+7(351) 247-5074, 247-5077 [email protected]

Они шли по главной улице города. Не по проезжей части, конечно, а по тротуару, как ходят все нормальные люди. Держали друг друга за руки, точно ребятишки в детском садике, и ворковали между собой, точно два голубка. Им, ровным счетом, не было никакого дела до прохожих, прохожие не замечали их. Вернее, может быть, и замечали, но внимания не обращали (или делали вид, что не обращали) — мало ли здесь влюбленных парочек прогуливается ежевечерне. Даже таких, которым уже явно за… восемнадцать

Андрей и Анна Косиловы

Она и он
Аня и Андрей познакомились еще в средней школе. Судьба распорядилась так, что учились они в одном классе. Она — уверенная в себе «звездочка», он — тоже вроде бы не очень-то сомневающийся, но в ее (да и не только) восприятии просто «ботаник». Девчонки-школьницы, оно и понятно, к сверстникам относятся несколько снисходительно и заглядываются, в основном, на ребят постарше. Аня же и тогда считала, и сейчас, спустя годы, не изменила своего мнения, что Андрей одну жизнь уже прожил и теперь живет, исходя из своего прошлого опыта. Поэтому с ним всегда интересно. Поэтому, видно, и суждено им было стать мужем и женой.
Произошло это вскоре после окончания школы. Более неожиданной пары одноклассники и представить себе не могли. Как, впрочем, и родители с обеих сторон. Словно кланы Монтекки и Капулетти, они и думать не желали, что их дети породнятся. Но… Любовь оказалась сильнее.
— Андрей, — вспоминает Анна, — сразу сказал своим родным, дескать, если хотите, то приходите на свадьбу. При этом, даже денег на кольца и платье для невесты не попросил — сам стал откладывать. Характер.
Действительно, такой поступок как нельзя лучше характеризует Аниного мужа. И все же, за те двадцать с небольшим лет, что они вместе, характеры обоих, безусловно, поменялись. В лучшую, по всей вероятности, сторону.
— Мой, — утверждает жена, — изменился кардинально — на 360 градусов. Андрей — Дева, а я — Близнец. Не могу на месте сидеть. Мне все время надо что-то переставлять, передвигать, в том числе мебель, цветы пересаживать… Переубедить меня в чем-то было просто невозможно.
И сейчас я удивляюсь, как он медленно, но верно направил мою энергию в нужное русло. Я научилась быть терпеливее и терпимее к людям. Вообще, «будь терпимее» — его фраза, и она теперь у меня всегда в голове. Нельзя делить мир на белое и черное. Каким бы неприятным ни был человек, нужно искать в нем хорошее и ставить себя на его место, чтобы проанализировать чужие поступки. Нельзя зарываться и быть высокого мнения о себе. Уж что-что, а это я в полной мере испытала на собственной семье. Мы столько раз взлетали и столько раз падали, от чего, к сожалению, никто не застрахован, что усвоили, как «Отче наш» простую истину: ничто не вечно под луной.
…1995 год стал переломным в их жизни. Все, что прежде казалось безумно радужным, вдруг утратило свою прелесть и наоборот.
— Но самое главное, — у моей собеседницы немного подрагивает голос, — я поняла, что нет у меня никого ближе мужа.
Аня устремляет взгляд куда-то сквозь пространство и время, где, видимо, проглядывают события тех страшных дней, и продолжает:
— Он никогда не посвящал меня в то, что происходит у него на работе. Часто уезжал по делам, дома практически не жил… В тот злополучный вечер я ничего плохого не чувствовала, хотя между нами существует довольно прочная внутренняя связь. Беспокоилась наша собака. По вечерам мы вместе ее выгуливали. Время прогулки подошло, а хозяина все нет. Собака мечется по квартире, и я вынуждена была пойти с ней во двор одна. Мы шли по обычному маршруту. Смотрю, около автостоянки много людей, милиция, кто-то разгребает снег… Я хотела обойти это столпотворение стороной, да собака бросилась туда…
Ночью Анна не сомкнула глаз, в ожидании Андрея. Обзвонила все морги и больницы… Он никогда ее не расстраивал. Если что-нибудь случалось, звонил, придумывал что-то, успокаивал. В этот раз не позвонил…
О том, что в мужа стреляли и он в тяжелом состоянии находится в реанимации, она узнала не сразу. Не сразу попала и в больницу, где его оперировали.
— У меня было ощущение, что такого просто не может быть. Я хотела его увидеть. И одна моя знакомая, взяв грех на душу, провела меня к нему по каким-то дальним коридорам. Андрей был неузнаваем. Сначала я даже не заметила его в числе других больных. Меня подвели к нему, и, только когда я взяла мужа за руку, поняла, насколько все серьезно.
Аня села рядом с кроватью, на которой лежал полуобморочный Андрей, и твердо сказала, что никуда отсюда не уйдет, даже если к ней применят силу… Почти три месяца они провели в больнице: сначала в реанимации, потом — в отделении нейрохирургии. Новый год встретили вдвоем в больничной палате.
— Это время четко разделило людей, что нас окружали, на тех, кто был близок по-настоящему и всех остальных. В нашем доме тогда многие со мной не здоровались. Соседи, видимо, выжидали, чем все закончится. Зато приехали одноклассники — человек пятнадцать — подбодрить, поддержать…
Из шести пуль, выпущенных киллером в Андрея, ни одна не задела жизненно важного органа. К счастью, все обошлось. С тех пор Аня считает, что они оба словно родились заново и стали друг другу еще ближе.
— У нас произошла настоящаяя переоценка всего и вся. Раньше мы жили, как многие, — мечтали скопить денег, купить что-нибудь в дом… Теперь же ясно осознали, как все это мелко по сравнению с человеческой жизнью, являющейся, бесспорно, самой истинной и вечной ценностью. Жить надо, радуясь каждой минуте, дарованной тебе свыше. Нельзя жалеть ни сил, ни времени, ни денег на детей, на самосовершенствование, на активный отдых, в конце концов.

