из государственных структур доктора приходили, как правило, подработать, а сейчас в крупных развивающихся центрах основной костяк составляют штатные доктора. Если частные центры не могут дать докторам тот объем и спектр операций, и того потока пациентов, который есть в государственных клиниках, то специалисты могут переходить в обратном направлении. Что касается учебной базы, как правило, она едина, и все врачи изначально проходят школу государственных клиник. В нашем регионе созданы достаточно достойные условия для специалистов, поэтому, чтобы пригласить доктора в частный медицинский центр, необходимо создать соответствующие условия и немало потрудиться для этого.
Егор Шеметов: У нас нет цели приглашать в свою клинику врачей с громкими именами. Театр одного актера уже не работает так, как работал 10 лет назад. В то время можно было открыть клинику одного врача и ждать, когда на известное имя пойдут пациенты. Сейчас такой подход никому не интересен. Будущее за многопрофильными центрами, которые будут оказывать целый спектр взаимосвязанных услуг, чтобы пациент имел возможность находиться под наблюдением специалистов от момента его обращения в клинику до момента выздоровления. Усилиями одного врача это невозможно осуществить, здесь важна работа команды. Наш центр идет по пути «выращивания» специалистов на месте с помощью мастер-классов и привлечения врачей-консультантов из Израиля.
Сергей Приколотин: Каждый медицинский работник имеет определенный объем совместительства, который государство позволяет осуществлятьв рамках одного учреждения. На сегодняшний день это полторы ставки. Но если человек понимает, что он может заработать больше, всегда существует возможность внешнего совместительства. Поэтому, отработав в одном учреждении свой лимит, свободное время доктор может реализовывать так, как хочет. Как правило, востребованный специалист не сидит на месте и выходит на те структуры, которые могут предложить ему что-то большее. Как создать условия, чтобы удержать хорошего специалиста – задача работодателя. Здесь все индивидуально, и каждый принимает решение самостоятельно. В государственных клиниках есть критерий уровня оплаты труда, который подлежит ежегодной индексации. На сегодняшний день средняя заработная плата врача в наших учреждениях на вполне достойном уровне, поэтому частная клиника должна постараться предложить что-то более интересное. Кадровый голод – проблема не только Челябинской области, но и Российской Федерации в целом. В нашем регионе острая нехватка специалистов первичного звена составляет около 500 человек. Сегодня в этом направлении ведется серьезная работа с Южно-Уральским государственным медицинским университетом, но проблема в том, что у нас очень быстро меняется нормативная и законодательная база, что не позволяет нам в полной мере реализовать предпосылки исправления кадровой ситуации.

Окно в Европу
Миссия: Насколько важно ориентироваться на зарубежный опыт, и применяется ли он сегодня в наших клиниках?
Евгений Дорохов: Мы активно продвигаемся в этом направлении. В нашей клинике реализована стратегия одного окна, и если у пациента есть желание получить медицинскую помощь в других городах нашей страны или за рубежом, мы стараемся это осуществить. Сегодня у нас заключены прямые договоры с зарубежными клиниками на случай, когда мы понимаем, что там пациенту могут дать больше, чем мы. В частности, это такие онкологические центры как: «Давидов» (Израиль), «Гелиос», «Асклепиос» (Германия) и другие медицинские организации Германии, Австрии и Израиля. Также мы провели открытое обучение с привлечением израильских специалистов, а в июне мы запустили совместный проект по травматологии и ортопедии с германской компанией «Виттенштайн». Зачастую не нужно изобретать велосипед, и если в других странах есть положительный опыт, мы его перенимаем. Но все же мое глубокое убеждение заключается в том, что у России существует свой путь. Мы должны находить лучшее и пытаться это реализовывать своими силами, трудом своих специалистов, и, в скором будущем, на российском оборудовании.
Егор Шеметов: Зарубежные стандарты оказания помощи нашим пациентам могут успешно применяться, если они не идут вразрез с российскими законодательными нормами и стандартами. В нашей клинике такая практика существует в виде консультационной помощи и мастер-классов по ведению операций. Все наши доктора проходят стажировки в израильском медицинском центре «Кармель», где узнают не только профессиональные моменты методики, но иопределяют для себя новые подходы в работе с пациентами. Израильская медицина отличается некой семейственностью: пациент окружается особым вниманием от первичного приема, когда терапевт выясняет анамнез и готовит его к лечению, до момента полного выздоровления. Но в любом случае должна присутствовать критическая оценка ситуации – какие-то зарубежные практики могут быть легко реализованы в России, а что-то по ряду технических причин мы делать не в состоянии. Наша идея базируется на том, чтобы сделать для российских пациентов достижения израильской медицины более доступными, и основной задачей для себя мы ставим предоставление нашим пациентам всех существующих там ценностей, но на нашей территории.
Сергей Приколотин: Если говорить о государственной системе здравоохранения, то с условием развития современных технологий у нас появилось единое информационное поле. Сегодня у нас есть возможность в режиме реального времени отслеживать все новинки и события, которые происходят в медицине на международном уровне, а также обмениваться опытом не только на территории нашей страны, но и осуществлять поездки к коллегам за рубеж. Никакой закрытости в этом плане нет, и если новые прогрессивные методики законодательно возможно использовать на уровне Российской Федерации, то, конечно, они будут внедряться.

