+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

…Как удивительно сочетаются в одаренном человеке разные ипостаси! Истинный интеллигент, профессор, ученый, педагог. Архитектор, влюбленный в гармонию плоскостей и страстно осуществляющий мечту создания современного мегаполиса. Борец за чистоту рядов государственной структуры, собственноручно созданной на голом месте и развитой в идеально заточенный механизм, работающий долгие годы. Все это один человек, Орест Викторович Скремета, действительный государственный советник, экономист, почетный работник юстиции России, член Экспертного совета по недвижимости Государственной Думы РФ, заведующий кафедрой ЮУрГУ и экс-главный государственный регистратор Челябинской области. Человек – эпоха, не только для нашего города и области, но и всей России…
Дорога не должна быть прямой, считает Орест Скремета, повороты необходимы. Во-первых, чтобы не развить опасную для себя и других скорость. А второе – за каждым поворотом открывается перед тобой новая перспектива. Именитый архитектор и государственный деятель рассуждает на излюбленную тему градостроения, а получается – будто говорит о своей жизни, в которой –
что ни десятилетие, то – новый поворот Судьбы.

Итак, Поворот первый. Архитектура.
Все-таки старая советская школа дала нам зубров науки. Орест Викторович старую школу с любовью вспоминает: первый его учитель, профессор Львовского университета Богемский, учил его азам архитектуры так же тщательно и скрупулезно, как юристы учат римское право – вплоть до мельчайших деталей капителей и каннелюров. Специальность «архитектуру и дизайн» юный Орест выбрал когда-то вполне сознательно и неслучайно: мама была выдающимся художником-модельером, работы которой были признаны в Токио и Монреале, и, понятно, что круг общения в семье состоял из людей творчества…

Везло Оресту. Еще бы – выпускник университета попадает в главное управление архитектуры Львовской области! Да еще без блата. Этого он терпеть не может и уверен, что блат, в конечном итоге, ведет к деградации организации и общества. Такие «крамольные» мысли в 1969-м были у немногих, блат считался «дороже денег». Скремета был большим исключением! Через месяц молодой специалист получил первое ответственное задание: сделать генплан поселка. Вот тогда он ощутил всю сладость работы архитектора: поселки, им спланированные, вырастали на земле…

Скремету всегда привлекали города на реке – это так традиционно: шло-шло войско, до реки дошло, крепость поставили. А Рыбинск как раз – город на Волге-реке, который входит в систему воздушной обороны Москвы. А в то время он был закрытым городом с массой предприятий среднего машиностроения, то есть – атомной промышленности. Председатель облисполкома так и шепнул Скремете: мол, недавно на одном закрытом предприятии поймали английского шпиона. Шел 1971-й год, и шпионов в те годы по всей стране ловили. В общем, «хитрый» город и безумно интересный, с точки зрения градостроения. И Орест Викторович в нем – второй архитектор и депутат горсовета, он проектирует и возводит целые микрорайоны. И ему очень нравится быть полезным…

Но проснулся в Скремете ученый муж. И он уже преподает на кафедре ландшафтной архитектуры лесотехнического института в городе Львове. Его живо интересует, как живая природа может формировать наряд города. Ведь невозможно оценить высоту 20-этажного дома, когда идешь по городу пешком! Позже Скремета побывает на стажировке в Нью-Йорке и Вашингтоне и опять убедится, что архитектуру не ощущаешь, находясь на дне ущелья под 60– 80-ти этажами небоскребов… Наблюдения, изыскания выливались в статьи, первые научные разработки… И опять Скремета оказывается на распутье: есть знания, но нет возможности влиять на градостроительные процессы, нет результата труда: ведь жизни может не хватить, пока дерево вырастет …

Поворот второй. Челябинск, облисполком.
В 1979-м году на совещании в Москве Орест Скремета знакомится с Лидией Архиповной Холодной, главным архитектором Челябинской области. Скремета уже занимает должность заместителя главного архитектора Пензенской области. В Пензе и женился, обосновался. Но… Эта страсть к поворотам судьбы, к новому, опять победила понятное и размеренное течение бытия.