Анна Косилова

Дети
У них двое детей. Двадцатилетняя дочь Катя — студентка ЮУрГУ, семнадцатилетний Иван — студент агроуниверситета. Семья — это прежде всего они. В каждом ребенке, наверно, от рождения заложены два психологических вектора — отцовский и материнский. На их основе и по их направлению развивается характер человека. Естественно, особая роль в данном процессе отводится и общему внутреннему климату, установившемуся в родительском доме.
— Сразу после свадьбы, — рассуждает по этому поводу Анна, — мы с Андреем решили (конечно, не без тех наглядных положительных уроков, которые преподали нам наши родители), что, какие бы разногласия между нами ни возникали, при детях выяснять отношения не будем. Этого правила придерживаемся по сей день. Бывает, что папа приходит с работы, раскаленный как печка, и если в тот момент к нему привяжется Ваня со своими проблемами, то может получить по первое число. Я в таких случаях не вмешиваюсь — бесполезно. А вот на прогулке, когда страсти улягутся, есть резон все обсудить заново, с нуля.
Первенец Катя родилась, когда ее молодые папа с мамой были еще студентами. По этой самой причине воспитанием ребенка занялись сорокалетние бабушка и дедушка — родители Андрея. У них в семье было два сына, и, что вполне естественно, все мечтали о девочке. И вот вам подарок — Катюша. Все внимание ей.
Через три года родился Ваня, и уже тогда Катерине внушали, что она старшая и потому ответственная за себя и за брата. С этой мыслью она и выросла — серьезная и строгая. Характером, стилем и отношением к жизни — в папу, даже немного жестче. Иногда и родителей «гасит», если те в гостях чересчур развеселятся. Ворчит: «Вам сколько(!) лет, как не стыдно, ведите себя прилично».
Иван — натура более творческая и раскованная. Именно из-за него, когда он стал первоклассником, Аня ушла с государственной службы. Сейчас Ваня — личность в Челябинске известная, как никак призер Кубка России по бальным танцам. К этому званию он шел долго — через у-шу и
карате. Да и собственно танцами занялся, по общепринятым меркам, довольно поздно — в 12 лет. И в течение года особых надежд не подавал. Аня, рассказывая о его первых «бальных» шагах, смеется:
— Когда я привела его к Вячеславу Григорьевичу Хайсарову, у того был полный шок. Представляю, какие «дрова» он увидел. Но у Ивана какой-то внутренний талант. И упорство. Все вместе и дало нынешний результат. Танцы — это огромный труд. Ваня тренируется по три-четыре часа в день, плюс хореография, тренажерный зал и ежедневные, с 6 утра, посещения
бассейна, которые уже давно стали неотъемлемыми в его и папиной жизни. А ведь сыну еще и на компьютере поиграть хочется, так что день у него заканчивается чуть ли не в полночь.
Своих детей они любят, стараются, чтобы у них было все необходимое, но не чрезмерное. Потому нельзя сказать, что их слишком балуют. Зато можно утверждать, что вокруг Кати и Вани больше слухов, чем реальных доводов. Как, впрочем, и вокруг их отца.

 

