+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Однажды она бросила вcё и уехала… в никуда. В Москву, где её, молодую художницу без имени и покровителей, никто не ждал. Так бросаются в омут, чтобы не чувствовать боли. Так лечат душевные раны и… учатся жить.

Сейчас она снимает квартиру в Москве, самозабвенно живёт, работает и выставляется там же. Её ничто не держит в Челябинске, кроме воспоминаний. Но и столица для неё — не пункт прибытия, а только начало пути. Потому что она хочет попробовать всё: примерить на себя и крылья ангела, и… кимоно гейши. Она стремится узнать, что чувствует ангел, и передать хрупкость и мудрость женщин Востока. Она готова в своей жизни ко всему новому: поэзии, театру, прозе. Даже к новой любви. Откуда у неё эта жажда жизни, отвечает сама героиня — художница Востока Ксения Малыш:

— В жизни не бывает ничего случайного. Любая мелочь ведёт тебя к определённой цели — твоей судьбе. С чего бы вдруг «девушка с Урала» вдруг увлеклась Востоком? Мне никто никогда не говорил: стань художницей и займись Востоком. Видимо, какие-то корни, воспоминания из прошлых жизней проявились. И началось: «случайно» попала в художественную школу, «случайно» закончила училище, «случайно» увлеклась философией Востока, «случайно» пришла к своей технике, где (опять-таки — случайно!) соединила любимую графику с не менее любимой живописью. «Случайно» встретила Его…

…«Театр  абуки» называлась моя первая серия по Востоку. Попробовала выразить цветом и линиями сиюминутные ощущения: «Доброта», «Поющая», «Утоли мою печаль», «Мне скучно без», «Мечты», «Гнев», «Смех» — всего их было 11. Сейчас, конечно, на эти работы смотрю с лёгкой иронией: неужели это — моё? Настолько они кажутся детскими и наивными. Без претензий на подтекст. Но в них много тёплого и доброго. А поскольку подтексты люблю, то присовокупила уже к новой серии японские трехстишия — хайфу. Их всякий раз воспринимаешь по-разному, как и рисунки.

Весна уходит,
Плачут птицы.
Глаза у рыб полны слезами.

Это Басё написал, а я — изобразила. Потом родился автопортрет. Смотришь сейчас и поражаешься собственной беззаботности: в раздумье кормишь рыбку, спокойна, ножками болтаешь, и ничего тебя не тревожит. Твой мир такой цветной и блестящий, ты думаешь: как здорово, можно делать всё, что ты хочешь. Нет тревоги, и ничто не предвещает перемен. А вот триптих «Яблоко». Здесь люди, как рыбы, плавают в аквариуме жизни, то есть — живут. И могут найти или не найти свою половинку. Яблоко — символ познания мира, и если тебе удастся соединить половинки и удержать его целым, ты постигнешь суть жизни. Иначе — так в раздумьях и останешься…

… Крепко ли я держу своё яблоко? Спорно. В Москву убежала от Него. Знала, что будущего здесь не может быть никакого. А жить в одном городе, чувствовать, но не видеть этого человека, было очень сложно. Решила уехать. Сначала для того, чтобы доказать, что ты что-то собой представляешь, что-то можешь. Оказалось, не настолько я слаба. Зимой 2001-го приехала в ЦДХ, посмотрела творчество москвичей и ужаснулась: на большинстве полотен весь тяжёлый, внутренний мир выплеснут наружу, или, напротив, абсолютно холодные салонные работы. Подумала: надо привезти свою выставку, потому что нельзя, чтобы было так, надо показать другое. И снова помог случай. Всё складывается именно так, что не сделать что-то уже невозможно. Жизнь идёт тебе навстречу, если движешься в правильном направлении. Итак, меня приглашают на японский форум, и с работами. Их оказалось немало, хорошо, что появился «случайный» знакомый, с которым однажды встретилась в поезде. Ещё раз убедилась: каждый человек в жизни тебе даётся для чего-то… Так вот, во всех моих работах той экспозиции присутствует цветок ирис — символ мужества, которое надо иметь, чтобы решиться на какой-то серьёзный шаг. Выставка удалась, японцы были шокированы тем, что в России кто-то занимается Востоком, и не просто копированием гравюр, а имеет собственное его видение, да ещё представленное собственной техникой…