Челябинск начала 80-х по сравнению с равнинной и степенной Пензой предстает перед Орестом Викторовичем динамичным, масштабным. Тогда в Челябинске только приступали к проектированию нового здания драмтеатра, а первые 14-этажки на проспекте Ленина упирались в лес. И Орест Викторович, недолго думая, перевозит семью в Челябинск.

Работая в системе градостроительства, Скремета осознает, что не хватает ему юридических знаний. Хотя в то время прав собственности на землю еще не было, но вопросы, связанные с правами предприятий на землю показывали, что тенденции эти уже носятся в воздухе. И Скремета стал интересоваться: посетил Германию, Австрию, и помимо современной архитектуры, благоустройства и городского транспорта, увидел, насколько сложны там вопросы застройки городов. Он видел, что в США генпланы держат в строжайшем секрете, дабы избежать спекуляции землями, предназначенными под застройку. Скремета понимает, что рано или поздно это станет актуальным и для России.

В начале 90-х происходят изменения в политической жизни страны, которые воспринимаются им как… освобождение. Именно так: несвобода госзаказа в СССР душила творческую мысль архитекторов. Казалось, рынок даст больше возможностей для творчества, введения новых архитектурных форм, технологий, материалов… Всем так казалось, не только Скремете… Но государство в 90-х по сути самоустранилось от вопросов застройки, а новые заказчики оказались просто безграмотными. В лучшем случае, копировались образцы западных зданий, но никто не учитывал, что плоские крыши коттеджей для наших широт не годятся! Кто бы еще тогда прислушивался к мнению профессионалов…

На заре перестройки представители старой власти еще пытались подправить положение, пока самой власти не стало… А Скремета собирал наблюдения и делал выводы, и его изыскания, в конце концов, вылились в диссертацию, которую Орест Викторович защищал в Академии наук, в Екатеринбургском институте экономики. А потом Скремета ушел в финансовую компанию.

Поворот третий. ПАЛАТА.
В 90-х, когда по всей стране звучали выстрелы, когда права на собственность получали с помощью силы, начала формироваться новая система государственного регулирования прав собственности. Губернатор Петр Иванович Сумин не стал доверять этот рычаг управления существующим бюрократическим организациям, а предложил Скремете создать и возглавить новую структуру государственной регистрации прав собственности – регистрационную палату. И Орест Викторович получил удостоверение государственного регистратора из рук министра юстиции за день до того, как в действие вступил закон. Так Скремета оказался в числе первых пяти главных госрегистраторов России, первых – на всю страну!
Систему выстраивали втроем: Орест Скремета, Ирина Морозова и Ирина Волчанова. Скремета стоял на страже прав госсобственности и позиция его была непреклонной, впору «железного Феликса» вспомнить…

Создавали филиалы по области – а это более сорока административных образований. Но выяснилось, что гораздо более сложной задачей оказался Челябинск! На контроль за этой системой претендовали и земельные комитеты, и комитеты по управлению имуществом, и они, мягко говоря, не испытали восторга по поводу назначения Скреметы. Бывшие руководители города упирались, как могли. Имущественный комитет привык командовать ситуацией: этому дам, а этому – не дам. И вдруг возникает структура, которая подчиняется только закону и Минюсту! И руководит ею (какой ужас!) человек с безупречной репутацией.