Будущее за российским оборудованием
Миссия: Насколько техническая оснащенность клиник соответствует современным требованиям? Все ли операции на сегодняшний день можно провести в Челябинске?
Сергей Приколотин: Челябинская область входит в двадцатку территорий, занимающихся трансплантологией. Сегодня у нас успешно пересаживают почки и печень, следующий этап – пересадка сердца. Технически данная операция уже осуществима, вопрос больше касается донорства. В рамках государственной программы модернизации в оборудование были вложены большие деньги, и сегодня у нас отлично оснащены не только центральные клиники, но и учреждения второго уровня. Поэтому люди, проживающиена территории области, имеют возможность получить качественную услугу вне зависимости от своего фактического местонахождения. Технический прогресс развивается очень быстро – новое поколение оборудования появляется в течение года-двух, и за этим нужно успевать.Без государственных капиталовложений мы остались бы в каменном веке,поэтому частным структурам в данном вопросе намного сложнее. Они вынуждены соответствовать современным технологическим требованиям, и для них это основная затратная составляющая. В государственной системе здравоохранения средства на оборудование ежегодно закладываются в бюджет, несмотря на тяжелую экономическую ситуацию. Одно из последних наших достижений – открытие перинатального центра. Коллеги из европейских стран отметили, что он во многом превосходит аналогичный центр, недавно открытый в Дубае. Что касается производителей оборудования – в этом плане я патриот. В Челябинской области есть свои производители, которые уже вышли на международный уровень. Их продукция очень конкурентоспособна и применяется, например, в наших учреждениях родовспоможения. Еще недавно люди испытали бы шок, узнав, что в роддоме не нужно разуваться. Но сегодня нам удалось достичь настолько серьезной очистки воздуха, что это стало реальностью.

Миссия: Не рассматривали ли вопрос открытия частных родильных домов? В том же Екатеринбурге таких роддомов три.
Евгений Дорохов: Дети – это одна из самых главных составляющих нашей жизни, поэтому контроль на всех уровнях при реализации данной идеи должен быть очень жесткий. У нас такая идея была, но когда мы узнали, что в области будет построен федеральный перинатальный центр, оснащенный по всем современным требованиям с очень комфортными условиями, вопрос отпал сам собой.
Сергей Приколотин: Сегодня у нас работает трехуровневая система родовспоможения, и перинатальный центр является ее высшей точкой. Роддома второго уровня, которые работают, в том числе, и с патологиями, тоже достаточно серьезно оснащены. У нас есть все необходимые условия для комфортных родов: мы обладаем и специалистами, и возможностями, и средствами. Поэтому можно сказать, что ниша занята.