…А потом меня запустили в свободное плавание. Наступили суровые времена.  ак ты будешь жить, на что, где выставляться — всё надо было решать самой. Люди смотрят со стороны: вы-плывешь или нет. Москва, знаете ли, проверяет человека на прочность, тот мобилизуется и… выплывает. Или тонет. У меня там не было близких, поэтому первый год оказался очень сложным. Сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь работала в Москве. Но опять случай помог: появился у меня ангел-хранитель, чрезвычайно интересный человек, Людмила Валентиновна Линецкая. Что-то стало получаться. Сейчас, наверное, не решилась бы на такой шаг, слишком большой ценой всё дается. С другой стороны, оно стоит того. Иначе не поняла бы, насколько любовь — сила созидательная, мощная и всеобъемлющая. И даже теряя её, отказываясь от неё, приобретаешь больше. Сейчас я не согласна ни на какие «полумеры», только на всю сказку. Любовь — тоже своего рода испытание, как пройдёшь его, то и получишь в жизни.
В декабре 2002 вернулась в Челябинск, чтобы сделать серию «Разговор о любви». Хотелось передать в работах всё, что поняла, и… освободиться от этого. Освободиться, поскольку нужно быть свободным, чтобы начать с чистого листа. Художник не может творить, когда нет свободы: «Птичка из клетки глядит на свободный полёт мотылька»…  огда есть какая-то зависимость, какая-то несвобода, ты возвращаешься в ту же ситуацию, те же переживания, они тебя держат, и ты словно идёшь по кругу. Не вперёд… Я делала «Разговор о любви» и ощущала, что тема меня ведёт, а я только подчиняюсь.  ак будто тот, кто сверху, показывает мне, какая бывает любовь. Сталкивалась с какими-то людьми, приходила в чьи-то дома и видела там любовь разную. И далеко не всегда розовую и пушистую, а — циничную, злую, продажную. Не провоцировала события, но часто принимала в них участие. И думала: так не должно быть! И мне ещё больше хотелось показать, что я чувствовала. Серию сделала очень быстро, на одном дыхании. Вот работы «Разговора…»: «Душа с душою говорит», «Бег солнца», состоящий из трёх частей. Видите, подсолнухи — олицетворение тёплой, нежной любви, в которой купаешься. «Полёт ласточки». Триптих «Дождь нежности». «Лунная соната»… Не знаю, зачем мне показали «другую любовь», может быть, чтобы облегчить принятие решения и возможность двигаться в том же направлении…

…Затем были «12 состояний счастья женщины». Спрашивала у многих, что такое счастье, некоторые даже ответить не могли.  аждому состоянию дала своё название. Вот « олыбель волны»: когда чувствуешь себя защищённой, словно находишься в колыбели человечества. В «Ветре перемен» передала то самое ощущение, когда тебя «несёт» на новую тему, и жизнь меняется уже помимо твоей воли. «Плыть по облакам» — видите, на поясе женщины много-много бабочек? Это символ сиюминутности счастья. Ведь счастья много не бывает — лишь короткими, как жизнь мотылька, мгновениями и яркими, как его крылышки. Женщина лежит, смотрит на небо и плывёт по облакам воспоминаний. А эта — портретная — «Солнышко с половинкой». Видите половинку яблока? Это я открываю свою душу. И опять ирис — мужество, которое требуется художнику, чтобы сделать это. « ружение в облаках», «Сон блаженства» — без комментариев.  огда человек счастлив, когда он чувствует любовь, объяснить это состояние словами невозможно. Или почти невозможно. Хорошо кто-то сказал: «Поцелуй — это когда две души встречаются кончиками губ»… В «Ловце удачи» карп символизирует удачу. Здесь яблоко разделено надвое: ловцу удачи всегда удаётся удержать в руках обе половины…