Андрей и Анна Косиловы

Он
Андрей, если просто сказать, что личность в Челябинской области известная, значит, не сказать ничего. Как только его не называют за глаза: и министром пропаганды, и серым кардиналом… Его любят и ненавидят, хвалят и бранят, поддерживают и предают… Аня прекрасно знает, что говорят о ее муже, о детях, о ней самой. Быть на стыке мнений предусмотрено общественным положением Андрея. Он — мужчина и сам выбрал свой путь. Аня выбрала его, и значит, ту же стежку-дорожку. Правда, она нашла, на ее взгляд, лучший вариант мирного сосуществования со всеми встречными-поперечными — просто оставаться самой собой.
— Мы научились не воспринимать слухи, — как бы в пику их распространителям, говорит она и через паузу уточняет, — пришлось научиться.
За годы, прожитые вместе, научиться, действительно, пришлось многому. Обо всем этом и об Андрее, считает Анна, книгу можно написать.
— Я ему так и говорю, ведь он занимался всем: и политикой, и бизнесом… Сейчас снова вернулся в политику. Есть талантливые артисты, успешные предприниматели, ну вот, если мне нравится торговля, я — в ней. Так же и политика. Это неправда, что кухарке по силам управлять государством. Это должен делать специалист, профессионал. Мой муж как раз такой человек и есть. Политика — его мир, его жизнь. А я нахожусь рядом.
Их личностные «я» во многом пересекаются, но не совпадают целиком. При общем семейном, у каждого есть и свое профессиональное. Но дома о работе стараются не говорить, тем более, что свободного времени катастрофически мало и лучше распорядиться им с максимальной пользой.
«Кто больше делает, тот больше успевает» — девиз всей семьи. Поэтому уже с раннего утра — бассейн. Отец и сын, повторюсь, плавают ежедневно. Дважды в неделю их сопровождает и мать. Почему дважды? Да потому что еще три раза в неделю и также по утрам она посещает один из
городских клубов, где увлеченно занимается гимнастикой, хореографией, танцами. По вечерам родители и дети в обязательном порядке выполняют моцион. Подъезжают, например, к парку имени Гагарина, оставляют на стоянке машину и просто гуляют по его аллеям.
— Стараемся отвлечься, — Анна вновь мило улыбается, — ни слова о делах, обсуждаем то, что накопилось в семье. Дома-то не до этого — телефон, книги, журналы. Вон у меня сколько литературы накопилось — не успеваю штудировать.
Аня показывает стопку толстенных пособий по торговле и маркетингу, среди которых лишь одна модная книжка по женской психологии, и, опережая мой следующий вопрос о дамских романах, ставит все точки над «i»:
— Самообразование необходимо, ведь то, что нам преподавали в институте — вчерашний день. Поэтому Андрей меня и снабжает самыми современными учебниками.
Кроме того, что Андрей беспокоится об общеобразовательном уровне своей половины, он еще любит устраивать ей маленькие праздники. По воскресеньям, например, они ходят всей семьей обедать в ресторан. Праздники тоже предпочитают отмечать вне дома.
— Для меня это самый дорогой подарок, — вполне серьезно сказала Аня, — не нужно готовить салаты и винегреты, стоять у плиты. А вообще, я — человек настроения. Если оно есть, все сделаю сама и помощников мне не надо, но если не захочу, то никто меня не заставит.

Анна Косилова

Она
Аня окончила торговый институт. Уже несколько лет она материализует полученные знания в небольшом продуктовом магазине, являясь его хозяйкой и непосредственным руководителем. В прошлом году ее бизнес расширился за счет универсама в одном из пригородных поселков. Этот невзрачный в прошлом сельмаг теперь заметно преобразился. Причем, не только снаружи, но и внутри.
— Я с моими друзьями поставила цель — запустить его до Нового года. Пропадали там целыми днями, но своего добились, — это уже слова не обычной женщины. Но деловой женщины.
В том же поселке Аня планирует открыть дискотеку для молодежи. Это только в песне поется: «Молодым везде у нас дорога…» Сейчас, по мнению моей героини, с ними занимаются недостаточно.
…Она могла бы преспокойненько сидеть дома, быть просто женой и матерью. Но ей, по ее же собственному признанию, не хватает воздуха, и внутренний голос заставляет что-то делать. Вернее, не что-то, а общественнополезное.
У нее есть автомобиль, но за руль она не садится — муж против, он считает, что с водителем безопаснее.
Как у любой женщины, у Ани есть свои слабости и пристрастия. Во-первых, это спорт, во-вторых, прогулки на свежем воздухе, а в-третьих… В-третьих, она любит красивые очки. Для нее они скорее украшение, чем средство для улучшения зрения. Что касается украшений в целом, то Аня предпочитает бижутерию, не ту, которая относится к разряду драгоценностей, а стильную и качественную, но демократичную. К золоту равнодушна, на первом месте — серебро.
Восьмого марта Анна Анваровна с дочерью Катей будут старательно делать вид, что совсем не слышат, как их мужчины рано утром тихохонько выйдут из квартиры, чтобы вскоре вернуться, шурша бумагой и приглушенно пробираясь в зал, куда занесут два огромных праздничных букета цветов, один из которых обязательно будет из обожаемых Аней хризантем…
А пока они, Андрей и Анна Косиловы, идут по главной улице города. Не по проезжей части, конечно, а по тротуару, как ходят все нормальные люди. Держат друг друга за руки, точно ребятишки в детском садике, и воркуют между собой, точно два голубка. Им, ровным счетом, нет никакого дела до прохожих, прохожие не замечают их. Вернее, может быть, и замечают, но внимания не обращают (или делают вид, что не обращают) — мало ли здесь влюбленных парочек прогуливается ежевечерне. Даже таких, которым уже явно за восемнадцать.
Я провожаю их взглядом…