+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]nfo

На самом деле, детство я помню довольно смутно, но все-таки есть яркие моменты, которые никогда не забудутся. Именно таким и является день, когда я впервые поехала на двухколесном велосипеде. Как сейчас помню, что тогда на улице было жарко, но лето еще не вступило в полную силу. Папа поддерживал меня за багажник велосипеда, бегая со мной по двору, выравнивал на поворотах, чтобы я не упала. Помню, что я разогналась и крикнула «Только держи меня!» и откуда-то издалека услышала: «Ты уже сама едешь!».

Такие воспоминания очень дороги мне, потому что папа редко бывал дома, так как поздно возвращался с работы. В детстве, точнее, в школьное время, я очень любила каникулы, потому что мы всей семьей уезжали за границу. Папа показал мне почти весь мир, и я искренне благодарна ему за это. Когда я была ребенком, мне всегда казалось, что папа знает всё обо всём. В какую бы страну мы ни приехали, у него всегда находились тысячи увлекательных историй о стране, её достопримечательностях, людях, событиях и местах. Наверное, самым запоминающимся моментом из всех наших путешествий был маленький австрийский городок Инсбург. Не знаю, чем он так сильно меня удивил, но было в нем что-то особенное. Помню, как мы с папой зашли в сувенирную лавку в канун Нового года, и там было огромное количество красивых елочных игрушек и новогодних украшений. И среди этого блеска и изобилия практически одновременно мы заметили оленя, сплетенного из блестящей проволоки. Он нам настолько понравился, что мы его сразу же купили.

Меня всегда удивляла в папе его способность искренне радоваться, как радуются дети, маленьким, неприметным большинству людей вещам. Когда перед Новым годом мы попадали в европейские городки, он каждый раз с восхищением смотрел на деревья, обвитые огоньками, и звезды-гирлянды, натянутые между домами над улицами… А еще меня всегда восхищала его уверенность в том, что он говорит. Я думаю, что мой папа сам верит в каждое свое слово настолько, что окружающие тоже начинают верить ему абсолютно. Порой мне кажется, что если он скажет, что небо зеленое, а трава оранжевая, то так оно и будет. Наверное, отчасти эту его способность я у него переняла. Порой замечаю, что на мои слова окружающие реагируют подобным образом. К примеру, поговоришь с кем-то, убедишь человека в своей точке зрения, а позднее приходишь домой и понимаешь, что у твоей теории недостаточно крепкая база.

Мы все – дети своих родителей, нет ни одного человека, который бы не «унаследовал» интонации, словечки, жесты и привычки своих мам и пап. На самом деле, это ведь может происходить совершенно неосознанно! К примеру, мы с папой – первоклассные «совы», и нас совершенно невозможно разбудить раньше полудня. А если мы и встали с кровати, то это вовсе не значит, что проснулись! А еще если мы загораемся какой-то идеей, то обязательно сделаем все, чтобы достичь желаемого.

Первое мое воспоминание, связанное с папой  – когда мне было пять лет. Мы тогда первый раз выбрались за границу и прилетели на Кипр. Папа обещал показать мне самый мягкий песок в мире. И не обманул. Помню, что надо было перейти дорогу, чтобы добраться до пляжа, потом спуститься по ступенькам… Но уже по краям этих ступенек был песок. И каждый раз, спускаясь к пляжу, я набирала на ступеньках горсть песка в ладонь. Никогда больше в жизни не встречала такого мягкого песка!

Про песок я помню сама, а вот другую историю папа часто рассказывает на домашних праздниках, и она уже стала семейной легендой. Смешной легендой.

Мне было три года, и папа повел меня в театр на новогоднее представление «Красная шапочка». Представление шло первого января с девяти часов утра. Представляете картину: по сцене неровным шагом бродят Красная шапочка и Серый волк, а в зрительном зале почти все взрослые мирно спят, так что некому оценить их «артистизм» по достоинству. Кроме моего папы и, конечно, и детей, которые не понимают драматичности ситуации. И вдруг Серый Волк кричит со сцены: «А с чем у тебя пирожки, Красная Шапочка?» И в этот самый момент женщина, сидящая с ребенком на руках в первом ряду у самого бокового прохода, которая тоже спит, вдруг заваливается на бок, в проход, вместе с ребенком, сидящим на ее руках… Папа эту историю так талантливо и артистично разыгрывает в лицах, что я ее представляю себе, и мне уже кажется, что я ее помню.

Все же, если хорошенько подумать, – у меня достаточно ярких воспоминаний о папе из детства. Я очень многому у него научилась и учусь, стала таким человеком, какая я есть.