…В общем, выплеснула, но полной свободы не ощутила. Влюблённость проходит быстро и бесследно. А настоящее… Время, говорят, лечит. Не лечит, нет. Всё остаётся в тебе навсегда. Но наступает момент, когда понимаешь: к человеку можно приблизиться, только если он свободен. А если он не свободен, у тебя нет никакого морального права разрушать его несвободу. И поэтому принимаешь решение, тяжёлое, но правильное, наверно. Я благодарна Ему за то, что он был в моей жизни. Эта любовь стала двигателем моего творчества и самой жизни, её изменения того, какая я сейчас. Я хотела измениться и изменилась очень сильно. Пусть вопреки, а не благодаря ему. Другой вопрос: изменился ли тот человек?   сожалению, у меня такое чувство, что я ушла далеко вперёд, а он пребывает там, где мы расстались. И наши нынешние состояния несовместимы…

…Что теперь мною движет? Видимо, любовь переродилась. В том числе и в творчество. Уже не хочется никому ничего доказывать. Ощущение такое, будто ты только родился и заново познаёшь этот мир. Всё настолько интересно.

Я изменилась, стала совсем другая, и работы — тоже. Хрупкое «Равновесие» двух миров — мира мужчины и мира женщины — невозможно без непрерывного познания и постоянного духовного развития обоих, причём, и в радости, и в горе. Видите, у воздушного змея два лица — это разные жизненные ситуации. В идеале между нами не должно быть соперничества. Грань тонка, удержать баланс сложно. Но мне кажется, сейчас в мире баланс есть. Я чувствую мировое равновесие. Много отрицательного есть в мире, но и много добра. Мой триптих «Душа мира» — философское размышление о жизни, жизненном предначертании каждого человека, и о моём тоже. Мне кажется, душа мира — не нечто всеобъемлющее, огромное, а маленькое-маленькое — словно птичка — белая голубка. И она находится в сердце каждого человека. Из этих маленьких птичек и получается огромное — душа мира. А у кого-то нет птички, и, значит, нет крыльев. У одного они большие и сильные, у другого — маленькие, незаметные. Но если тебе дано Богом нечто, то ты отрабатываешь трудом своим или чем-то ещё. Я хочу в жизни добиться всего только трудом своим. Не хочу на чашу весов ставить благополучие своих родных и близких. Это слишком большая цена. Хорошо знаю цену жизни. В этом мире всё настолько хрупко. Вспоминаю часто моего однокурсника Игоря Батурина (у него с позвоночником непорядок был, ходил плохо). Такой человек был просветлённый, несмотря ни на что. Он умер давно, а когда-то мечтал хотя бы раз почувствовать траву ногами. Представляете — как мало человеку надо для счастья? Почувствовать… И я думаю, боже мой, человека природа одарила стольким: он видит, слышит, обоняет, осязает и чувствует. Вокруг него мир прекрасен, и он может любить, восхищаться, ощущать нежность, счастье… И он — несчастлив! Да как мы можем быть несчастными?  ак можем менять счастье на «золотого тельца»? И вполне осознанно менять! И потом всю жизнь канючить: «я несчастлив, меня не любят». А что ты сделал для того, чтобы тебя любили? Деньгами не купишь ни счастья, ни любви. Я пытаюсь всё это передать в своих работах, и вижу иногда, и радуюсь, когда люди задумываются над моими картинами. Порой им становится больно от понимания того, что в своё время сделали не тот выбор, заплатили не ту цену, не там искали своё счастье. Они испытывают шок. Но он нужен. Жизнь проходит, а они мечутся и не понимают, почему у них есть всё, кроме счастья. Они благополучны и респектабельны — на первый взгляд, но душа их не на месте. И мне их жалко…