Миссия: Вернемся к технической оснащенности частных клиник.
Евгений Дорохов: Действительно, государственные больницы были оснащены высокотехнологическим оборудованием в рамках программы модернизации, в этом направлении была проведена большая и серьезная работа. Однако и частные центры не стоят на месте. Четыре года назад мы открыли стационар, в оборудование которого также были вложены большие затраты. Наш медицинский центр существует на рынке уже 14 лет, мы знаем, в каких видах операций нуждается наш поток клиентов и стараемся соответствовать последнему слову технологического прогресса. Поэтому оснащение нашего центра является одним из самых современных в городе – в большей степени это немецкое оборудование и немецкие технологии. Поскольку мы платим за все сами и не обладаем никакими дотациями, мы должны понимать, когда вложенные средства вернутся к нам обратно. Потому что цель любого бизнеса – это извлечение прибыли. Будем реалистами: если прибыли нет, то рано или поздно компания перестанет существовать. Что касается спектра оказываемых услуг, мне проще перечислить то, что мы не делаем. Мы не занимаемся кардиохирургией, открытыми операциями на головном мозге, а также не проводим операции, которые предполагают долгий период реабилитации с обязательным пребыванием в стационаре. Сергей Игоревич абсолютно верно заметил – у нас в области реально провести более 90% существующих операций. Но, безусловно, есть услуги, которые могут предоставить только единичные медицинские центры и лечебно-профилактические учреждения.
Егор Шеметов: Мы пошли по пути существующего на данный момент рынка частных медицинских центров, практически полностью отказавшись от лабораторно-поликлинической помощи. В нашем центре есть несколько кабинетов для первичного приема пациентов и диагностики, но основная его составляющая – это операционная, оборудованная по последнему слову техники. В «Кармель» все подчинено единой цели – выполнять определенный набор операций, не выходя за их рамки. Часть оборудования нашей клиники – российского производства. Классом и качеством оно ничем не отличается от зарубежных аналогов, и вполне удовлетворяет израильских специалистов, которые к нам приезжают. Что касается диагностического оборудования, то наш центр оснащен самыми современными аппаратами Philips: это мультиспиральный компьютерный томограф для пациентов весом до 200 кг, уникальный цифровой маммограф и экспертный комплекс УЗИ. Операционная и палаты также укомплектованы новейшими техническими разработками в области медицины. Если возникает необходимость провести дополнительные обследования, то сегодня существует возможность заключения партнерских договоров с другими клиниками и даже с государственными больницами. Таким образом, пациент может пройти обследование у партнеров, не выходя за рамки нашего центра, после чего будет прооперирован у нас.

Сделать пациента счастливым
Миссия: Какие достижения ваших клиник, на ваш взгляд, наиболее значимы?
Евгений Дорохов: Здесь сложно выделить что-то одно – мы постоянно проводим уникальные операции. Наши специалисты проходили обучение в Израиле, участвовали в операционном цикле совместно с зарубежными докторами. В этом году мы открыли клинику для детей с качественно новым концептом, приобрели аппарат МРТ последнего поколения, который позволяет делать действительно эксклюзивные вещи. Кроме того, мы активно развиваем филиальную сеть – для этого у нас есть все необходимые лабораторные и стационарные мощности, и мы готовы принимать новых пациентов и становиться еще доступнее. Также недавно мы открыли центр, использующий разработанную нами методику лечения сахарного диабета и коррекции веса. Данная методика основана на лучших примерах мирового опыта и приносит потрясающие результаты.
Егор Шеметов: Думаю, наше достижение заключено в отличии подходов к нейрохирургическим операциям, а также в использовании стандартов, которые были рекомендованы израильскими специалистами. Не так давно к нам обратилась женщина, которую отказались оперировать во всех клиниках города в силу ее возраста и риска развития патологий. На третьи сутки после операции женщина ушла от нас домой своими ногами практически без болевого синдрома, хотя до этого была инвалидом. Это неоценимая заслуга врача и достижение нового уровня качества современного оборудования. Сегодня мы технологически можем выполнять минимально травмирующие операции и соблюдать те стандарты кратчайших сроков реабилитации, которые приняты в Израиле.
Сергей Приколотин: Рассказать обо всех достижениях государственного здравоохранения в рамках нашего разговора невозможно, их много. Но самое главное достижение и самый важный показатель результата работы любого доктора – видеть, что пациент счастлив от результата. Вернуть человека к полноценной жизни – это та цель, ради которой мы работаем.