Система предполагала кристальную честность в работе и – высокую регламентацию по времени. Нельзя было сказать человеку, покупавшему квартиру: придите через месяц, у нас полно работы. Работы, действительно, хватало, троица засиживалась с документами до полуночи. В таком ритме трудились, пока не встали на ноги. За три года добились признания Минюста как «самая эффективная система в стране»!И еще два года понадобилось, чтобы исключить взятки. Приходилось преодолевать яростное сопротивление нотариусов, ведь ранее всегда они удостоверяли сделки купли-продажи, а теперь они лишались куска масла на свой бутерброд. Скремете предстояло создать базу данных по собственности, и не только по области, но и по всей стране, чтобы единожды оформив сделку, человек мог быть уверенным в ее правомочности. И выяснилось, что в большинстве криминальных ситуаций с правом собственности участвовали некоторые нечистоплотные нотариусы. Поддельные завещания, дарения квартир, случаи, когда оформляли собственность на чужие паспорта, когда людей спаивали, когда старушек и стариков вывозили и бросали в Ашинском районе, забирая их квартиры в центре Уфы. Была и другая категория, с которой Скремета вступил в яростную борьбу, – недобросовестные риэлторы и работники паспортных столов. Скремета был вынужден обратиться к министру юстиции за помощью. Создали в регпалате собственную систему безопасности, которая служит определенным фильтром для людей, поступающих на работу. Скремета с гордостью говорит, что за семь лет работы Палаты не было возбуждено ни одного уголовного дела против ее работников!

Но все же главный враг Ореста Скреметы, по его собственным словам, – некомпетентность, непрофессионализм. И, чтобы не дать повода говорить о себе в подобном контексте, в 55 лет Орест Викторович… снова садится за парту: на сей раз, чтобы получить юридическое образование, и за два года получает диплом. И затем первым в стране создает региональную школу подготовки регистраторов – «на базе передового учреждения юстиции», как обосновал разрешение Минюст. На учебу в Палату едут люди со всей страны. До сих пор аналога этой школы в стране нет. Первой в стране Челябинская Палата перешла на недельный срок регистрации сделок с недвижимостью. Первой – создали группу юристов, участвующих в судебных разбирательствах…

Министр юстиции дважды продлевал срок госслужбы главного госрегистратора Челябинской области Ореста Скреметы. Но лишь единожды Орест Викторович надел свою награду – медаль «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени, полученную за организацию работы Палаты, – на инаугурацию нового губернатора Михаила Юревича. Скремета понимал, что этот этап жизни завершен, и ему было тогда по-человечески страшно – в те ли руки он передал свое любимое «детище»?..

Поворот четвертый. Кафедра.
В 2011 году исполнилось 10 лет кафедре дизайна, которую создал Орест Викторович в ЮУрГУ, по традиции – на пустом месте. Вы же помните, что наш герой владеет талантом предвосхищать события, когда они еще «носятся в воздухе»? Так вот, предвосхищая общемировой кризис, он понимал, что строительство ждет спад, и строить будут мало. Зато будут много реконструировать, появится интерес к дизайну. Профессор Орест Скремета преподает на своей кафедре архитектурный маркетинг и менеджмент – так, кстати, называется и его последняя книга, которая стала учебником для вузов. И эту специальность – маркетинг и менеджмент в архитектуре – Скремета открыл первым в стране, пять лет тому назад, тоже в ЮУрГУ. А на базе специальности «экспертиза и управление недвижимостью» появилась специализация по регистрации прав собственности, и эта специализация – опять-таки – единственная в стране. Вот так Скремета продолжает влиять на процессы собственности – занимаясь подготовкой профессиональных кадров. Великое дело – заботиться о будущем страны, города.

Профессор избалован знаниями и созерцанием: Вашингтон, Нью-Йорк, Париж, Вена, Лондон, Барселона, Уругвай, Прага, Аргентина и Бразилия, Пекин и Шанхай, Швеция, Хельсинки, Сидней и Мельбурн – почти по всему миру он стажировался и читал доклады как регистратор и изучал города как архитектор. Вашингтон, к примеру, дважды прошел пешком из конца в конец, чтобы его «ощутить». «Нет, вы обратите внимание, – увлеченно рассказывает профессор Скремета, – в том же Мельбурне или Сиднее не прокладывают прямых улиц! Там улица петляет, изгибается, то в одну, то в другую сторону. Повороты, все время повороты! И за каждым поворотом – новый вид, новый облик, новый ориентир» И – новая жизнь! Так есть. Пусть так и будет.