…Это удивительно, но в последнее время все мечты мои сбываются. Стоит только подумать. В мае вдруг «замечтала»: хочу увидеть океан. Не море, не речку, не озеро — океан. Откуда пришло это желание — не знаю. А в июне, на день рождения, мой ангел-хранитель дарит мне билеты в Марокко — арабский Восток, побережье Атлантики. Тогда как раз начала делать «Силу мира», в которую входили «Вера», «Надежда», «Любовь». Но не шла она у меня. Никак. Я остановилась. Уехала. В первый же день в Марокко вышла из гостиницы и, не спрашивая дороги, прямиком дошла к океану. Села. Сердце колотилось так сильно, будто внутри меня столкнулись две мощные стихии. Мне было почти плохо и одновременно хорошо: я ощущала, что вся мощь и сила, вся энергия океана вливалась, проникала в меня. Там, у океана, поняла: человек не должен искать никакого рая на земле. Всё — в нём самом — рай и ад. Если у него в душе есть любовь и свобода, он всегда счастлив. Жить на земле — счастье! Я чувствовала это все десять дней и, не известно почему, ощущала неведомую ранее защищённость. Одна, в чужой стране, а мне так… уютно. Не чувствовала времени, оно замерло. «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!» — вот что это было.  стати, философия арабского Востока та же, что и японского: человек живёт в гармонии с миром. И там же осознала, какими должны быть мои работы…

…В общем, вернулась снова другая, с ощущением, будто за спиной у меня большой багаж. Мудрее стала. Перестала обижаться. Даже когда больно — не обижаюсь, понимаю, человек несовершенен, и по большей части — одинок и несчастен. Стала спокойнее. «Шалла!», что означает: «На всё воля Аллаха!» — так в Марокко прощаются. И я повторяю «На всё воля…» Будет — хорошо, нет — и ладно, значит, пока «кристаллы не сложились». Не получается, главное, не дёргаться, — и всё свершится, когда время придёт. Только сейчас начинаю ощущать свободу и рада этому. Всё в жизни даётся не просто так, а для того, чтобы что-то понять, переосмыслить, переоценить. И не только для меня, но и для Него. Не могу очень долго стучаться в закрытую дверь. Не могу себя привязать к прошлому. Жизнь не ждёт, идёт вперёд. И есть опасность, что другие твои предначертания не воплотятся, пока ты стоишь у закрытой двери, пока не разберёшься в своём прошлом. Не хочу себя привязывать искусственно — зачем?..

…А недавно у меня появилась новая мечта. И я знаю, что она скоро сбудется. Мне стало тесно в живописи. Хочу попробовать себя ещё в чём-то. Очередная «случайность» сыграла роковую роль: обо мне поместили заметку в газете, мол, состоялась выставка молодой художницы из Москвы с ЕЁ стихами. А стихи-то не мои — японца Басё. Я долго смеялась… А потом целый год писала стихи запоем. И вела дневник о своём пребывании в Москве, даже не дневник — зарисовки, случаи, разные ситуации, свидетелем или участником которых я была. Может, издам когда-нибудь.
И ещё меня захватил театр, игры перевоплощения. Недавно фотографировалась, смотрите, я снова другая, не правда ли? Себя не узнаю, просто женщина — вамп. Такой меня никто не знает. Хотелось примерить на себя и это. А ещё хочется почувствовать крылья за спиной. Хочу сняться ангелом! И — в кимоно, ощутить себя… хотя бы гейшей — маленькой, мудрой, одинокой и невероятно талантливой в любви. Пусть это несвойственные мне образы. Но мне есть, что сказать людям. Мой двигатель — любовь. Без неё не было бы творчества, да и ничего. Сейчас она присутствует во мне, во всех ипостасях: не только к отдельному человеку, но и ко всему человечеству. Я вообще этот мир люблю…

Трудно быть… ангелом. Так много дано человеку: солнце, облака, рассветы и закаты, а он — несчастлив. Она стремится прикрыть людей божественными крыльями своего таланта, оберегая их от собственного зла, утешая и приподнимая человека над ним самим, превращая ад каждого — в его же рай. И потому в её истории любви нет точки — только многоточие…

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»